шаблоны wordpress.

Рок сына Бродского

altАндрей БАСМАНОВ избегает попадаться на глаза. Его не встретишь даже на официальном мероприятии, посвященном отцу — Иосифу БРОДСКОМУ. До последнего времени он не дал ни одного интервью, а его фото ни разу не появилось в газетах. «Экспресс газета» сумела найти единственного сына замечательного поэта.
Ровно 40 лет назад, 4 июня 1972 года, поэт Иосиф Бродский эмигрировал в США. Он бежал и от советской системы, которая преследовала его на каждом шагу, и от роковой женщины -Марины Басмановой, которой Бродский писал письма и посвящал любовные стихи до конца жизни. Черноволосая красавица, разбившая сердце поэта, навсегда вошла в историю как муза Бродского. Именно ее друзья литератора обвинили во всех несчастьях Бродского, и в частности в том, что он покинул Родину.
— Дело в том, что Марина ушла от Бродского к Бобышеву — поэту и другу Иосифа, — рассказал один из классиков питерского андеграунда Слава Лен. — Дмитрий Бобышев был одним из так называемых ахматовских мальчиков, наряду с Толей Найманом и Евгением Рейном.

Потомок
известного поэта всю жизнь прячется от людей

 Андрей
БАСМАНОВ избегает попадаться на глаза. Его не встретишь даже на официальном
мероприятии, посвященном отцу — Иосифу БРОДСКОМУ. До последнего времени он не
дал ни одного интервью, а его фото ни разу не появилось в газетах. «Экспресс
газета» сумела найти единственного сына замечательного поэта.

Ровно 40 лет
назад, 4 июня 1972 года, поэт Иосиф Бродский эмигрировал в США. Он бежал
и от советской системы, которая преследовала его на каждом шагу, и от роковой
женщины —Марины Басмановой, которой Бродский писал письма и посвящал
любовные стихи до конца жизни. Черноволосая красавица, разбившая сердце поэта,
навсегда вошла в историю как муза Бродского. Именно ее друзья литератора
обвинили во всех несчастьях Бродского, и в частности в том, что он покинул
Родину.

— Дело в
том, что Марина ушла от Бродского к Бобышеву — поэту и другу Иосифа, —
рассказал один из классиков питерского андеграунда Слава Лен. — Дмитрий
Бобышев был одним из так называемых ахматовских мальчиков, наряду с Толей
Найманом
и Евгением Рейном.

Это был
тесный союз творческих людей. Басманова стала встречаться с Бродским, пока он
был в ссылке в деревне Норинская, куда его сослали за «тунеядство». Ситуация
сложилась парадоксальная: Бродский отвозил Марину в роддом, а Бобышев забирал
оттуда с цветами. Родившегося мальчика Ося, как мы его нежно называли, признал.
Но с этого времени Бобышев стал для Иосифа врагом: весь Питер знал, что Андрей
Басманов
— ребенок Бродского, которого растил какое-то время его друг. Вся
поэтическая богема того времени заняла сторону Бродского и была против
Бобышева, который года через два разбежался с Мариной. Сейчас Дмитрий живет в
США.

Бродский еще
и отомстил сопернику литературным способом.

— Ося взял
придуманную Бобышевым поэтическую матрицу за основу, которую теперь все
называют матрицей Бродского. Поэта представляли первым русским метафизиком. Так
вот: эту философичность — эпитеты, интонацию, набор лексики — придумал Дмитрий
Бобышев, — уверяет Лен.

 

Любил
балерин

Питерского
поэта, вступавшего в конфликт с властью, все знали как большого любителя
женщин. О том, что их отец — Бродский, заявило такое количество внебрачных
детей, что, казалось, любая дама мечтала родить именно от него. Настя
Кузнецова
, проживающая в Питере, — одна из таких плодов любви поэта.

