шаблоны wordpress.

«Меня скоро убьют…

altИх ловить никто и не пытался, скорее всего, потому, что в числе подельников оказались московские участковые, сотрудники ФМС и нотариусы, никто из которых пока к ответственности не привлечен. В отделениях полиции отказывались принимать заявления, а следователи общались с убийцами по телефону. Теперь бандиты охотятся за самим спецназовцем, и он вынужден скрываться.
Борис долго кружил по Садовому кольцу, вычисляя «хвост». Наконец мы нашли тихое кафе на Сретенке. Бывший спецназовец прихватил пухлую папку с документами.

Бывший боец
спецназа ГРУ Борис ОРТИКОВ в одиночку выследил банду убийц, на счету которой
десятки загубленных жизней

 

Их ловить
никто и не пытался, скорее всего, потому, что в числе подельников оказались
московские участковые, сотрудники ФМС и нотариусы, никто из которых пока к
ответственности не привлечен. В отделениях полиции отказывались принимать
заявления, а следователи общались с убийцами по телефону. Теперь бандиты
охотятся за самим спецназовцем, и он вынужден скрываться.

Борис долго
кружил по Садовому кольцу, вычисляя «хвост». Наконец мы нашли тихое кафе на
Сретенке. Бывший спецназовец прихватил пухлую папку с документами. На боку
замечаю кобуру с пистолетом:

— Это для
самообороны. Бандиты уже трижды на меня покушались. Боюсь, что все-таки добьют,
и материалы, которые я на них собрал, — исчезнут.

— А кто вас
хочет убить?

— Давайте, я
расскажу все по порядку…

9 апреля
2012 года пропала бывшая журналистка «Вестей» Марина Волконовская. Накануне она
позвонила сестре и сообщила, что «находится со своим знакомым за городом». Еще
через три дня с ее телефона пришла SMS: «Я продала квартиру, обустроюсь,
позвоню».

Марина
проживала на Кировоградской улице и арендовала небольшой торговый павильон в ТЦ
«Братиславский». Вскоре родственники с удивлением узнали, что за месяц до
исчезновения она якобы продала свою квартиру за 6 млн 500 тыс. рублей и
зарегистрировалась по адресу: Липецкая область, Елецкий район, деревня Поповка,
дом 6. Причем при продаже квартиры использовалась ксерокопия ее паспорта с
вклеенной фотографией совсем другой женщины.

Дом в
Поповке оказался полуразрушенным сараем, а обитающий в нем местный алкоголик о
Волконовской ничего не слышал. Зато в деревне будто бы были «прописаны» еще
семеро пропавших без вести москвичей.

Родственники
пришли на прием к начальнице УФМС по Елецкому району Ольге Черепниковой, но та
дальше порога их не пустила (супруг Черепниковой — заместитель начальника
полиции г. Ельца.
Ред.)

Сестра
Марины обратилась в ОМВД по Таганскому району (по месту жительства пропавшей),
но там якобы намекнули, что «задарма только лошади пашут», и заявление о
пропаже Волконовской даже не внесли в общегородскую сводку (по этому поводу
проводилась служебная проверка). Тогда Елена связалась с бывшим спецназовцем
ГРУ Борисом Ортиковым:

— Елена
попросила меня в частном порядке заняться поисками сестры. Я служил с их отцом
в Афгане, и боевое братство для меня — не пустой звук. Пришлось
переквалифицироваться в оперативника.

Первым делом
бывший спецназовец вычислил гражданку, чье фото было вклеено в паспорт
Волконовской. Ею оказалась индивидуальная предпринимательница Натиа Мамиевна
Власюк (16.05.1958). Затем Борис засел в засаду в квартире Марины и стал
дожидаться новых хозяев. Вскоре появился уроженец Украины Роман Дембовский и
предъявил документы на право собственности. По его словам, квартиру ему
«сосватал» тесть Автандил Саралидзе. Но и Саралидзе, и Дембовский всячески
уверяли, что ничего не знают о пропаже Волконовской.

