шаблоны wordpress.

Торжество рейтингующих

altФинансовый расцвет переживают три крупнейших мировых рейтинговых агентства, те самые, которые были обвинены в глобальном финансовом кризисе 2008-2009 годов и подверглись в итоге жесткому госконтролю. Все дело в сверхмягкой денежной политике индустриальных стран, которая делает жизнь без рейтинга невозможной.
Показательная для крупнейших рейтинговых агентств история произошла в августе 2011 года. 8 августа на российском рынке акций произошел обвал: индекс РТС по итогам торгов рухнул на 7,84%, индекс ММВБ — на 5,5%. К концу дня индекс РТС впервые с декабря 2010 года опустился ниже психологически важной отметки 1700 пунктов, индекс ММВБ впервые с октября 2010 года оказался ниже 1500 пунктов. 

Обвиненные
в причинах мирового финансового кризиса 2008-2009 годов живут и процветают

 

Финансовый расцвет переживают три крупнейших мировых рейтинговых
агентства, те самые, которые были обвинены в глобальном финансовом кризисе
2008-2009 годов и подверглись в итоге жесткому госконтролю. Все дело в
сверхмягкой денежной политике индустриальных стран, которая делает жизнь без
рейтинга невозможной.

Показательная для крупнейших рейтинговых агентств история произошла в
августе 2011 года. 8 августа на российском рынке акций произошел обвал: индекс
РТС по итогам торгов рухнул на 7,84%, индекс ММВБ — на 5,5%. К концу дня индекс
РТС впервые с декабря 2010 года опустился ниже психологически важной отметки
1700 пунктов, индекс ММВБ впервые с октября 2010 года оказался ниже 1500
пунктов.

Российский рынок акций в данном случае последовал за азиатским: в Японии
8 августа акции подешевели на 2,18%, в Гонконге — на 2,11%, в Южной Корее и
Китае — на 3,82%. В Европе британские акции стали дешевле на 2,71%, курс
немецких акций упал на 4,67%, французских — на 4,2%.

Когда 8 августа наступил черед американского фондового рынка, показатели
были такими: падение индекса
Dow Jones на 5,5%, или на 634 пункта. Если считать в пунктах, то это падение
оказалось шестым по глубине за 112 лет и самым глубоким падением с декабря 2008
года. Во вторник, 9 июля, по итогам торгов японский индекс
Nikkei упал на
4,4% — самое большое падение с марта 2011 года, когда по Японии ударили
землетрясение и цунами. В Гонконге акции подешевели на 5,5%. В Южной Корее в
какой-то момент падение курса акций превысило 9%, и власти пригрозили, что
запретят спекулятивную игру на понижение. В России индекс РТС к 14 часам дня
упал на 7,7%. Индекс ММВБ к этому моменту потерял 4,8%.

Игроки на мировом фондовом рынке срочно избавлялись от любых акций и
скупали золото, цена на которое приблизилась к $1800 за унцию.

Сложившаяся ситуация заставляла вспомнить о том, что финансовый кризис
2008-2009 годов тоже начинался с глобального падения курсов акций задолго до
истории с крахом
Lehman Brothers. Уоррен
Хоган, главный экономист инвестиционного банка
ANZ Banking Corp, заявил:
«Скорость и масштабы ухудшения ситуации сейчас абсолютно такие же, какие
мы видели в истории с
Lehman Brothers, в истории
с крахом мыльного пузыря интернет-компаний, наконец, в истории с экономическим
спадом 1982 года. Мировой фондовый рынок ведет себя так, как будто уверен в
неизбежности нового финансового кризиса».

При этом, распродавая акции, игроки на фондовом рынке подчеркивали, что
они делают это из-за того, что рейтинговое агентство
S&P понизило
США кредитный рейтинг. «На самом деле сейчас никто не понимает, к каким же
таким последствием приведет понижение кредитного рейтинга. И из-за этого
непонимания все срочно избавляются от акций. Это классический случай
использования принципа «Сначала продавай акции, а потом задавай
вопросы»»,— отмечал Бен Поттер, аналитик трейдинговой компании
IG Markets.

