шаблоны wordpress.

Дело мистера Холмса, серийного убийцы

alt200 убийств приписывают американцу, известному под именем Генри Холмс. Этот современник Джека Потрошителя был ловким мошенником, предприимчивым бизнесменом и многоженцем, а также снискал сомнительную славу первого серийного убийцы в истории США. Его дело потрясло современников и заставило многих поверить, что Америка столкнулась с пособником самого дьявола. Между тем Холмс лишь стремился к американской мечте, изо всех сил пытаясь разбогатеть.

Новоявленный мистер Холмс

Герман Вебстер Маджет родился 16 мая 1861 года в Гилмантоне
(штат Нью Гемпшир). Его родители были набожными прихожанами методистской церкви,
что, впрочем, не мешало его отцу Леви Маджету регулярно прикладываться к бутылке
и воспитывать сына с помощью розог и кулаков. Доставалось мальчику и в школе. Однажды
старшие «товарищи» прослышали, что маленький Герман панически боится дома,
в котором жил местный доктор. По слухам, врач держал коллекцию заспиртованных человеческих
органов, а в холле у него стоял самый настоящий скелет. В один прекрасный день мальчишки
поймали Германа и силой затащили в дом доктора. Войти оказалось проще простого,
ведь в те времена в американской глубинке никто не запирал дверей.

Герман кричал и упирался, но мучители были неумолимы.
Мальчишки бросили несчастного в объятия скелета, что вызвало у ребенка сильнейший
приступ страха. По счастью, в этот момент вернулся доктор, и хулиганы бросились
врассыпную.

В другой раз Герман встретился со смертью, когда его единственный
друг Том на его глазах упал с лестницы и сломал себе шею. Казалось бы, Герман Маджет
должен был навсегда возненавидеть все, что было связано со смертью. Но вышло иначе.
Отныне мальчика неуклонно тянуло ко всему мертвому и разложившемуся. Маджет стал
ловить мелких животных и расчленять их, чтобы посмотреть, что у них внутри. Герману
нравились предсмертные мучения его подопытных, и вскоре он научился так резать кошек
и собак, чтобы они подольше не умирали.

Известно, что дети, препарирующие животных, часто становятся
хорошими врачами. Маджет поступил в Мичиганскую медицинскую школу, но выучился не
на хирурга, как можно было бы ожидать, а на фармацевта. По правде говоря, ему вовсе
не хотелось лечить людей. Маджет мечтал разбогатеть, а для этого ему нужно было
завести собственное дело. Его голова была полна коммерческих идей, и для их реализации
ему был нужен магазин, а не операционная. Маджет нисколько не сомневался в своих
превосходных деловых качествах. Он с легкостью втирался в доверие к людям, поскольку
был привлекателен, со вкусом одевался и очень убедительно говорил, а также имел
твердую волю и властный характер.

Успеху в бизнесе мешало лишь одно обстоятельство: у Маджета
не было денег, и ожидать богатого наследства не приходилось. В 1878 году он женился
на Кларе Ловеринг, но богатого приданого не получил, так что проблема никуда не
делась. Денег стало даже меньше, поскольку через два года после свадьбы Клара родила
ему сына. Впрочем, со временем у него появился план, как выйти из затруднительного
положения. План этот требовал немалой изворотливости и явно входил в противоречие
с законом. Поэтому Маджет решил на всякий случай сменить имя. Теперь его звали Генри
Говард Холмс, что было куда благозвучнее, чем его прежняя фамилия, как будто бы
склеенная из двух малоприятных слов — «грязь» (
mud) и «карлик»
(
midget). В 1886 году
новоявленный мистер Холмс появился в Чикаго, чтобы начать претворять в жизнь свои
грандиозные задумки. Под этим новым именем он и войдет в историю мировой криминалистики.

В середине 1880-х годов Чикаго был самым быстрорастущим
мегаполисом США, или суперполисом, как тогда выражались. Именно здесь появились
первые в мире небоскребы, здесь располагались крупнейшие в стране скотобойни, здесь
сходились главные железнодорожные пути северо-востока США, словом, жизнь в городе
била ключом. По соседству с шумным и грязным индустриальным мегаполисом располагался
тихий и зажиточный городок Инглвуд, где проживали обеспеченные представители среднего
класса, желавшие сбежать от городской суеты. Инглвудский справочник за 1882 год
хвалился «безупречной системой водоснабжения, газоснабжения и канализации,
превосходной полицией и пожарной охраной», а также утверждал, что в Инглвуде
«больше предпринимателей и меньше неудачников, чем в любом другом пригороде
страны». Именно здесь и решил обосноваться Холмс.