 

«Беженки»

И Борис
направился в ТЦ «Братиславский», где работала Волконовская. Коллеги рассказали,
что незадолго до исчезновения Марина познакомилась с 42-летней уроженкой Грузии
Наной Кобулашвили, работавшей здесь кофе-леди. Нана постоянно жаловалась на
горькую судьбу беженки из Абхазии, отсутствие жилья и денег. Москвичка пожалела
беженку и приютила у себя.

Как
выяснилось позднее, на самом деле Кобулашвили выросла в семье начальника
милиции г. Гудаури, который после выхода на пенсию построил гостиницу на
горнолыжном курорте. В начале 90-х она перебралась в Москву и получила
российское гражданство. Знакомым Нана рассказывала, что одно время якобы
проживала в семье друга отца — известного спортивного комментатора Владимира
Маслаченко, и работала в частной клинике своего богатого родственника. К
сожалению, Марина так и не догадалась, что Кобулашвили — воровка и наводчица
бандитов, которая в отсутствие хозяйки скопировала на принтере ее паспорт и
документы на квартиру.

«Новой
газете» удалось узнать и еще об одном «подвиге» кофе-леди: в 2010 году она
втерлась в доверие к бизнесвумен из Нижегородской области Инне И., украла ее
документы и обналичила банковские карты.

Борис через
своих друзей в спецслужбах установил, что близкой связью Кобулашвили оказались
еще две лжебеженки — Тамара Джанашия и Хатуна Джанишвили (обе сейчас арестованы).
Эти особы подыскивали одиноких москвичей, которые, как правило, потом исчезали,
а их жилье уходило с молотка. Причем нужную информацию наводчицы покупали у
столичных участковых, сотрудников ФМС и работников РЭУ.

Так, в
апреле 2012 года Джанишвили пыталась продать двухкомнатную квартиру на ул.
Александра Солженицына (одинокая пенсионерка пропала без вести). Но нотариус
заподозрила неладное и вызвала полицию.

 

Тесть

Через три
месяца из Ельца пришло страшное известие: связанное скотчем тело Марины
Волконовской обнаружили в «челночной» сумке недалеко от федеральной трассы М-4.

— Я
сопоставил все факты по убийствам, — говорит Борис. — И понял, что ключевыми
фигурами во всей этой истории являются Автандил Саралидзе, чей зять Роман
Дембовский чудесным образом стал новым хозяином квартиры Марины, и некто
Андрей.

Своим
знакомым Саралидзе рассказывал, что будто бы имел какое-то отношению к МИД
СССР. После грузино-абхазского конфликта в 1993 году, он перебрался в Елец, а
затем каким-то образом поселился в Мневниках. Официально числится безработным,
а соседи его знают как заботливого отца семейства.

А таинственным
«Андреем» оказался бывший сотрудник уголовного розыска из Абхазии Зураб
Кобахия. Этот персонаж уже был знаком подмосковным оперативникам: 15.09.1995
года на Симферопольском шоссе Кобахия вместе с двумя земляками, угрожая
пистолетом водителю-дальнобойщику, отняли у него 1,5 млн рублей. После отсидки
налетчик каким-то образом получил белорусское гражданство и взял имя Андрей
Абхазава. По предварительным данным, в банде Кобахия-Абхазава непосредственно
отвечал за убийства и вывоз тел за пределы столичного региона.

— Я нашел и
другие эпизоды криминальной деятельности Саралидзе, Кобахии-Абхазавы и
остальной компании, — перелистывает бумаги Борис. — По предварительным данным,
в Химках они убили троих хозяев квартир, а в Железнодорожном — еще одного. В Ельце
потом обнаружили еще три обезображенных тела. И это только вершина айсберга.