— Я родилась
за два месяца до отъезда папы в эмиграцию, — рассказывает Настя. — Мама
работала тогда в Кировском театре, и любое поддержание контактов с диссидентом
Бродским усложнило бы ее жизнь. Иосиф знал о моем существовании, хотя мама была
скрытным человеком. Мне же тайна отцовства открылась только в 23 года. Уже не
помню, почему я об отце спросила. Поняла только, что это был серьезный для мамы
роман, который сошел на нет из-за ссылок и репрессий Бродского. Но и в
эмиграции она общалась через друзей с Иосифом.

В архиве Марианны
Кузнецовой
есть письма и открытки от отца.

— Не могу
сказать, что новость об отцовстве меня сильно потрясла, — говорит Настя. — Дело
в том, что мама вышла второй раз замуж — за артиста балета, поэтому был отчим,
растивший меня с пяти лет. Родного папу я так ни разу и не увидела.

Насте
Кузнецовой передался отцовский дар, хотя поэтессой она не стала.

— У меня
своя группа «Помело». Пою русский рок, но никогда не исполняю песни на стихи
папы: он этого терпеть не мог, — рассказывает Кузнецова.

С братом по
отцу Настя познакомилась случайно на вечеринке. Они поддерживают отношения, но
Андрей Басманов категорически запретил сестре что-либо про него рассказывать.

— С Андреем
я встретились на молодежной тусовке, — вспоминает Настя. — Я тогда еще не
знала, что прихожусь ему сестрой. Почему Андрей скрывается, понимаю. Расти с
постоянным ощущением грозной тени Бродского — тяжело. Андрей никогда не ставил
цели соответствовать папе.

При этом
американская супруга писателя Мария Соццани, за которой закреплены все
права на авторские гонорары от издания книг, признает ребенком мужа только
Андрея Басманова. И отказывается верить в существование внебрачной дочери Насти
Кузнецовой.

— Мария
знает, что я есть, но делает вид, что меня нет, — недоумевает Настя.

 

Роковая
женщина

Нам удалось
разыскать единственного человека, который мог пролить свет на сложные
взаимоотношения Бродского с Мариной Басмановой и сыном. Об этом впервые
рассказала Алла Уфлянд, вдова поэта и друга Бродского Владимира
Уфлянда
.

— Художница
Марина Басманова — та роковая женщина, которую Иосиф любил всю жизнь, —
рассказала Алла Валентиновна. — Высокая, черноволосая, с тонкими чертами лица,
изящная. Она была воплощением холодной красоты. Ося говорил о ней: «Знала бы
ты, какая она пиявка!»

Своей музе
он посвятил бесконечное количество стихов, а в конце жизни перепосвятил всю
любовную лирику, адресованную другим женщинам. Собрал все стихи в одну книгу и
написал: «Это сборник стихов за двадцать лет с одним, более или менее,
адресатом. А до известной степени это главное дело моей жизни».

— У Марины
был своеобразный характер, — вспоминает Уфлянд. — Отец ее — известный художник.
Он не любил советскую власть, был строг, замкнут… Марина, с одной стороны,
держалась изолировано от людей, но с другой — вынуждена была общаться с кругом
Иосифа. Можно было задать вопрос, от Иосифа или Бобышева родился ребенок, но
Бродский его принял как родного.

Когда Андрей
был маленьким, отец с ним общался до самого отъезда за границу.

Бродский эмигрировал в США, когда Андрею исполнилось четыре года. Отсутствие
отца наложило след на судьбу мальчика.

— Сыном
Марина, на мой взгляд, занималась мало, — считает Уфлянд. — Он даже жил не
дома, а на чердаке ее мастерской — Марина не хотела впускать его в свое
пространство. Андрей все время приходил мыться к нам, потому что на чердаке
сделать это не мог. Мы с Володей всегда были ему рады: кормили, поили… Иосиф
знал это, поэтому все письма и деньги для Марины и ребенка отправлял из-за
границы на наш адрес.

 

Сына не
признал

За годы
обучения Андрей Басманов сменил шесть школ. Когда пришло время забирать
аттестат об окончании, он не стал этого делать.