Пока ничего не понимающие инвесторы избавлялись от акций, американские
власти указывали, что
S&P снизила США рейтинг неправильно. «Мы не нуждаемся в таких
рейтинговых агентствах»,— заявил президент Барак Обама.

Заместитель министра финансов США Джон Беллоуз писал в своем блоге:
«Нет никакого рационального основания снижать рейтинг долговых
обязательств США. Миллионы инвесторов, которые торгуют на мировом финансовом
рынке американскими долговыми обязательствами каждый день, знают, что США имеют
и средства, и готовность платить по своим долгам». Бывший глава ФРС Алан
Гринспен, комментируя сложившуюся ситуацию, особо подчеркнул, что США просто не
могут оказаться в ситуации, когда невозможно расплатиться, потому что платят
они долларами, которых могут напечатать сколько угодно.

Со своей стороны нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц, бывший
главный экономист Всемирного банка, подчеркнул, что рейтинговые агентства
вообще известны своей способностью неправильно оценивать финансовый риск:
«Они недооценили риск на рынке ипотечного кредитования в США — риск,
который в конце концов привел к мировому финансовому кризису, а теперь
переоценивают риск дефолта США».

В ответ руководители S&P, Дэвид Бирс и Джон Чемберс, которые, собственно, принимали решение о
снижении американского рейтинга, сообщили, что речь идет не о способности
платить, а о политической воле это сделать. Что касается воли принимать важные
финансовые решения, то, как показали бесконечные препирательства президента и
республиканских конгрессменов о сокращении бюджетного дефицита в обмен на
повышение потолка государственного долга, она ослабла. И вообще, рейтинговые
агентства своими решениями не пытаются подлить масла в огонь мирового
финансового кризиса, а лишь информируют инвесторов о реальном положении дел в
экономике.

Дело дошло до того, что американские власти обвинили агентство в
неумении считать. «Они сделали ошибку в $2 трлн и забыли проверить свою
работу»,— заявил Остан Гулсби, глава комитета экономических советников
президента США. В ответ агентство указало, что в своих оценках базировалось на
прогнозах внепартийного бюджетного офиса Конгресса. «Но как ни считать,
основного это не меняет. Бюджетная траектория в США идет в сторону ухудшения
финансового положения государства. Никто с этим спорить не может»,—
отметил Джон Чемберс.

Можно вспомнить о том, что в 2008 году все три крупнейших мировых
рейтинговых агентства —
Fitch, Moodys и Standard and Poors (S&P) — до
самого конца сохраняли высокие рейтинги инвестиционного банка
Lehman Brothers и
американских ипотечных облигаций. Когда из-за краха банка и облигаций
финансовый мир рухнул, глава
Moodys Рей Макдэниел оценил работу агентств как «глубоко
разочаровывающую», а один из руководителей крупного хедж-фонда, который
заработал значительные суммы для своих клиентов на том, что предвидел тот крах,
которые не предвидели агентства, подчеркнул: «Это всего лишь вопрос
времени — они все исчезнут». Власти индустриальных стран предприняли
чрезвычайные меры для контроля над агентствами — в частности, в США этим
занимается специальное подразделение Комиссии по ценным бумагам и биржам (
SEC).
Министерство юстиции США возбудило дело против
S&P о
мошенничестве, обвиняя агентство в том, что оно умышленно манипулирует своими
рейтингами для того, чтобы получить больше клиентов. В итоге агентство
добровольно заплатило в феврале нынешнего года властям $1,4 млрд. с тем, чтобы
дело было прекращено.