Жарким июльским днем он появился в аптеке доктора Холтона,
что располагалась на людном перекрестке в центре Инглвуда. Сам доктор Холтон был
уже смертельно болен, и заведением управляла его престарелая жена. Вовремя появившийся
Холмс был нанят на должность фармацевта. Вскоре хозяин аптеки умер, и Холмс предложил
овдовевшей миссис Холтон продать ему бизнес. Старушка с радостью согласилась, но
лишь с одним условием — она останется жить в своей квартире над аптекой. Холмс вдохнул
новую жизнь в старое заведение. Он был молод, элегантен, обходителен и открыто флиртовал
с дамами, так что клиентов и особенно клиенток становилось все больше. Миссис Холтон
не устраивало только одно: Холмс никак не отдавал ей денег за аптеку. Первое время
старушка верила его рассказам о том, что плата вот-вот поступит, но неделя шла за
неделей, а денег все не было.

Устав ждать, миссис Холтон подала иск против нового хозяина
аптеки, но до суда дело не дошло. Престарелая вдова просто исчезла из своей квартиры.
Когда соседи начали расспрашивать Холмса о судьбе миссис Холтон, он неизменно отвечал,
что та уехала погостить к родственникам в Калифорнию, где ей так понравилось, что
она решила остаться там навсегда. Молодой аптекарь был как всегда убедителен и обворожителен,
так что расспросы вскоре прекратились. Миссис Холтон больше никто и никогда не видел.

 

Хозяин Замка

Обосновавшись на новом месте, Холмс снова женился. В январе
1887 года он заключил брак с Миртой Белнап, но при этом забыл развестись с Кларой.
Для окружающих его двоеженство оставалось тайной, так что никаких проблем для своей
репутации он не видел. Теперь Холмса волновали совсем другие вопросы: превратившись
в одночасье из скромного клерка в обеспеченного буржуа, он мечтал сделаться крупным
предпринимателем.

Вскоре напротив аптеки началось масштабное строительство.
Холмс строил трехэтажное здание неизвестного предназначения, причем никто из строителей
не знал его общего плана. Холмс нанимал рабочих с испытательным сроком две недели,
а потом устраивал скандал, обвиняя их в некомпетентности, и увольнял, не заплатив
ни цента. Если же кто-то из уволенных работяг начинал слишком громко возмущаться,
за спиной Холмса вырастала долговязая фигура Бенджамина Питзела — драчуна и пьяницы,
готового поколотить кого угодно по приказу своего хозяина. Этот Питзел полностью
подпал под влияние Холмса и послушно исполнял его волю.

Строительство велось на заемные средства, но Холмс не
спешил возвращать долги. Если кредиторы слишком уж нервничали, он просто находил
новых кредиторов и снова занимал, чтобы расплатиться по старым обязательствам. С
фирмами, торговавшими в кредит всевозможным инвентарем, бизнесмен и вовсе не церемонился.
Однажды, например, Холмс заказал огромный стальной сейф размером с небольшую комнату.
Сейф был установлен посреди строящегося дома, и вскоре вокруг него выросли стены.
Когда же изготовитель потребовал деньги, Холмс отказался платить и предложил фирме
забрать свой сейф, пригрозив судом, если его дом при этом пострадает. Поскольку
извлечь сейф, не разрушив здание, было невозможно, изготовителю пришлось отступиться.
В другой раз Холмс заказал мебель в кредит и также не стал за нее платить. Агенты
мебельного магазина явились забрать товар, но нигде не смогли его найти. Холмс просто
спрятал всю мебель в одну из комнат, а потом заложил дверь кирпичом и наклеил сверху
обои. Многочисленные жертвы афериста подавали на него в суд, но Холмсу всякий раз
удавалось отвертеться.

В мае 1890 года строительство было завершено, и жители
Инглвуда смогли по достоинству оценить все величие замысла молодого аптекаря. Массивное
темное здание было украшено башнями и декоративными зубцами, так что инглвудцы сразу
окрестили его Замком. Первый этаж был отведен под магазины, а второй и третий должны
были превратиться в гостиницу.

