шаблоны wordpress.

Семь самых безрассудных морских путешествий

altЕсли пересечение океана на лодке кажется вам сомнительным и весьма рискованным предприятием, то, вероятно, вы несколько более разумный человек, чем семь капитанов из нашей подборки — они совершили морские кругосветные путешествия и оказывались в самых опасных для жизни условиях.
 

Если
пересечение океана на лодке кажется вам сомнительным и весьма рискованным
предприятием, то, вероятно, вы несколько более разумный человек, чем семь
капитанов из нашей
подборки — они
совершили морские кругосветные путешествия и оказывались в самых опасных для
жизни условиях.

 

1. Таити Нуи
I (1956)

В 1947-м
году Тур Хейердал начал изучать теорию человеческой миграции и решил проверить
её на себе: его самым известным путешествием была экспедиция «Кон-Тики», в которой
он переплыл через Тихий океан на плоту по образу и подобию древних
полинезийцев, чтобы доказать, что это возможно.

Но
французский мореплаватель Эрик де Бишоп был не слишком высокого мнения
относительно идей Тура Хейердала и не согласен с тем, что перуанцы пересекли
Тихий океан и поселились в Полинезии. Вместо этого де Бишоп верил в крупную
полинезийскую цивилизацию, существовавшую за тысячи лет до Рождества Христова и
простиравшуюся на восток до Чили.

Так что де
Бишоп построил лодку из бамбука, намереваясь пересечь Тихий океан и доказать
свою теорию: для достижения своей цели он сначала отплыл к югу от 40-й
параллели, более известной как «ревущая сороковая» из-за почти постоянно
бушующих в этом регионе ураганных ветров. Эксперты деликатно охарактеризовали
этот маршрут как «самоубийственный», но к всеобщему удивлению, лодка пережила
жестокие штормы южных морей и хорошо показала себя в суровых условиях.

На полпути к
Южной Америке экипаж де Бишопа заметил, что их плот буквально распадается на
части из-за заражения моллюсками под названием teredos. На 199-й день
путешествия плот начал тонуть, и де Бишоп, наконец, использовал рацию для
спасения — это произошло в 240-ка км от побережья Южной Америки.

 

2. Семь
сестричек (1954)

В отличие от
де Бишопа, у Уильяма Уиллиса не было никаких сложных академических теорий — он
просто хотел проверить свой 61-летний организм на море. Он планировал проплыть
на плоту из пробкового дерева в одиночку от Перу до Американского Самоа, но
почти в самом начале путешествия столкнулся с ужасной неудачей.

Вся пресная
вода, которую Уиллис взял с собой, оказалась загрязнена, а ему предстояло
проплыть ещё 10,8 тыс км через Тихий океан — Уиллис выжил на дождевой воде,
сырой муке, сгущённом молоке и маленьких чашках морской воды. Во время одного
особенно неприятного шторма большая волна вынесла на его плот «Семь сестричек»
2,7-метровую акулу. Уиллис боролся с акулой и в конечном итоге забросил её
обратно в океан, но та разорвала артерию на его предплечье, которую моряк
каким-то образом ухитрился зашить прямо на себе.

Но ничто не
могло сравниться (по крайней мере, для Уиллиса) со страхом потерять своего
кота-спутника: именно поэтому каждый раз, когда бурное море выбрасывало кота за
борт, седой старый моряк бросался за ним и боролся с Тихим океаном, чтобы
спасти своего друга.

Чудом
Уиллис, его кот и плот размером с гостиную достигли Американского Самоа в
прекрасном состоянии: они проплыли на 3,2 тыс км больше, чем Тур Хейердал. На
бис, в возрасте 70-ти лет, Уиллис отплыл на плоту из Южной Америки в Австралию
и сумел в этот раз проплыть 17,7 тыс км.

 

3. Ра II
(1970)

 «Кон-Тики» было не единственным путешествием
Тура Хейердала: после пересечения Тихого океана для проверки своей перуанской
теории миграции норвежец нацелился на Атлантический океан для проверки,
возможно, еще более древних морских традиций.

Есть мнение,
что древнеегипетские суда из папируса были приспособлены только для путешествий
по рекам, потому что в бурном море такое хрупкое судно непременно погибло бы.
Тур доказал, что эта критика была справедливой, совершив первое путешествие «Ра
I» из Африки в Америку — всё закончилось тем, что лодка набрала воды и
развалилась.

Но Хейердала
и его команду это не остановило: они построили вторую лодку из папируса, на
этот раз с участием боливийских кораблестроителей, которые делают подобные
лодки для плавания по озеру Титикака.

На «Ра II»
Хейердал успешно проплыл от Марокко до Барбадоса (6450 км) за 57 дней:
путешествие особенно впечатляет, если учесть, что корабль продержался вчетверо
дольше, чем предполагали учёные.

