шаблоны wordpress.

КАРТ-БЛАНШ. ПАРАДОКС ФЕНОМЕНА МЕРКЕЛЬ

altНесомненно, партийный блок ХДС–ХСС Ангелы Меркель одержал убедительную победу на выборах, улучшив результат 2009 года. Несомненно и то, что это личная победа канцлера, а не консерваторов. Избиратели, поддержавшие Меркель, проголосовали за канцлера в третий раз, что позволяет говорить о некоем феномене Меркель. Объяснение этого феномена достаточно простое. Если спросить среднего немца, за что он любит Ангелу Меркель, он скажет: «Она трудолюбива и всегда говорит правду, какой бы неприятной она ни была. Ее слова не расходятся с делом. Она не замешана ни в одном коррупционном скандале. Она – одна из нас, потому что проста и бережлива. И, наконец, самое важное – она смогла сохранить стабильность в Германии в трудные времена кризиса».

В свой
третий срок канцлерин столкнется с необходимостью реформ

 

Несомненно,
партийный блок ХДС–ХСС Ангелы Меркель одержал убедительную победу на выборах,
улучшив результат 2009 года. Несомненно и то, что это личная победа канцлера, а
не консерваторов. Избиратели, поддержавшие Меркель, проголосовали за канцлера в
третий раз, что позволяет говорить о некоем феномене Меркель. Объяснение этого
феномена достаточно простое. Если спросить среднего немца, за что он любит Ангелу
Меркель, он скажет: «Она трудолюбива и всегда говорит правду, какой бы
неприятной она ни была. Ее слова не расходятся с делом. Она не замешана ни в
одном коррупционном скандале. Она – одна из нас, потому что проста и бережлива.
И, наконец, самое важное – она смогла сохранить стабильность в Германии в
трудные времена кризиса».

Однако,
признавая личный триумф Меркель, нельзя закрыть глаза на тот факт, что все-таки
51,5 % избирателей проголосовали за партии, стоящие слева от консерваторов.
Этот сигнал не может остаться незамеченным Меркель, поскольку избиратели
социал-демократов, зеленых и левых голосовали не столько за персоналии, сколько
за партийные платформы. Другим тревожным сигналом стал впечатляющий дебют
партии евроскептиков «Альтернатива для Германии», созданной за несколько
месяцев до выборов и почти что взявшей пятипроцентный барьер (4,5% голосов),
необходимый для прохождения в Бундестаг. Нельзя сбрасывать со счетов и то, что
29% избирателей вообще не пошли голосовать.

Иными
словами, сложилась парадоксальная ситуация. Хотя на выборах Меркель укрепила
свои позиции, после выборов ее позиции стали слабее, поскольку ей придется
формировать коалицию с партиями менее сговорчивыми, чем выбывшие свободные
демократы, и управлять страной, которая сдвинулась влево.

Многие
политические обозреватели и аналитики указывают на то, что третий срок не будет
для канцлера гладким. Меркель столкнется с проблемами, которые уже не удастся
решить старыми рецептами – бережливостью и ограничениями расходов. Замедляется
экономический рост: по оценкам МВФ, с 0,9% в 2012 году он упадет до 0,3% в
текущем году. Действительно, безработица в Германии (5,3%) рекордно мала по
сравнению с другими странами ЕС, особенно должниками из еврозоны. Однако
обратная сторона этого относительного благополучия состоит в том, что из-за
низкой заработной платы многие немцы должны работать в нескольких местах, чтобы
сводить концы с концами. По данным МФВ, разрыв между бедными и богатыми в
Германии больше, чем в Мексике и США. Социал-демократы уже предлагали ввести
минимальную заработную плату и повысить налоги на богатых. Однако крупный
бизнес выступает против введения минимальной заработной платы (не говоря о
налогах), что, по его мнению, снизило бы конкурентоспособность немецких
товаров. Если социал-демократы войдут в правительство, дебатов по этому вопросу
не избежать, как и не избежать, по всей видимости, увеличения государственных
расходов, против чего Меркель последовательно выступала в Европейском союзе.

Другая
дилемма, с которой столкнется правительство Меркель, связана с политикой
привлечения и удержания иностранной рабочей силы и в то же время сведения к
минимуму рисков, связанных с злоупотреблением привилегиями, которые
предоставляет система социального обеспечения ФРГ. Потребует переосмысления и
прежняя энергетическая стратегия. Курс на возобновляемые источники энергии
оказался более затратным, чем ожидалось. Цены на энергию для домохозяйств и
компаний выросли и продолжают расти.

На уровне ЕС
Меркель до сих пор удавалось сочетать внутренние потребности Германии с
европейскими, зачастую пренебрегая институтами ЕС и действуя через неформальные
мини-саммиты. Несомненно, одно из негативных последствий ее нередко негибкой
политики – ослабление германо-французского тандема, который всегда был основой
европейской интеграции. В любом случае без союзников Меркель не обойтись, как и
не обойтись без стратегического видения и будущего Германии, и европейской
интеграции.

Сейчас один
из главных вопросов, кто войдет в коалиционное правительство Меркель. Более 60%
немцев, по опросам общественного мнения, высказываются за большую коалицию, то
есть за участие социал-демократов в правительстве Меркель. Представляется, что
это наиболее реалистичный и логичный сценарий, хотя для Меркель это создаст
немало проблем в будущем, прежде всего в выработке социальной политики. Вместе
с тем участие социал-демократов в правительстве не только отвечает запросам
значительной части населения, но и открывает возможности для восстановления
германо-французского тандема, без которого лидерство Германии в ЕС будет всегда
восприниматься с долей недоверия.

На смену
традиционной политики стабильности, в чем так преуспела Ангела Меркель, должны
прийти реформы, которые придадут импульс посткризисному развитию ЕС и его
членов. Сумеет ли умелый «консолидатор», как называют Меркель ее союзники,
стать реформатором?
Это покажет ближайшее будущее.

НГ