Между тем Холмс продолжал свои махинации. Сначала он выставил
на продажу аптеку, и вскоре к нему явился некий мистер Джонс, готовый вложить в
новое дело все свое небольшое состояние. В день прихода Джонса в аптеку буквально
ломились посетители, так что у того не осталось никаких сомнений относительно выгодности
предстоящей сделки. Большинство «клиентов» на самом деле были наняты хозяином
Замка, чтобы изображать покупателей. Холмс уверил Джонса в том, что сам он собирается
уйти из аптечного дела и заняться своей новой гостиницей, и тот с готовностью приобрел
аптеку. Получив деньги, Холмс открыл новую аптеку в своем Замке, и все старые клиенты
потянулись к нему, так что бедняга Джонс вскоре разорился.

В другой раз Холмс задумал продать группе канадских инвесторов
свое поразительное изобретение — «химико-водяной газогенератор», производящий
светильный газ из обыкновенной воды. Чудо-машина, установленная в подвале Замка,
действительно производила пузыри, вспыхивающие голубоватым огнем, если к ним поднести
спичку. Канадцы решили купить изобретение за $10 тыс., но в дело вмешалась газовая
компания Чикаго. Оказалось, что Холмс просто подсоединил к «газогенератору»
трубку, через которую пускал в чан с водой газ из газопровода.

Когда сделка с канадцами сорвалась, комбинатор начал продавать
собственную минеральную воду под названием «Липовая роща». Он утверждал,
что в подвале Замка забил целебный источник, и доверчивые инглвудцы с удовольствием
платили ему по пять центов за стакан и по 25 центов за бутылку. На самом деле это
была обыкновенная водопроводная вода с добавлением ванилина и какой-то горькой настойки.

 

Дом тысячи трупов

Замок был очень странной гостиницей. Длинные темные коридоры
на двух верхних этажах, едва освещенные газовыми фонарями, представляли собой настоящий
лабиринт с тупиками и лестницами, ведущими в никуда. На втором этаже помещалось
несколько комнат, куда никого и никогда не пускали. Одни помещения были необыкновенно
узкими и низкими, словно шкаф, другие имели мощную звукоизоляцию, третьи были обшиты
стальными листами. И всюду были проведены трубки, через которые в помещения мог
закачиваться газ. Пульт управления всем этим газовым хозяйством находился в спальне
Холмса. Здесь же, на втором этаже, находились скрытые помещения, где располагались
странные промасленные желоба, ведшие в подвал. На третьем этаже помимо гостиничных
номеров находился кабинет Холмса, а также тот самый сейф размером с комнату. В стенке
сейфа было просверлено отверстие, через которое также можно было пускать газ.

Подвал выглядел не менее зловеще. Здесь помещались чан
с кислотой, бочки с негашеной известью, анатомический стол с хирургическими инструментами
и самая настоящая дыба, которую Холмс впоследствии пытался выдать за некий прибор
под названием «определитель эластичности». Здесь же находилась печь, достаточно
большая, чтобы в ней мог поместиться человек. Таким образом, в распоряжении скромного
аптекаря оказался настоящий дом ужасов, где можно было в любой момент запустить
конвейер убийств. Ждать пуска оставалось недолго.

На первом этаже Замка Холмс открыл ювелирный магазин и
нанял на должность управляющего часовщика Неда Коннера, у которого была жена Джулия
и маленькая дочь Перл. Джулия Коннер была для своего времени необыкновенно высокой
женщиной, что приводило в восторг многих мужчин. Холмс был пленен, и вскоре Джулия
стала его любовницей. Через некоторое время женщина забеременела и потребовала от
Холмса жениться на ней. Дама грозила раскрыть всему миру глаза на его махинации,
если он посмеет отказаться. Но у Холмса уже было две жены, и третья ему была совершенно
не нужна. Он пообещал жениться при условии, что Джулия сделает аборт, причем операцию
он взялся провести сам. Джулия Коннер спустилась в подвал Замка вместе со своим
любовником и никогда больше не вышла оттуда. Ее четырехлетняя дочь Перл тоже бесследно
исчезла. Зато в распоряжении Холмса появился замечательный скелет женщины почти
двухметрового роста. Один хирург с радостью купил диковину за $250.

В 1892 году история повторилась с Эмелиной Сигард, которая
сначала нанялась к Холмсу секретаршей, а потом стала его любовницей. Сигард так
досаждала Холмсу требованиями жениться на ней, что однажды он запер ее в своем грандиозном
сейфе и держал там, пока она не умерла. Скелет жертвы снова был продан хирургу.
Судьбу Эмелины разделила еще одна девушка, работавшая в Замке, по имени Лиззи. В
нее влюбился уборщик Замка Пэт Куинлан, который, похоже, был в курсе многих дел
Холмса. Чтобы Куинлан не сбежал с Лиззи, Холмс также уморил ее в сейфе, а потом
продал останки анатомам. Но это было только начало.