 

4.
Экскалибур (1981)

Кертис и
Кэтлин Сэвилл любили риск, поэтому решили совершить путешествие на гребной
лодке через Атлантический океан. Сэвиллы отправились в Марокко, однако
столкнулись с бурей, заставившей их проплыть через зону боевых действий у
берегов Испанской Сахары. Но как только Сэвиллы добрались до открытого океана,
небольшой размер «Экскалибура» позволил им с лёгкостью собирать образцы
маленькой океанической жизни.

В длину
«Экскалибур» был всего 7,6 м, ввиду чего морская вода легко попадала на палубу,
и это дало паре возможность увидеть множество светящихся крохотных существ:
супруги описали гораздо больше экземпляров такого типа, чем могли описать
исследователи того времени, остававшиеся на суше.

Сэвиллы
благополучно прибыли в Антигуа через 83 дня почти постоянной гребли.

 

5. Пробковый
плот (2002)

Джону
Поллаку пришла в голову абсурдная идея: бывший составитель речей президента
Клинтона решил построить лодку из винных пробок — из 165 321 отдельной винной
пробки, если быть точными.

Потребовалось
два года планирования, тестирования и труда, но он, наконец, скрепил тысячи
пробок с помощью гениальной системы. Каков же результат? Получился баркас вроде
судна древних викингов, и, хотя лодка выглядела довольно симпатично, она была
почти неуправляемой — это сделало путешествие пробкового плота через Португалию
сложным и незабываемым. Интересно, что Португалия является крупнейшим
поставщиком пробки в мире.

Поллак и
несколько добровольцев провели более двух недель, гребя вниз по реке Дор к
морю: с помощью случайно проходящего мимо буксира команда смогла преодолеть
повороты на реке, и пробковый плот завершил своё путешествие почти целым.

 

6. Каноэ
Старкеллов (1980–1982)

Дон Старкелл
утверждал, что сможет преодолеть на гребной лодке больше километров, чем любой
другой человек, и мы склонны ему верить: за одну поездку Старкелл добавил 19
999 к остальным своим километрам. Старкелл и двое его сыновей вынесли свой
6,4-метровый каноэ из дома в Виннипеге в 1980-м году.

Они проплыли
через Красную реку в штате Миссисипи, через Мексиканский залив, Ориноко и,
наконец, через Рио-Негро. Два Старкелла плыли в открытом каноэ на протяжении
всего пути до устья Амазонки: один из сыновей Старкелла, Джефф, покинул каноэ в
Мексике после того, как получил слишком много травм, грозящих ему смертью — на
всём пути им встретилось огромное количество препятствий.

Дикие
животные вроде змей и акул были, конечно, опасны, но в итоге стали наименьшей
заботой Дона Старкелла — никарагуанские повстанцы, наркокурьеры и гондурасские
грабители доставили гребцам куда больше проблем. 13 стран, 45 пробоин и, по
крайней мере, 15 опрокидываний спустя Старкеллы прибыли в устье могучей реки
Амазонки.

Но чиновники
поверили в душераздирающую историю канадцев с большим трудом: Старкеллы едва
смогли собрать необходимые документы, выдержали ряд интервью в Венесуэле и
письма от различных посольств, зато их плавание вошло в Книгу рекордов Гиннеса
как самое длительное путешествие на каноэ.

 

7. Лехи IV
(1958)

В 1950-х
годах антропологические теории о путешествиях через океан на плотах не строил
только ленивый: теорий о доколумбовой колонизации Америки было пруд пруди, как
и эксцентриков, готовых совершать сомнительные морские предприятия в целях
поддержки различных теорий.

Девер Бейкер
был одним из таких эксцентриков: после прочтения Книги Мормона (священного
текста движения святых последний дней, или мормонов) Бейкер решил доказать, что
израильтяне проплыли от Красного моря до Центральной Америки и колонизировали
Новый Свет.

Не имея
никаких археологических доказательств, Бейкер начал строить плоты, чтобы
проверить свои теории. Обратите внимание на число «IV» после слова «Лехи» —
первые три лодки Бейкера были неудачными, но с четвёртой попытки Бейкер,
наконец, создал деревянную платформу, которой, правда, управлять было
практически невозможно.

Несмотря на
кучу недоработок в своём судне, Бейкер отплыл из Редондо-Бич на Гавайях.
Возникает очевидный вопрос: «Какое это имеет отношение к Израилю и Центральной
Америке?» Ответ: никакого.

Бессмысленность
этого путешествия не подлежит сомнению, и невероятным везением было то, что
путешественнику постоянно благоприятствовали ветры, он не пережил ни одной
серьёзной бури, а небольшой экипаж из студентов помог сделать это гавайское
путешествие реальностью. Другим основным источником помощи был катер береговой
охраны, которая помогла закончить поездку, отбуксировав «Лехи IV» к берегу.

 «Лехи IV» не сделал вообще ничего для
продвижения антропологических теорий, но, конечно, Бейкер получил славу, когда
его жена написала книгу о путешествии от лица собаки, плававшей с ним.