шаблоны wordpress.

Возвращение к драхме — спасение или социальная катастрофа?

altОдни эксперты считают, что отказ от евро оздоровит экономику Греции, другие предупреждают о гигантском перераспределении собственности и неспособности госаппарата ввести новую валюту. 
Следует ли грекам вернуться к своей прежней валюте – драхме? Дискуссия об этом идет уже несколько лет, однако сейчас она перестала носить чисто теоретический характер: Греция на самом деле оказалась на пороге Grexit — выхода из еврозоны и отказа от евро. Мнения немецких экспертов о целесообразности и осуществимости такого шага резко расходятся.

Одни эксперты считают, что отказ от евро оздоровит экономику Греции,
другие предупреждают о гигантском перераспределении собственности и
неспособности госаппарата ввести новую валюту.

Следует ли грекам вернуться к своей прежней валюте – драхме? Дискуссия
об этом идет уже несколько лет, однако сейчас она перестала носить чисто
теоретический характер: Греция на самом деле оказалась на пороге
Grexit — выхода из
еврозоны и отказа от евро. Мнения немецких экспертов о целесообразности и
осуществимости такого шага резко расходятся.

 

Мягкая валюта – благо для туриндустрии и экспортеров

Среди ведущих экономистов Германии активнее всех за возвращение Греции к
драхме выступает президент немецкого института экономических исследований
ifo профессор
Ханс-Вернер Зинн (
HansWerner Sinn). Он
считает, что только путем отказа от твердого евро и перехода на куда более
мягкую валюту относительно слабая греческая экономика сможет восстановить свою
международную конкурентоспособность.

Благодаря мягкой драхме Греция смогла бы «бросить на европейский
рынок непревзойденно дешевую продукцию и привлечь как туристов, так и
инвесторов», утверждает профессор. Он не ждет мгновенных чудес, но
убежден: «Пройдут от одного года до трех лет – и произойдет перелом,
безработица начнет падать».

В основе сценария Ханса-Вернера Зинна лежит предположение, что стоит
только ввести драхму, как она окажется дешевле евро примерно на 50 процентов.
После такой девальвации отдых в Греции станет чрезвычайно выгодным для
обладателей евро, долларов и других твердых валют. Число иностранных гостей
резко возрастет, и это даст мощный импульс ключевой отрасли греческой экономики
— туристической индустрии.

 

Резкое удорожание импорта – энергии и продовольствия

Одновременно резко возрастет конкурентоспособность греческих
экспортеров, ведь они смогут производить и продавать свою продукцию существенно
дешевле, чем, например, их конкуренты из стран еврозоны. Проблема, однако, в
том, что в Греции помимо сельскохозяйственной продукции (оливки, фрукты, овощи)
и цемента практически нет по-настоящему конкурентоспособных на мировом рынке
товаров.

А чтобы создать экспортные отрасли промышленности, выпускающие продукцию
с высокой добавленной стоимостью, придется для начала ввозить соответствующее
дорогостоящее импортное оборудование. С мягкой драхмой это вряд ли удастся. К
тому же резко подорожает энергия, ведь примерно 80 процентов энергоносителей
Греции приходится закупать за границей.

Удорожание импортируемых энергоносителей больно ударит и по населению.
Столкнется оно и с ростом цен на многие товары повседневного спроса, не только
на зарубежные лекарства, но и на продукты питания, ведь примерно половину
потребляемого в стране продовольствия Греция тоже импортирует.

 

Политический класс не способен провести валютную реформу

К тому же переход на драхму может обанкротить многих добросовестных
греческих заемщиков, будь то предприятия или физические лица. Ведь они брали
кредиты на расширение производства или покупку недвижимости в евро, а впредь
будут зарабатывать в драхмах, что сделает обслуживание долговых обязательств
практически непосильным.

Впрочем, все это — чисто экономический взгляд на проблему. Однако у
возможного перехода на драхму имеются и другие аспекты, на которые во
французском журнале
Le Monde diplomatique указывает
немецкий журналист и социолог Нильс Кадрицке (
Niels Kadritzke). Он
описывает «еще три аспекта, которые игнорируются участниками чисто
экономических дискуссий вокруг
Grexit, особенно экспертами, которые разбираются в неолиберальных моделях, но
не в самой Греции».

Первый аспект касается самого процесса введения новой валюты. По мнению
авторы статьи, такую операцию необходимо «планировать и проводить с
военной точностью», однако «греческому бюрократическому аппарату
подобная задача просто не под силу, особенно под руководством правительства, не
имеющего большого административного опыта», подчеркивает Нильс Кадрицке. К
тому же, добавляет он, при введении новой валюты требуется «такой уровень
дисциплины и секретности, на который весь политический класс Греции просто не
способен».

 

Крупнейшее перераспределение собственности со времен СССР

Ту же саму мысль о неспособности греческого государства в его нынешнем
виде решить столь сложную задачу, как валютная реформа, в еще более резкой
форме высказал недавно в интервью агентству
Bloomberg главный экономист
итальянского банка
Unicredit Эрик Нильсен (Erik Nielsen). По его
словам, речь идет о «непростой задаче для правительства, которое не в
состоянии организовать даже барбекю».

Второй аспект, на который указывает в своей статье Нильс Кадрицке,
является желание абсолютного большинства греков (порядка 70 процентов)
непременно сохранить евро. Автор объясняет эту привязанность не только тем, что
греки привыкли иметь в кармане твердую валюту, но и опасением, что в случае
возвращения к драхме печатный станок вновь окажется под контролем коррумпированных
местных элит, и те будут запускать его для достижения собственных целей,
разогревая и без того высокую инфляцию.

Третий аспект Нильс Кадрицке описывает так: «Возвращение к быстро
обесценивающейся драхме приведет к тому, что социально истощенные слои
населения окажутся абсолютно беззащитными перед кастой обладателей евро,
которые в буквальном смысле слова скупят страну – прежде всего ту недвижимость,
которую можно использовать в туристических целях».

В результате, полагает немецкий эксперт, в Греции «произойдет
крупнейшее перераспределение собственности в Европе со времени прихода
капитализма в бывший Советский Союз». Чудовищное расслоение общества
станет самым губительным социальным результатом
Grexit, предупреждает Нильс
Кадрицке.

Добавим ко всему сказанному и чисто технический аспект. По данным
немецкой компании
Giesecke & Devrient, специализирующейся на печатании банкнот для многих стран мира, в том
числе и для еврозоны, для введения в оборот новой денежной единицы «обычно
требуется от одного года до полутора лет».