шаблоны wordpress.

Трещит лоскутное одеяло

altНекоторое время назад в газете «Наше Время» опубликована статья Всеволода Истомина «Разъединённые Штаты», посвящённая анализу причин, способных привести к распаду самого сильного и влиятельного государства современности – Соединённых Штатов Америки. Автор скрупулёзно исследует разнообразные социально-политические и исторические предпосылки к сепаратизму в тех или иных штатах и предлагает возможный сценарий распада единого государства США на множество автономных образований.
По мнению автора, на сегодняшний день США не справились с задачей формирования американской нации и представляют из себя весьма неоднородное и неустойчивое образование. Жители большинства штатов имеют свою собственную идентичность, зачастую заслоняющую идентичность общегосударственную, а в некоторых из них сильны откровенно сепаратистские настроения, обусловленные исторически, что при наличии определённых условий может послужить достаточным основанием к демонтажу США.
«Обвал доллара, серия крупных терактов, очередная природная катастрофа в отдельном штате, массовые беспорядки на национальной или религиозной почве, даже приход к власти не того президента – любой катаклизм способен ускорить процесс распада этого государства. Причины и способы выхода той или иной территории из состава пока что единых Соединённых Штатов будут непохожи одна на другую. В то же время, цель обособления во всех случаях окажется одна – обеспечение спокойной жизни населения той или иной территории, чего нельзя достичь в не справившемся со своей задачей булькающем «плавильном котле».

Американские сепаратисты и вольнодумцы поднимают голову

 

Некоторое время назад в газете «Наше Время» опубликована статья Всеволода
Истомина
«Разъединённые Штаты», посвящённая анализу причин, способных
привести к распаду самого сильного и влиятельного государства современности –
Соединённых Штатов Америки. Автор скрупулёзно исследует разнообразные
социально-политические и исторические предпосылки к сепаратизму в тех или иных
штатах и предлагает возможный сценарий распада единого государства США на
множество автономных образований.

По мнению автора, на сегодняшний день США не справились с задачей
формирования американской нации и представляют из себя весьма неоднородное и
неустойчивое образование. Жители большинства штатов имеют свою собственную
идентичность, зачастую заслоняющую идентичность общегосударственную, а в
некоторых из них сильны откровенно сепаратистские настроения, обусловленные
исторически, что при наличии определённых условий может послужить достаточным
основанием к демонтажу США.

«Обвал доллара, серия крупных терактов, очередная природная катастрофа в
отдельном штате, массовые беспорядки на национальной или религиозной почве,
даже приход к власти не того президента – любой катаклизм способен ускорить
процесс распада этого государства. Причины и способы выхода той или иной
территории из состава пока что единых Соединённых Штатов будут непохожи одна на
другую. В то же время, цель обособления во всех случаях окажется одна –
обеспечение спокойной жизни населения той или иной территории, чего нельзя
достичь в не справившемся со своей задачей булькающем «плавильном котле».

Первым в списке потенциальных сепаратистов стоит один из самых крупных
штатов – Техас. В своё время – после отделения от Мексики – Республика Техас
девять лет существовала в качестве независимого государства. Вхождение её в
состав США было обусловлено экономической слабостью и соображениями
безопасности – конфликты с мексиканцами не прекращались. Сегодня былые проблемы
позади и возвращение независимого Техаса на международную политическую арену не
так уж невероятно.

В Калифорнии – самом богатом американском штате – наряду с другими
общественными инициативами соответствующего толка действует «Калифорнийская
сепаратистская партия», пользующаяся немалой популярностью у населения,
недовольного самыми высокими в штатах налогами в пользу федерального центра.

На этом проблемы юго-запада не заканчиваются, а только начинаются. У
мексиканских штатов с преобладающим латиноамериканским населением, а также у
мормонской Юты с доминирующей религиозно-общинной идентичностью есть все
предпосылки для возможного отделения. Нельзя в перспективе прогнозируемого
«ползучего» распада сбрасывать со счетов и индейские резервации.

Вообще, в большинстве случаев исключительно важен фактор исторической
памяти. В Луизиане, которая прежде была французской территорией, до сих пор
отчётливо ощущается специфическая французскость в укладе и культуре,
экономико-хозяйственные факторы также свидетельствуют в пользу возможного
обретения суверенитета. Та же логика распространяется и на штат Нью-Джерси, где
исключительно сильна итальянская диаспора, и на северный Мичиган, жители
которого склонны подчёркивать своё финское происхождение.