Весьма
показательный случай произошел с 38-летним москвичом Романом Пегушевым,
проживающим на улице Сталеваров. После смерти отца он стал единственным
наследником квартиры. Пегушев нигде не работал и мог с легкостью в пьяном угаре
«зависнуть» на пару месяцев. Вскоре он познакомился с Саралидзе и некоей
«беженкой из Абхазии» (фото имеется в редакции), которые в результате
упекли его в психиатрическую больницу. После выписки Пегушев вернулся домой, но
в квартире проживали уже совсем другие хозяева. Причем за время лечения его
успели выписать, прописать в Дмитровском районе и женить на матери-одиночке.
Через некоторое время новую «супругу» и ее дочь нашли зарезанными, а Пегушев, как
наследник жилплощади, пропал без вести.

Что
любопытно: в том же подъезде на улице Сталеваров, где ранее проживал Пегушев,
двумя этажами выше зарегистрирован еще один хороший знакомый Саралидзе — Ягор
Герзмава. Судя по адресной базе, москвичом Герзмава стал в 1998 году, заключив
с 63-летней пенсионеркой Ольгой Терпигиной договор пожизненного содержания с
иждивением. Через полгода пенсионерка скоропостижно скончалась, и квартира на
Загорьевской улице перешла к благодетелю.

Каким
образом Герзмава стал соседом Пегушева, выяснить не удалось, зато стало
известно, что «благодетель» засветился в другой криминальной истории: в марте
2012 года он явился в ОМВД по Таганскому району и за освобождение упоминавшейся
выше «беженки» Джанишвили предложил сотрудникам взятку в размере 100 тыс.
рублей. Однако визитеру не повезло: Герзмаву задержали с поличным (уголовное
дело № 441813).

 

Как
проходило следствие

— Собранные
материалы на банду Саралидзе я принес в следственный отдел ЮАО, — рассказывает
спецназовец. — Разговаривать со мной никто не хотел, и постоянно отсылали в
Елец, где обнаружили тело Марины. И только после моего обращения в УСБ
Следственного комитета, нехотя приступили к расследованию.

Саралидзе
арестовали одним из первых. Сначала он от всего отнекивался, но затем начал
потихоньку «колоться» и сдавать подельников. Например, он рассказал, как
отравили пенсионера Валерия Обухова и завладели его «трешкой» в
Железнодорожном. Следующими арестовали Кобулашвили, Власюк, Джанишвили, а
киллера Кобахию-Абхазаву задержать не успели. По некоторым данным, он сейчас
скрывается в Украине.

Между тем
активность спецназовца Ортикова не осталось незамеченной: вскоре на него было
совершено первое покушение. К счастью, попавшая в грудную клетку пуля не задела
жизненно важных органов. Потом его пытались зарезать на рынке, а еще через
полгода снова стреляли (пуля попала в спину).

Выйдя после
покушения из больницы, Борис с удивлением узнал, что уголовное дело постоянно
перекидывают от одного следователя к другому, а часть фигурантов выпустили на
свободу. Кроме того, до спецназовца дошли слухи, что кто-то из следователей
«сливает» информацию преступникам:

— Мои друзья
в ФСБ подтвердили информацию: руководитель следственной группы Ирина А. (полные
данные имеются в редакции)
14 раз звонила Саралидзе и подолгу с ним
беседовала, — играет желваками Борис. — Я пришел к ней в кабинет и все высказал
в глаза. После этого она тихо уволилась, а уголовное дело передали в
следственное управление по ЦФО.


Справедливость восторжествовала?

— Еще рано
об этом говорить. Я успокоюсь, когда все бандиты окажутся на скамье подсудимых.
В том числе и те, кто продавал информацию убийцам…

Борис знает,
о чем говорит: банда Саралидзе—Кобахии — всего лишь небольшой «филиал» другой
ОПГ, которую возглавлял уроженец Абхазии по фамилии Гогохия. В момент ареста в
заложниках у Гогохии находились 8 москвичей, а под кроватью оперативники ФСБ
обнаружили ящик с паспортами и документами на 130 квартир. Большинство хозяев
документов числятся пропавшими без вести.

Если бы не
Ортиков, то вряд ли бы дело сдвинулось с места: слишком прибыльный бизнес,
слишком много в нем задействовано должностных лиц, никто из которых так и не
привлечен к ответственности. И Борис уверен, что большая часть банды
по-прежнему на свободе и продолжает убивать.