шаблоны wordpress.

Австралийские зарисовки

altОкна моей квартиры, которую я снимала в пригороде Сиднея Сазерлэнде, выходили в парк. Высокие эвкалиптовые деревья восхищали взгляд, а главное, закрывали местное кладбище, лишь небольшая его часть была видна из моих окон. Из открытого окна приятно пахло эвкалиптами.
В тот вечер, сделав уроки, я устроилась на просторном балконе, любуясь закатом и красотой вечернего парка. Вскоре зашло солнце, и стало заметно холодать. Был июль – середина австралийской зимы. Как только я поднялась с кресла, со стороны кладбища раздался громкий, дружный хохот. Смех нарастал, становясь все громче и ближе, а к смеющимся незнакомцам прибавлялись все новые и новые незримые хохотуны.
Быстро войдя в комнату, я плотно закрыла за собой балконную дверь. «Интересно, кто это мог смеяться вечером на кладбище, к тому же, их так много?»- подумала я, а на утро задала этот вопрос своей учительнице английского языка. Я приготовилась услышать местную австралийскую страшилку, но Эн, улыбнувшись, объяснила:
— Не бойся. Это были всего лишь птицы. Кукабарры – обладательницы громкого голоса, напоминающего хохот. Особенно часто этих птиц можно видеть и слышать в утренние и вечерние часы.
Позже мне посчастливилось увидеть кукабарру в парке и полюбить ее. Вообразите себе – пухленькое пушистое тельце с серо-коричневым оперением, крупной головой и с большим прямым клювом. Эти птицы обитают в австралийских эвкалиптовых лесах, они питаются змеями, ящерицами, лягушками и различными насекомыми.
Кукабарра – удивительная птица. Она имеет множество смешных и забавных прозвищ, например, «будильник лесника», «зимородок-хохотун», «король буша». В стародавние времена австралийские аборигены верили, что, когда солнце впервые взошло, бог Баиаме* наградил кукабарру громким голосом, напоминающим людской смех, и приказал по утрам будить человека, чтобы он не пропустил прекрасный рассвет.

 

Загадочный смех на
кладбище

В один из первых дней проживания в Австралии со мной произошла забавная
история.

Окна моей квартиры, которую я снимала в пригороде Сиднея Сазерлэнде,
выходили в парк. Высокие эвкалиптовые деревья восхищали взгляд, а главное,
закрывали местное кладбище, лишь небольшая его часть была видна из моих окон.
Из открытого окна приятно пахло эвкалиптами.

В тот вечер, сделав уроки, я устроилась на просторном балконе, любуясь
закатом и красотой вечернего парка. Вскоре зашло солнце, и стало заметно
холодать. Был июль – середина австралийской зимы. Как только я поднялась с
кресла, со стороны кладбища раздался громкий, дружный хохот. Смех нарастал,
становясь все громче и ближе, а к смеющимся незнакомцам прибавлялись все новые
и новые незримые хохотуны.

Быстро войдя в комнату, я плотно закрыла за собой балконную дверь.
«Интересно, кто это мог смеяться вечером на кладбище, к тому же, их так
много?»- подумала я, а на утро задала этот вопрос своей учительнице английского
языка. Я приготовилась услышать местную австралийскую страшилку, но Эн,
улыбнувшись, объяснила:

— Не бойся. Это были всего лишь птицы. Кукабарры – обладательницы громкого
голоса, напоминающего хохот. Особенно часто этих птиц можно видеть и слышать в
утренние и вечерние часы.

Позже мне посчастливилось увидеть кукабарру в парке и полюбить ее.
Вообразите себе – пухленькое пушистое тельце с серо-коричневым оперением,
крупной головой и с большим прямым клювом. Эти птицы обитают в австралийских
эвкалиптовых лесах, они питаются змеями, ящерицами, лягушками и различными
насекомыми.