Не так уж фантастична и перспектива возрождения исторически закреплённого формата
Конфедерации Южных Штатов.

Официальные власти Нью-Йорка на протяжении всей американской истории
периодически выступали с инициативами по предоставлению городу суверенитета по
модели средневековых «вольных городов».

В северо-восточных – «английских» штатах, некоторые из которых ранее
существовали в независимом качестве, сепаратистские настроения также сильно
развиты на уровне общественных движений.

В перспективе прогрессирующего распада Штатов таким специфическим с
географической точки зрения регионам, как Аляска и Гавайские острова, самой
судьбой будет велено отправиться в свободное плаванье.

Но всё это пока в потенциале. Что же должно произойти, чтобы начало
процессу распада было положено? По мнению автора «Разъединённых Штатов» таким
толчком могла бы стать чрезвычайная ситуация, при которой эффективность
федеральной власти будет поставлена под сомнение. Вот предполагаемый сценарий
такого катаклизма:

«Незадолго до президентских выборов случается серия терактов в крупных
городах США – Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Чикаго, Хьюстоне. Заодно удар наносится
по столице государства – Вашингтону. Федеральные власти, желая в корне пресечь
хаос, вводят жёсткие меры. Действия Белого Дома встречают яростное сопротивление
в незатронутых бедствием регионах. Администрация Буша реагирует жестоко
– в несогласные штаты вводятся верные центру армейские части. Сбор средств в
помощь пострадавшим начинает принимать вид экспроприации. То тут, то там войска
встречают ожесточённое сопротивление непривычных к политике «твёрдой руки»
граждан».

В этой ситуации наиболее самодостаточные штаты попытаются перейти на
самоуправление и объявят о своём выходе из федерации. Техасу это удастся
сделать относительно легко, в отличие от Калифорнии, для которой вероятным
представляется сценарий, согласно которому она окажется расколотой на две части
– белый север и латиноамериканский юг. Беспорядки, вооружённые столкновения и
разрушения обеспечены.

В мексиканский блок под властью Мехико объединятся Колорадо, Нью-Мехико,
Невада, Аризона. Не исключено, что индейцам резерваций удастся сформировать
обособленный территориально-политический субъект.

Мормонская Юта, благодаря своему уникальному статусу и устойчивому
социально-политическому положению, скорее всего сможет правильно
сориентироваться в ситуации и станет независимой.

Аляска и Гавайи отделяются уже в порядке вещей. На востоке те штаты, где
исторически сильны движения за независимость – Мэн, Вермонт, Нью-Гемпшир —
получают её, остальные скорее всего в совокупности составят конфедерацию Новой
Англии.

Нью-Йорк, способный самостоятельно справиться с последствиями катастрофы, в
соответствии со своими давними притязаниями получает независимый статус.

Нью-Джерси под сурдинку превращается в Новую Италию, Луизиана, где также
срабатывает историческая память, обособляется от Вашингтона.

Население южных штатов, прежде входивших в Конфедерацию восстаёт против
центра. Этот регион – один из самых опасных. В пылу всеобщего смятения,
переосмысления истории весьма вероятны серьёзные конфликты между белым и
чернокожим населением. Не исключено и образование афро-американцами совершенно
нового самостоятельного политического субъекта.

Благодаря тому, что политическая хватка Вашингтона стремительно ослабевает,
некоторые регионы севера, не способные сложиться в самостоятельные
формирования, а возможно и штаты среднего запада, попадают в орбиту влияния
Канады. Флорида по той же логике вполне может стать «добычей» Кубы.

Что же в результате остаётся от США, в каких границах будет существовать
собственно Америка? По логике под юрисдикцией Вашингтона должны остаться округ
Колумбия, Пенсильвания, штат Нью-Йорк без города Нью-Йорка, Мэрилэнд, Делавэр,
Западная и Восточная Вирджинии. Так будет выглядеть новая Америка – Истинные
Соединённые Штаты. Так закончится эпоха великой Америки, американской
неоимперии, Америки-сверхдержавы, так начнётся собственно американская Америка
– небольшое национальное государство среди других государств.