1 мая 1893 года в Чикаго открылась Всемирная Колумбовская
выставка, посвященная 400-летию открытия Америки. Рядом с мегаполисом вырос грандиозный
«Белый город», состоявший из великолепных павильонов, роскошных парков
и магазинов. Здесь на площади 2,5 кв. км были собраны все достижения науки, промышленности
и искусства, какими гордилась тогдашняя Америка. На выставку съезжались тысячи туристов
со всего мира. Некоторые американцы даже продавали свои фермы, чтобы съездить в
Чикаго и посмотреть на чудеса «Белого города». Всего за шесть месяцев
работы выставки на ней побывало 27 млн человек. Всем этим людям нужно было где-то
останавливаться, и потому предприимчивые бизнесмены спешили открыть новые гостиницы
к началу выставки. Холмс был в их числе, но у него были свои методы обращения с
туристами.

Способы убийства были довольно разнообразными. Обычно
Холмс травил людей хлороформом, душил газом или запирал в потайных комнатах со звукоизоляцией,
пока жертва не погибала от голода. Иногда он убивал более традиционными методами.
Одного постояльца, отказавшегося платить за номер, он забил стулом, другому проломил
голову газовой трубой. С инженером Уорнером, изобретшим печь для обжига стекла,
он поступил иначе. Поставив такую печь у себя в подвале, Холмс заманил изобретателя
в Замок и уговорил залезть в жерло агрегата, чтобы пояснить некоторые технические
подробности. Дальнейшее убийца описывал так: «Я захлопнул дверцу и включил
на полную мощность нефть и пар. Через некоторое время от жертвы не осталось даже
костей».

Поскольку большинство убийств происходило на верхних этажах,
Холмс использовал смазанные маслом желоба, чтобы незаметно спускать трупы в подвал,
где он мог их сколько угодно препарировать, растворять в кислоте, сжигать в негашеной
извести или формовочной печи. Некоторые трупы он продавал в анатомические театры
по $25-45 за штуку. Но главный доход приносил, конечно же, грабеж. Среди жертв Холмса
было несколько предпринимателей и одна богатая вдова, так что убийце было чем поживиться.
Да и комнаты в его гостинице освобождались быстрее, чем у конкурентов, так что убийства
шли на пользу его бизнесу.

Однажды Холмсу крупно повезло. Его очередная секретарша
и любовница по имени Минни Уильямс получила в наследство участок земли стоимостью
$50 тыс. Наивная Минни с готовностью переписала имущество на Холмса, но тут в Чикаго
явилась ее куда более прозорливая сестра Нэнни, подозревавшая, что Минни стала жертвой
афериста. Холмс использовал весь свой шарм, чтобы развеять опасения Нэнни. Он возил
сестер Уильямс в «Белый город», угощал их в ресторанах и с гордостью показывал
свой Замок. Нэнни он заманил в сейф и прикончил, а с Минни расправился в каком-то
покинутом доме на окраине Чикаго. Наконец-то после стольких афер и убийств в руках
Холмса было настоящее богатство. Но недвижимость находилась в Техасе, а Чикаго был
полон разъяренными кредиторами, готовыми растерзать Холмса на куски. Нужно было
срочно искать выход.

 

Преступление и наказание

В конце 1893 года Холмс застраховал свой Замок на $25
тыс., причем в четырех разных компаниях, и устроил поджог. Огонь поглотил третий
этаж, но провести страховщиков не удалось. Следствие установило факт поджога, и
над головой хозяина Замка стали сгущаться тучи. 22 ноября Холмс бежал из Инглвуда
вместе со своим подручным Питзелом и его семьей. Обе жены понятия не имели, куда
он скрылся.

Холмс поехал в Техас, чтобы получить наследство Минни
Уильямс, но по пути снова женился. Джорджиана Йоук, ставшая третьей супругой Холмса,
влюбилась в него без памяти и была готова следовать за мужем хоть на край света.

Вступив во владение участком земли, принадлежавшим Минни,
Холмс начал возводить новый Замок, все так же обманывая кредиторов и строителей.
Вдобавок он успел украсть целый вагон с лошадьми и отправить его на Север. Но суровый
Техас не изнеженный Чикаго. Местные жители быстро смекнули, с кем имеют дело, и
Холмс бежал, убоявшись правосудия по-техасски.

Теперь он попытался осесть в Сент-Луисе. Холмс купил аптеку,
внеся лишь небольшой задаток, накупил лекарств в кредит, быстро их перепродал и
предъявил кредиторам фальшивую купчую, будто бы аптеку со всеми долгами уже приобрел
некий несуществующий мистер Браун. Афера была настолько грубой, что власти немедленно
арестовали махинатора. В первый раз в жизни Холмс оказался в тюрьме, да еще и в
одной камере с матерым уголовником — грабителем поездов по имени Мэрион Хеджпет.

Положение Холмса было не из легких. Он потерял большую
часть своих денег, и ему грозил суд в Чикаго, Техасе и Сент-Луисе. И тогда он изложил
Хеджпету свой новый гениальный план. Жизнь Бенджамина Питзела была застрахована
на $10 тыс. Холмс брался найти подходящий труп, выдать его за тело своего помощника
и забрать деньги. Правда, нужен был продажный адвокат, способный провернуть все
дело, и Холмс спросил у Хеджпета, не знает ли он такого. Бандит предложил кандидатуру
некоего Джефты Хоу, который много раз за взятки помогал заключенным. Холмс пообещал
Хеджпету $500 за наводку.

Выйдя под залог, Холмс, разумеется, тотчас же бежал из
Сент-Луиса, прихватив с собой Питзела и его семейство. Теперь их путь лежал в Филадельфию.
Преступник убедил Бенджамина Питзела и его жену Кэрри принять участие в будущей
афере. Питзелы скрепя сердце согласились, ведь на их шее висело пятеро детей, а
денег у них почти не было.

Вскоре в Филадельфии появилось новое патентное бюро некоего
мистера Перри. Под именем Перри скрывался не кто иной, как Питзел. 4 сентября 1894
года в конторе был обнаружен сильно обгоревший труп человека, похожего на Перри.
Полиция решила, что в руках скупщика патентов взорвалось какое-то изобретение, но
патологоанатом считал, что жертву сначала задушили хлороформом, а потом облили горючей
смесью и подожгли. Вскоре в Филадельфии объявились Холмс, молодой адвокат Хоу и
14-летняя Эллис, дочь Бенджамина Питзела. Хоу заявил, что миссис Питзел прочла в
газете о смерти мистера Перри и считает, что под этим именем скрывался ее муж. Труп
был эксгумирован, и все трое уверенно опознали в покойном Питзела. Страховая компания
Fidelity
Mutual Life отнеслась ко всей истории с большим подозрением, но, видя
слезы несчастной Элис, решила выплатить страховку осиротевшему семейству.

Адвокат Хоу сразу получил свою долю — $2 тыс.— и довольный
уехал назад в Сент-Луис. Семейству Питзела повезло меньше. Холмс уверил Кэрри, что
деньги у ее мужа и что скоро она с ним встретится. На самом деле Бенджамин Питзел
был уже мертв. Это его обгоревший труп был найден в Филадельфии и опознан по всем
правилам. Холмс не собирался делиться деньгами с Кэрри и ее детьми. Вместо этого
он решил их всех убить.

Уничтожить Кэрри и пятерых детей одним ударом было нелегко,
поэтому Холмс решил разделить семейство и покончить со всеми по очереди. Он убедил
Кэрри оставить с ним Элис, а также отдать ему 11-летнюю Нелли и 8-летнего Говарда.
С миссис Питзел остались только старшая дочь и младенец.

Холмс стремился по возможности запутать следы и оттого
постоянно переезжал из города в город. Он ловко манипулировал тремя группами людей.
Своей третьей жене он рассказывал басни о коварных конкурентах, из-за которых ему
приходится постоянно менять место жительства. Кэрри он обещал скорую встречу с мужем,
которая всякий раз срывалась по не зависящим от него причинам. Элис, Нелли и Говарду
он говорил, что мама вот-вот приедет и заберет их. Холмс рассказывал Кэрри, что
ее дети наслаждаются путешествием, и врал про новые теплые шубки, которые он якобы
для них покупал. На самом деле дети ходили в обносках и страдали от холода и недоедания.
Доходило до того, что работники отелей, где «дядя Говард» держал детей,
подкармливали несчастных. Впоследствии жадность сыграла с Холмсом злую шутку. Во
всех городах, где он побывал, его прекрасно запомнили, потому что элегантный джентльмен,
прогуливающийся с детьми, одетыми в лохмотья, сразу бросался в глаза.

Бесконечные переезды приводили разделенное семейство Питзел
в отчаяние. Индианаполис, Цинциннати, Детройт, Торонто, Огденсбург, Берлингтон…
Иногда Кэрри и ее дети жили в нескольких кварталах друг от друга, но Холмс делал
все, чтобы они так и не встретились. Вскоре у маленького Говарда Питзела стали сдавать
нервы. Ребенок начал капризничать, и Холмс сказал Элис и Нелли, что отправит его
к матери. Он задушил Говарда, а потом расчленил труп и сжег в специально купленной
для этого печи. Затем настал черед Элис и Нелли. Холмс заставил девочек залезть
в огромный сундук, а потом подсоединил резиновую трубку и удушил их газом. Трупы
были закопаны в подвале дома, который убийца снял на пару дней.

Возможно, афера со страховкой сошла бы Холмсу с рук, если
бы не его жадность. В штаб-квартиру компании
Fidelity Mutual Life пришло письмо из мест лишения свободы. Грабитель Хеджпет
жаловался, что бывший сокамерник не заплатил ему обещанных $500. Он в деталях описал
план Холмса с подставным трупом и назвал имя продажного адвоката. Детективы компании
быстро смекнули, что труп не был подставным. Оставалось лишь поймать неуловимого
Холмса, и страховщики наняли агентство Пинкертона. Теперь поимка преступника стала
делом сыскной техники.

17 ноября 1894 года Холмс был арестован в Бостоне и переправлен
в Филадельфию. Он пытался утверждать, что Бенджамин Питзел жив и скрывается где-то
в теплых краях вместе со своими детьми, но следователи ему не верили. Холмс говорил,
что некий нью-йоркский врач прислал ему в сундуке труп, который он впоследствии
и выдал за тело Питзела. Но полицейские знали, что окоченевший труп из сундука не
удалось бы выдать за свежего покойника из патентного бюро, так что ложь убийцы рассеивалась
как дым. Тогда Холмс сочинил новую историю. Он рассказал, что дети остались с его
любовницей Минни Уильямс, которая якобы увезла их в Лондон. Он даже послал Минни,
которую сам же прежде убил, шифрованную телеграмму с требованием вернуть детей,
но покойная, разумеется, не ответила.

Тем временем полиция искала трупы, и помогло ей то, что
Холмс сохранил письма Элис, которые она писала матери. Благодаря этим письмам удалось
установить маршрут преступника и вычислить дом, где девочки встретили свою смерть.
В подвале были найдены разложившиеся останки. Услышав об этом, Холмс в задумчивости
шепнул своему тюремщику: «За это могут и вздернуть».

Вскоре полиция нагрянула в Замок. Находки повергли в шок
общественность и самих стражей порядка. В подвале были найдены человеческие кости,
включая останки четырехлетней Перл Коннер. На стенах сейфа обнаружились следы ногтей
несчастных жертв. В дымоходе печи нашлись фрагменты женского платья. В одном из
желобов болталась окровавленная петля: было ясно, что кому-то ее надели на шею и
столкнули в подвал по промасленной трубе. Пресса немедленно окрестила здание Замком
убийств, а самого Холмса нарекла дьяволом.

Вся страна напряженно следила за ходом судебного разбирательства.
Преступник отчаянно изворачивался, но все улики были против него. К всеобщему облегчению,
он был признан виновным и приговорен к повешению. Но Холмс не был бы Холмсом, если
бы не попытался снова заработать денег, пусть даже на собственной смерти. В камере
смертников он написал «исповедь», в которой живописал собственные зверства,
а потом продал права на ее публикацию газетному магнату Уильяму Херсту за $7,5 тыс.
И разумеется, он не мог не обмануть в последний раз. «Исповедь» содержала
признания в 27 убийствах, но при этом была переполнена ложью. Холмс каялся в убийстве
людей, которые были живы, выдумывал сообщников, которых никогда не существовало,
домысливал неправдоподобные детали и явно умалчивал о части своих злодеяний. Поэтому
точное число его жертв так и не было установлено. Газеты считали, что он убил как
минимум 200 человек, но, по другим данным, в Замке пропало около 50 постояльцев.
Возможно, если бы казнь отложили, преступник продал бы газетчикам вторую «исповедь»
с другими жертвами и новыми подробностями, а потом и третью.

7 мая 1896 года Генри Говард Холмс, он же Герман Вебстер
Маджет, был повешен. Вскоре рухнуло и его темное царство — по неизвестным причинам
Замок сгорел дотла. Сегодня Холмса называют первым серийным убийцей Америки, так
что молва о его злодеяниях, похоже, надолго переживет его самого.