Кукабарра – удивительная птица. Она имеет множество смешных и забавных
прозвищ, например, «будильник лесника», «зимородок-хохотун», «король буша». В
стародавние времена австралийские аборигены верили, что, когда солнце впервые
взошло, бог Баиаме* наградил кукабарру громким голосом, напоминающим людской
смех, и приказал по утрам будить человека, чтобы он не пропустил прекрасный
рассвет.

 

Загадочное
происшествие на Лысой скале

В Австралии много таинственных и загадочных мест. Одно из них — Лысая
скала. Это идеальное место для любителей фантастики и приключений. Сюжет в их
жанре, хотя говорят, что книги фантастика
пишутся дома за рабочим столом, позволив авторам путешествовать своему сознанию
во времени и пространстве. Но лучше обо всём по порядку.

Однажды мы с мужем отправились на машине из Сиднея в Брисбен. Начали своё
путешествие на рассвете. Ехать предстояло чуть меньше суток, и по пути мы
делали короткие остановки. Отдыхали, а заодно новые интересные места
исследовали. К вечеру, наконец, добрались до границы двух штатов — Нового
Южного Уэльса и Квинсланда. Это был красивейший лес, с огромными эвкалиптами,
пышными папоротниками и древним монолитом размером 500 на 750 метров отборного
гранита. За гладкую, без какой либо растительности поверхность, скалу прозвали
Лысой (
Bald Rock).

Когда-то давным-давно на скалистой и сверкающей в лунном свете поверхности
скалы аборигены проводили свои ритуалы. Звучала завораживающая музыка, пылал
костёр, подле которого танцевали разрисованные краской древние люди, приводя в
трепет зверей — волаби, кенгуру и поссумов.

Примерно такие живописные картинки мы представляли, следуя по единственной
и достаточно широкой тропинке к самому подножью скалы. Древний монолит оказался
невысоким, и мы смогли без специального снаряжения забраться на самую его
верхушку.

Перед нами на многие километры простирался могучий австралийский лес, и мы
словно парили над высокими пышными деревьями. На этой скале мы были совсем
одни, в тот день, похоже, никто кроме нас не выбрал это место для экскурсии.

Полюбовавшись зачарованными видами, мы стали спускаться. Но внизу нас
поджидал загадочный сюрприз. Как мы не старались, не могли найти ту
единственную тропинку, ведущую к автостоянке. Обойдя скалу, к своему удивлению
мы не нашли утоптанную дорожку. Вокруг лишь простирались густые и плотные
заросли колючего кустарника, таившие в себе возможную опасность — ядовитых змей
и пауков. Идти сквозь них мы не рискнули.

Тропинка, по которой сюда так свободно и легко пришли, вдруг куда-то
исчезла. Не заросла же она за каких-то полчаса? Ища её, мы изрядно устали, к
тому же очень хотелось пить. Несмотря на приближающийся вечер, солнце
беспощадно палило на чистом голубом небосводе. Воды мы с собой не захватили,
так как полагали, что быстренько вскарабкаемся на скалу, полюбуемся живописными
видами, и тут же спустимся.

Вдобавок мы осознали ещё несколько ужасных фактов — к концу дня вряд ли
появятся новые путешественники, и помощи нам ждать не от кого, затем солнце
скроется за могучие кроны эвкалиптов, и станет совсем темно. От этих мрачных
мыслей нам стало не по себе.

Вокруг всё было на первый взгляд обычно — лес, скала, небо, солнце, но
исчезнувшая вдруг тропинка наводила на мысли о мистическом характере этих мест.
Возможно, они скрывают какую-то древнюю тайну, хорошо известную аборигенам, но
совершенно неведомую двум незадачливым путешественникам.

Мы вновь обошли скалу, и с ещё большей внимательностью исследовали
буквально каждый сантиметр, но тропинки по-прежнему не обнаружили. Куда она
вдруг подевались, мы не могли ни понять, ни найти хоть какое-то разумное
объяснение загадочному происшествию.