Однако в итоге ситуация на мировом рынке рейтингов обстоит следующим
образом. Три крупнейших агентства с 2010 года ежегодно повышают цены на свои
услуги на 4%. Их доходы находятся на рекордном уровне. Котировки акций
Moodys на бирже
выросли с 2009 года в шесть раз. Дело объясняется тем, что в условиях нынешних
сверхнизких процентных ставок в индустриальных странах все компании и банки
увлеклись выпуском облигаций, чтобы получить на мировом финансовом рынке
дешевое финансирование. А продать бумаги без рейтинга чрезвычайно трудно, так
как покупатели не желают их приобретать (в том числе потому, что их будет
затруднительно перепродать). Сами покупатели не имеют возможности лично
проверить платежеспособность выпускающих облигаций компаний и банков, а также
надежность десятков тысяч новых облигационных выпусков. Между тем к началу 2014
года
S&P рейтинговал 1,1 млн выпусков облигаций, а Moodys — 0,9 млн.

Крупнейшие пенсионные и инвестиционные фонды в мире просто запрещают
вкладывать свои деньги в бумаги, не имеющие рейтинга.

Ужесточение госрегулирования рейтинговых агентств после глобального
финансового кризиса привело к тому, что от новых агентств
SEC требует
статуса национально признанной статистической рейтинговой организации, который
сама комиссия и присваивает, для этого необходима длительная процедура с
предоставлением полной методологии составления рейтингов и гарантий, что
менеджеры претендента не вмешиваются в работу экспертов. Как указывают представители
компаний-претендентов, на получение этого статуса требуется несколько лет и
сама процедура увеличивает издержки компаний вдвое, делая их
неконкурентоспособными по сравнению тремя крупнейшими агентствами. При этом
сами власти индустриальных стран требуют, чтобы большинство обращающихся на
финансовом рынке бумаг имели рейтинг. В итоге как господствовали три крупнейших
агентства на мировом рынке рейтингов до кризиса, так и господствуют (см.
график). Получилось, что борясь с рейтинговыми агентствами, власти
индустриальных стран своей сверхмягкой денежной политикой обеспечили им
небывалый расцвет.

 

Как в мире борются с
рейтинговыми агентствами

«Власть» изучила мировой опыт противодействия трем крупнейшим
рейтинговым агентствам —
Standard & Poors (S&P), Moodys и Fitch, которые регулярно критикуются за политическую ангажированность при
пересмотре суверенных кредитных рейтингов.

В 2010 году китайское кредитное
рейтинговое агентство
Dagong Global Credit, основанное в 1994 году, выпустило первое независимое
от «большой тройки» глобальное исследование суверенных кредитных
рисков
, охватившее более 50 стран. Позднее
Dagong присвоил рейтинги 100 странам мира, причем Китай и Гонконг имеют наивысшую
степень
AAA, а США с рейтингом A— уступают России (A). В 2012 году Dagong анонсировало создание совместно с американским EganJones Rating и российским «Рус-Рейтинг» международного рейтингового
агентства
Universal Credit Rating Group (UCRG), первые рейтинги
которого должны выйти в 2015 году. Проекты создания собственных рейтинговых
агентств обсуждаются также в ЕС, на базе БРИКС и ЕврАзЭС.

В 2001 году после краха доткомов и ипотечного финансового кризиса 2007
года власти США существенно ужесточили правила деятельности рейтинговых
агентств
. Принятые
Credit Rating Agency Reform Act (2006) и
закон Додда—Франка (2010) позволили американскому финансовому регулятору,
Комиссии по ценным бумагам (
SEC), усилить надзор за агентствами и требовать раскрытия методологии и
некоторых процедур работы. В 2009 году Евросоюз принял отдельные правила
работы для кредитных агентств
, а в 2010 году создал специальный
надзорный орган
European Security and Markets Authority (ESMA), в котором они должны регистрироваться. В 2009-2011 годах правила
лицензирования и раскрытия информации о методах работы и конфликтах интересов
для рейтинговых агентств ввели или ужесточили также в Японии, Канаде и
Австралии.

В феврале 2015 года в итальянском городе Трани начался судебный
процесс против агентств
S&P и Fitch по делу о рыночных манипуляциях, связанных
с выпущенными в 2011-2012 годах кредитными рейтингами. В их числе прокуроры
рассматривают понижение 13 января 2012 года агентством
S&P суверенного
кредитного рейтинга Италии сразу на две ступени, с
A до BBB+. Счетная
палата страны оценила ущерб от понижения рейтинга в 234 млрд евро.