— Марина
передала сына в семью учительницы, потому что ему так было ближе ходить в
школу, — рассказывает Уфлянд. — Мальчик считался асоциальным: вырос волчонком —
сторонился людей, не хотел общаться даже со сверстниками.

Отношения
Бродского с советской властью складывались непросто: он был вынужден
эмигрировать, отца поэта так и не выпустили в США, а Бродский не смог приехать
на его похороны. Но Уфлянды сделали все возможное, чтобы Андрей и Бродский
встретились.

— Когда Андрею исполнилось 22 года, муж собрал все необходимые справки, кого-то
подкупил, — вспоминает Алла. — Он привез Андрея в Америку. Однако контакта не
получилось, скорее наоборот, возникло отторжение. Андрей спел под гитару песни Александра
Башлачева
, чем категорически не понравился Иосифу. Он ненавидел это до
фобии!

А тут
единственный сын приехал с гитарой и начал исполнять «советский рок». Иосиф
позвонил Володе в тот же день: «Кого ты мне прислал?» На что муж ответил: «Кого
просил, того и прислал». Отец не захотел долго держать сына при себе и через
месяц отправил его обратно со словами: «Деньги буду высылать регулярно».

Со слов
Басманова, он сам не захотел оставаться за океаном: не принял чужие порядки.
Вернувшись, Андрей больше не переступил порог дома Уфляндов. За деньгами и
подарками Бродского приходила его мама.

— Марина
была высокомерной. Приходила к нам во двор и кричала: «Володя!» Муж тащил ее к
нам, — рассказывает Алла. — Она садилась, открывала его письма и читала так
страстно, как нечто бесценное. Марине нужна была эта любовь: она чувствовала
себя королевой, которая отвергла еврейского мальчика. Подарки принимала: в то
время дефицита для женщины любая тряпочка была радостью. Особенно джинсы,
которых в продаже вообще не было. Иосиф знал все размеры и присылал их многим.

Сейчас
Марина Басманова ведет затворнический образ жизни.

— Она
осталась одинокой, — говорит Алла Уфлянд. — Говорят, стала религиозной. Это
путь человека, который хочет искупить грехи.

 

Стал рабочим

Андрею
Басманову ничего не оставалось, как самому прокладывать себе путь в жизни. Он
сменил несколько рабочих профессий.

— Одно время
я встречала его в троллейбусе, — говорит Алла Уфлянд. — Он работал контролером,
затем охранником, спасателем, а сейчас где-то рабочим. Андрей скрывается, он не
хочет, чтобы в нем видели лишь сына Бродского. Думаю, он поступил правильно:
взял то, что мог взять сам. Не кичится происхождением, зарабатывает, как может.
У него независимый и гордый характер.

Семейная
жизнь у Андрея Басманова не сложилась. Он женился на студентке Института
культуры Римме Щипковой, в браке родилось трое детей, но он ушел из
семьи.

— Римма
отважилась родить от него трех девочек. Все они умницы, окончили вузы,
связанные с искусством, — говорит Уфлянд. — Андрей ушел из семьи, и Римма сама
воспитала их. Андрей финансово поднимать девочек не помогал. Сейчас Римма
доктор наук, преподает искусство и культуру в одном из вузов.

 

Литературная
обезьянка

На майской
Неделе Бродского в Санкт-Петербурге никого из родственников не было. Сын
принципиально не участвует в официальных мероприятиях, посвященных отцу.

— Я и фонд
отца никак не связаны друг с другом, — неохотно пояснил Андрей Басманов. — У
меня своя жизнь, которая никак не пересекается с его творческим наследием.
Судьба у меня была непростая — где я только не жил: и на чердаке, и в подвале,
и во дворце. Не хочу, чтобы на меня показывали пальцем и я стал этакой
обезьянкой, поэтому и не общаюсь с журналистами. Не готов я выступать в роли
литературного персонажа.

Не
показывается в России и американская супруга поэта Марина Соццани. Не хочет она
принимать участия и в создании музея в питерской квартире Бродского на Литейном
проспекте.