Когда мы окончательно выбились из сил, муж решился на отчаянный поступок —
 пойти в дебри кустарников и посмотреть, нет ли ещё какой-нибудь тропинки
в лесу. Оставшись одна, я присела на серую поверхность гладкой скалы.

Вскоре муж вернулся.

— Нет там никакой тропинки, — отчаянно сказал он, присаживаясь рядом. —
Одни непроходимые кустарники и кенгуру бродят. Звери равнодушно на меня
взглянули и спокойно поскакали дальше. Представляешь, даже не испугались. И это
в дикой среде!

Мы сидели на скале, обхватив руками ноги и уткнувшись головой в колени.
Одна надежда, что нашу машину обнаружит какой-нибудь лесник, и ринется на
поиски.

Опять пришли мысли о прежних временах, когда аборигены жили в гармонии с
природой и относились к этой скале как к живому существу. Подумав об этом, я
мысленно попросила скалу выпустить нас отсюда, и тут же услышала радостный
вопль мужа:

— Тропинка! Как же мы раньше её не заметили!?

Я посмотрела — и правда, прямо напротив нас между непроходимыми
кустарниками сиял просвет. Просто чудеса! Ещё мгновение назад её здесь не было.
Внезапно исчезла и также загадочно появилась.

Мы с мужем бежали до самой автостоянки, где в одиночестве скучала наша
машина. Там же нашли краник с водой. Прыгая от радости, ринулись к нему и долго
не могли напиться.

Отпустила нас гора. Хотя вначале не на шутку напугала. Почему она скрыла, а
потом открыла тропинку, осталось для нас загадкой. Быть может, она так всех
одиноких путников пугает, забавляясь игрой в прятки. А что если скала хотела
нас защитить, пошли бы в то время по тропинке, а там, к примеру, змея ползла.
Так или иначе, но с тех пор мы с большой осторожностью путешествуем по
австралийским заповедным местам, предварительно хорошо изучив маршрут и взяв с
собой достаточный запас воды. А то, мало какие ещё удивительные сюрпризы
преподнесут нам здешние места, которые до сих пор хранят много неразгаданных
тайн.

 

Радужные лорикеты

Мир птиц Австралии удивителен и многообразен. Здесь обитают
большие страусы и казуары, похожие на наших сорок мэгпаи, белоснежные какаду и
красочные розеллы, а ещё есть необыкновенно красивые попугаи лорикеты.

Первое, что поражает в Австралии, это летающие повсюду
разноцветные попугаи. Их можно встретить в парках, а также на деревьях в жилых
кварталах. Стаи этих птиц представляют собой очень красочное зрелище. Если
радуга, растворившись в небе, решила бы остаться на Земле, то она явно осталась
бы жить в лорикетах.

Дело в том, что у этих попугаев в оперении присутствуют все
цвета радуги. В красный цвет окрашены грудка, в оранжевый — бока и клюв, в
желтый — шейный поясок, в зеленый — хвост и крылья, а в голубой — голова.
Правда, фиолетового оттенка у этих попугаев нет, вместо него передняя часть
шейки и брюшко окрашены в синий цвет.

Летит щебечущая радуга в солнечных лучах, радуя и восхищая.
Невозможно оторвать взор от такой красоты. Словно в природе началось весёлое
цирковое представление. Недаром слово «лори» с голландского переводится как
«клоун».

Питаются птицы фруктами, семенами, пыльцой и нектаром цветов
деревьев, поэтому часто лорикетов можно заметить на пушистых веточках дерева
банксии. Чтобы собрать нектар, лорикет пользуется своим необычным язычком, на
кончике которого расположено много выступов, покрытых мягкими волосками. Из-за
этой удивительной особенности орнитологи прозвали лорикетов щёткоязыкими. С
помощью этого приспособления попугаи могут собирать с цветов нектар.

Лорикеты — небольшие попугайчики, их длина составляет около 30
сантиметров, а размах крыльев у взрослых особей примерно 17 сантиметров.
Обитают они в основном в парках, лесах, но в последнее время стайки этих
попугаев можно увидеть в австралийских городах. В результате частых пожаров в
природных заповедниках уничтожаются деревья, в дуплах которых гнездятся
попугаи, и птицы вынуждены искать пристанище в населённых пунктах. Но и здесь они
чувствуют себя комфортно и безопасно.

Во многих местах лорикеты настолько приручены людьми, что их
можно кормить прямо с рук. Например, в заповеднике Каррамбин, штат Квинсленд,
где обитает больше тысячи лорикетов. Около четырёх часов дня птицы сбиваются в
огромную стаю в центральной части парка. Здесь посетители могут покормить
попугаев специальным кормом, и птицы с большим удовольствием лакомятся
угощением, без страха садясь на руки людей.

 

Австралийские
друзья — попугаи какаду. Новая встреча

Обстоятельства сложились так, что из дома с чудесным видом на
парк мне пришлось переехать в новую квартиру, в том же самом районе Сиднея, но
на другую улицу.

Теперь из моих окон видны крыши низеньких домов, часть проезжей
дороги и несколько высоких эвкалиптов. К моему огорчению, попугаи какаду здесь
пролетали редко, не останавливаясь ни на ветках деревьев, ни на перилах
балкона. С грустью я провожала белокрылых птиц, когда-то составлявших мне
компанию в прежнем моём жилье. Уже никто не плюхался упитанным тельцем на перила
балкона, и не кричал, требую овсяной крупы на завтрак.

Когда из прежней квартиры грузчики выносили мебель, на балкон
слетелась стая попугаев какаду. С удивлением и волнением какаду заглядывали в
комнату, вытягивая шеи и распуская хохолки. У меня сжалось сердце, когда я
уходила из пустой квартиры. Так я прикипела душой к птицам! Даже их ранние
визиты не расстраивали меня. Напротив, было удивительно познавать неизвестный
мне доселе мир хозяев австралийских лесов.

На новой квартире я скучала по своим пернатым друзьям, но
никогда бы не подумала, что они также скучают по моему гостеприимному обществу,
и даже ищут меня.

Это было самым радостным открытием, которое случилось через
месяц после моего переезда. Я стояла на балконе и следила за пролетающей стаей
какаду, как вдруг один из попугайчиков отделившись от стаи, устремился вниз.
Зычно крича, он стремительно двигался к моему дому и вскоре плюхнулся на перила
балкона прямо рядом со мной. По его озорным глазкам и задорному виду, я узнала
в нём молоденького попугайчика, который когда-то принёс мне из парка подарок ––
цветущую веточку эвкалипта, и который однажды нашёл меня, когда я пряталась в
кабинете от назойливо галдящих голодных попугаев, а также он со своим пернатым
папкой будили меня в одно тихое утро.

Кстати, интересно, а где его папка?

Сверху послышалось недовольное ворчание, и вскоре на перила
рядом с молодым попугаем сел ещё один. Возмущённо кряхтя и расправив свой
жёлтый хохолок, какаду вопросительно взглянул на своего друга, мол: «Ты зачем
сюда рванул? Летели себе в своё дупло, а тут такой крюк!» Но, заметив меня,
обрадовано замотал головой: «Вот так встреча!»

Это был «папка»! Удивлённый поступком сына, сменившего привычный
маршрут, ринулся следом за ним.

Радуясь встрече, я сбегала на кухню и принесла для своих гостей
пакетик овсяной крупы.

Теперь попугаи навещают меня и на новом месте. Только я заметила
одну странную особенность.

Какаду больше не прилетают ранним утром, не тревожат меня, когда
я сплю, и не требуют добавки. Вежливо крякнув приветствие, тихо и скромно ждут
угощения, а съедая предложенную еду, тут же улетают. Никаких недовольных криков
и требовательных возгласов. Неужели они подумали, что я переехала из-за их
назойливых визитов, и теперь решили измениться?! Боятся, что съеду опять, и стараются
дорожить дружбой и ценить даже маленькую порцию еды, предложенную от всего
моего сердца.