шаблоны wordpress.

МОРЯК — АЛЕКСЕЙ ФРОЛОВ.

altМожет ли человек управлять своей судьбой? Не мы зависим от явления под названием «судьба», а судьба зависит от нас. Кто-то с этим не согласится… Все зависит от понимания сущности такого явления как — «судьба».

Моряк Алексей Фролов считает, что судьба — это не предначертанный сценарий нашей жизни. Судьба — это автобиография. Судьба не управляется, а строится нами же. Судьба – результат нашего последовательного выбора от момента рождения до смерти.
Герой моего очерка — моряк. Он никогда не мечтал о море, просто он его никогда не видел.
Алексей Фролов родился на одной из жемчужин Юго-Западной Сибири – на земле Алтайского края. И очень этим гордится. Да и вообще Алтай называют вторым Тибетом. Как говорит Алексей, что на Алтае все лучшее. И мед слаще и девчата голосистее.

altМожет ли человек управлять своей судьбой? Не мы зависим
от явления под названием «судьба», а судьба зависит от нас. Кто-то с этим не
согласится… Все зависит от понимания сущности такого явления как — «судьба».

Моряк Алексей Фролов считает, что судьба — это не
предначертанный сценарий нашей жизни. Судьба — это автобиография. Судьба не
управляется, а строится нами же. Судьба – результат нашего последовательного
выбора от момента рождения до смерти.

Герой моего очерка — моряк. Он никогда не мечтал о море,
просто он его никогда не видел.

Алексей Фролов родился на одной из жемчужин Юго-Западной
Сибири – на земле Алтайского края. И очень этим гордится. Да и вообще Алтай
называют вторым Тибетом. Как говорит Алексей, что на Алтае все лучшее. И мед
слаще и девчата голосистее.

Родился он в селе Панкрушиха. История названия села
сохранилась. Какой-то Пан Крушихинский заехал на денек, а получилось —
навсегда. Так заворожила его красота этих мест: озера, речка, леса — полные
ягод и зверья, местные красавицы… Это старинное село из поколения в поколение
славится певуньями. Поет и играет все село, и все — самоучки. Местные поэты
сочиняли стихи, перекладывали их на музыку. Запоют девчата эти песни на клубных
вечерах, услышит какой-нибудь заезжий артист, и, летит чарующая мелодия по
всему свету. Крушихинские певуньи не однажды становились лауреатами музыкальных
конкурсов, которых на Алтае проводится много.

Ольга Клевно, селянка — Заслуженная артистка России, да
не она одна…

Алексей с гордостью рассказывал о своей любимой
деревеньке, которая была не так далеко от другой, известной всему миру деревни —
Сростки. Одно слово «Сростки» и в памяти возникает романтический образ
талантливейшего писателя, режиссера и артиста — Василия Макаровича Шукшина.
Панкратов-Черный, Валерий Золотухин_- все эти ребята из наших мест… Владимир
Высоцкий любил бывать на Алтае, где у него рождались новые шедевры. Михаил
Евдокимов — актер, пародист, талантливый артист и умный человек, впоследствии
стал губернатором Алтайского края… Да что далеко ходить… Валентина
Терешкова приземлилась в этих местах. Памятник первой женщине — космонавту стал
местом паломничества и привлекает туристов со всего мира. Знаменитый на весь
СССР курорт «Белокуриха». Место «живой воды», которая
творит чудеса с больными и покалеченными людьми.

altРанней весной будоражит сердце запах талого снега,
который снится Алексею всю жизнь, песни скворцов… Душа замирает только от
воспоминаний. Детство у него прошло среди веселых, дружных и деловых людей.
Подростковые игры до поздней ночи на улице. