шаблоны wordpress.

Российские долги превысили золотовалютные резервы

altКаждый гражданин должен иностранцам почти 4200 долларов
 Россия стремительно наращивает внешний долг – как частный, так и государственный. В расчете на душу населения долг вырос за последние пять лет почти на треть и достиг 4,2 тыс. долл. А в начале февраля Счетная палата (СП) зафиксировала новый рекорд – суммарный внешний долг превысил золотовалютные резервы страны более чем на 16%. Ничего подобного не было в последние годы. Наибольшую озабоченность аудиторов СП вызывает рост корпоративного долга. В связи с этим Счетная палата обещает начать проверку эффективности долговой политики 11 госкорпораций, которые слишком смело залезают в долги.

По данным
Счетной палаты, госдолг в 2012 году вырос на 22% – до 6,5 трлн. руб., или 10,5%
ВВП. Расходы на обслуживание госдолга в прошлом году составили 32 млрд. руб.
«Это соответствует расходам на ЖКХ, культуру и кинематограф в сумме», – сказал
председатель СП Сергей Степашин на вчерашнем заседании думского бюджетного комитета,
представляя отчет о работе контрольного ведомства за 2012 год.

Как заявил
аудитор СП Николай Бесхмельницын, в наступившем году будет проведена проверка
эффективности долговой политики в 11 компаниях с участием государства. Между
тем глава высшего контрольного органа Сергей Степашин заявил, что наибольшую
озабоченность вызывает рост корпоративного долга: совокупный внешний долг РФ на
конец 2012 года составил 624 млрд. долл. и на 16,1% превысил объем
золотовалютных резервов страны. Впрочем, как считают экономисты, даже столь
значительные цифры не являются критичными.

Между тем
критика компаний, набирающих долги, звучала и раньше, вот только никаких
действий по изменению ситуации государство не предпринимало. «Формально ни
Минфин, ни правительство не несет ответственности по долгам госкомпаний. Но это
формально», – замечал еще в январе 2011 года замминистра финансов Алексей
Саватюгин. По его словам, инвесторы и рейтинговые агентства понимают, что
правительство РФ несет ответственность за долги госкомпаний. Это четко видно по
уровням рейтинга, когда компании со значительной госдолей и госкорпорации
получают оценку на уровне суверенного рейтинга. Фактически речь идет именно о
квазигосударственных долгах, а заемщики из числа госкорпораций могут привлекать
средства по более низким ставкам, так как риски невозврата кредиторами
практически не закладываются.

Впрочем, и
сегодня, как отмечают опрошенные «НГ» эксперты, речь о кризисной ситуации не
идет. «На долю корпоративного сектора приходится около 90% объема совокупного
внешнего долга РФ. Но доля госдолгов ежегодно сокращается еще с 2000 года, –
отмечает гендиректор компании «2К Аудит – Деловые консультации/Морисон
Интернешнл» Тамара Касьянова. – Причины увеличения задолженности частных
компаний просты: они вынуждены брать кредиты за рубежом, где они намного
дешевле».

В свою
очередь, начальник отдела управления инвестициями компании «Солид» Михаил
Королюк считает, что опасения могут вызывать два момента. Во-первых, если
накопленный объем кредитов станет очень большим и, например, превысит 80–100%
от ВВП. Но до этого пока далеко, текущий объем равен 30% от ВВП. По любым
международным меркам, это немного, считает он.

Второе – у
ряда компаний наращивается валютный риск. Кредиты берутся в долларах и евро, а
основной денежный поток может быть в рублях. В этом случае при резком
ослаблении рубля у компании резко растет стоимость обслуживания долга. «Однако
полагаем, что финансовые директора крупных российских компаний в курсе таких
рисков и управляют ими через частичное хеджирование валютных рисков, – надеется
он. – Таким образом, процесс наращивания корпоративного долга пока не вызывает
никаких тревожных ощущений, это здоровая тенденция, указывающая скорее на
сохранение или увеличение темпов роста в будущем».

О возможных
валютных рисках предупреждает и аналитик агентства «Инвесткафе» Дарья Пичугина.
«Пока большинство стран борется за снижение курса своей валюты, в России такого
нет. В связи с этим возникают подозрения в неэффективности политики ЦБ, которая
мешает деньгам идти в развитие, – сетует она. – К тому же это говорит о
неэффективности политики сбережения средств в Резервном фонде: в то время как
наши предприятия идут за капиталом за рубеж, необходимые средства лежат без
дела. В целом для экономики это некритично, так как самое важное – чтобы
средства на развитие все-таки были, причем не важно, откуда они привлекаются.
Однако такая ситуация является индикатором негативных тенденций в плане
денежной политики». По данным, которые приводит Пичугина, до кризиса уровень
задолженности составлял 83,9 млрд. долл., таким образом за три-четыре года он
вырос более чем в пять раз. Это, безусловно, тревожный сигнал, однако не критичный.

В то же
время аналитику финансовой компании AForex Нареку Авакяну не совсем понятна
озабоченность Счетной палаты. «Для масштабов российской экономики сумма в 624
миллиарда долларов ничтожная – менее 20% ВВП, – говорит он. – Для сравнения
государственный внешний долг благополучной Германии составляет около 65% ВВП; в
КНР, которая имеет золотовалютные резервы 3,5 триллиона долларов, этот же
показатель равен 22%; а во Франции, которой недавно понизили кредитный рейтинг
на одну ступень, и вовсе перевалил за 100% в 2012 году, и это не считая долги
корпораций». Так что правительству, по его словам, нет никакого смысла
тревожиться и уж тем более применять какие-то механизмы для ограничения и без
того тяжелого доступа на рынки капиталов.

С этим
мнением согласен и директор аналитического департамента компании «Альпари»
Александр Разуваев. «Отношение суверенного долга к ВВП у России одно из самых
низких в мире и даже вместе с корпоративным долгом эта цифра не очень велика»,
– говорит он. В то же время озабоченность, высказанная руководством СП, может
привести к ужесточению контроля за банками, введению дополнительных требований
к участникам рынка и так далее, опасается Тамара Касьянова.