шаблоны wordpress.

Что случилось с сумчатыми хищниками?

altСудьба сумчатых хищников, действительно, оказалась незавидной. И это притом, что в давние времена представителей верхушки пищевой цепи у сумчатых хватало. Например, боргиены – коренастые полутораметровые хищники с большими лапами и головой, чем-то похожие на медведей. Были у сумчатых даже собственные саблезубые тигры – тилокасмилюсы. 
Обитали эти звери в неогеновый период на территории современной Южной Америки, но после воссоединения с Америкой Северной они, видимо, не выдержали конкуренции с хищными плацентарными и почили в бозе. 
В Австралии сумчатые хищные задержались подольше, пока на пятый материк не проникли люди, а вместе с ними и собаки динго. Последним убежищем стал остров Тасмания, куда динго не добрались. Именно здесь европейцы обнаружили двух оригинальных хищников – сумчатого волка и сумчатого дьявола. 


Судьба
сумчатых хищников, действительно, оказалась незавидной. И это притом, что в
давние времена представителей верхушки пищевой цепи у сумчатых хватало.
Например, боргиены – коренастые полутораметровые хищники с большими лапами и
головой, чем-то похожие на медведей. Были у сумчатых даже собственные
саблезубые тигры – тилокасмилюсы.

Обитали эти
звери в неогеновый период на территории современной Южной Америки, но после
воссоединения с Америкой Северной они, видимо, не выдержали конкуренции с
хищными плацентарными и почили в бозе.

В Австралии
сумчатые хищные задержались подольше, пока на пятый материк не проникли люди, а
вместе с ними и собаки динго. Последним убежищем стал остров Тасмания, куда
динго не добрались. Именно здесь европейцы обнаружили двух оригинальных
хищников – сумчатого волка и сумчатого дьявола.

Самым крупным из них (до 180 см от носа до кончика хвоста) являлся
сумчатый волк (он же – тилацин, он же – зебровый опоссум). Правда, на волка он
походил только передней частью. Задней же больше напоминал кенгуру – тот же длинный хвост и упругие задние
лапы. Утверждали, что убегающий тилацин иногда мог даже перейти на кенгуровый
стиль – т.е. скакать на своих двоих. Добавьте к внешнему облику полосы на спине
и огромную пасть, которую зверь способен распахивать почти на 180 градусов – и
портрет будет готов.

Первым сумчатого волка описал в 1808 г. Джордж Харрис. А вскоре другой
натуралист – Джон Гульд – произнёс слова, которые, к сожалению, оказались
пророческими: «Если этот относительно небольшой остров будет более плотно
заселён и его девственные леса из края в край пересекут проезжие дороги, число
этих удивительных зверей резко пойдёт на убыль. Их просто истребят, как
истребили волков в Англии и Шотландии, и вскоре будут описывать как вымершее
животное»
.

Так и случилось. Стоило в Тасмании обосноваться овцеводам, как они тут
же объявили тилацина своим злейшим врагом. В 2013 году австралийские учёные
придут к выводу, что челюсти этого хищника были слишком слабы, чтобы душить
овец. А тогда, в
XIX
веке, овцеводы повсюду распространяли слухи о его свирепости и кровожадности.

Сумчатый волк, действительно, был довольно отважен и мог дать отпор даже
стае собак. Но на рожон не лез, предпочитая укрываться в гористых местах острова.
На человека тилацин не нападал, если не считать случая, когда старый и слепой
на один глаз хищник вцепился в руку женщины, которая полоскала бельё. Надо
сказать, что дама не испугалась, наступила тилацину на хвост, схватила грабли,
и хищник тут же ретировался.

Премии за отстрел сумчатых волков, а также мода на его полосатую шкуру
сделали своё чёрное дело. Окончательно популяцию этих хищников добил какой-то
вирус, вызвавший вспышку эпизоотии в начале ХХ века. В 1909 году охотники убили
только двух тилацинов, спустя год – одного.

Правительство Тасмании опомнилось лишь в 1938 году и взяло сумчатых
волков под охрану. Однако охранять было уже некого… Последнего дикого
тилацина застрелили ещё в 1930-м, а через 6 лет после этого умер и последний
экземпляр, содержавшийся в зоопарке г. Хобарт. Несмотря на всплывающие слухи,
что сумчатого волка видели то там, то сям, они так и остались слухами. Сегодня
этого зверя мы можем увидеть лишь на чёрно-белой хронике, в виде чучел в музеях
да в роли… щитодержателей на гербе Тасмании (какая чёрная ирония!).

Второму тасманийскому хищнику – сумчатому дьяволу – несмотря на своё
зловещее прозвище, повезло больше. Как и полагается «исчадию ада», этот зверь
чёрен, если не считать белую «манишку». У него коренастое сложение и
непропорционально большая голова с широкой пастью и бородавками на губах.
Своими сильными челюстями хищник не только способен перемолоть кости, но и
разогнуть прутья стальной клетки.

Звуки, которые издаёт тасманийский дьявол, мягко говоря, неприятны – он
как бы одновременно утробно рычит, воет и хрипло подкашливает.

Б. Гржимек «Австралийские этюды»:

«Сумчатый дьявол, в течение нескольких лет живший у нас во Франкфуртском
зоопарке, пел громко и протяжно, когда его об этом просили. Это был очень
компанейский дьявол. Чтобы он во время уборки клетки не мешал служителю, его
легко было отвлечь таким способом: стоило только встать перед ним и затянуть
необходимую ноту, как он сейчас же начинал подтягивать и мог вот так с открытым
ртом голосить сколь угодно долго».

Характер у этого зверя тоже дьявольский. При нападении он яростно
защищается, да и сам способен напасть даже на таких крупных животных, как овца,
охотничья собака и тигровый питон. Впрочем, основной рацион хищника – это
крысы, ящерицы, раки, птицы и небольшие кенгуру.

Как и сумчатого волка, сумчатого дьявола впервые описал Харрис. Зверь
произвёл на натуралиста неприятное впечатление, и тот вынес вердикт: «По
видимому, это безнадёжно дикое, не пригодное к приручению, злобное
животное…». Интересно, как бы вёл себя Харрис, если бы его посадили в бочку и
приковали цепью? А ведь именно так он поступил с двумя пойманными экземплярами
сумчатого дьявола.

Если же к зверю отнестись с душой и умением, то выяснится, что дьявола
вполне можно приручить. При этом ручной зверь становится не менее общительным и
навязчивым, чем какой-нибудь пудель.

К счастью, фермеры, у которых тасманийский дьявол действительно любил
тягать кур, не успели свести его популяцию у нулю. Сейчас в Тасмании дьявола
усиленно охраняют.

Впрочем, есть один сумчатый хищник и на континенте. Речь идёт об
австралийской сумчатой кунице. Этот зверь действительно похож на своего
плацентарного двойника, если не считать белых пятен на шкуре. По местной
легенде свои отметины куница получила во время боя между героями двух
южноавстралийских племён.

Как и тасманийский дьявол, сумчатая куница может стать ручной (её
нередко заводят в домах вместо кошки), а может быть воинственной и яростной.
Известен случай, когда, укрывшись под корнями дерева, зверёк отбился от двух
ирландских терьеров. В другой раз эта небольшая (до метра вместе с хвостом)
хищница загрызла огромного дикого кота.

Но самая удивительная особенность сумчатой куницы заключается в том,
что, пока не пришло время рожать, сумки у неё нет – сколько не ищи! А вот когда
надо, она неожиданно появляется – и довольно приличная, ёмкостью на 6
детёнышей.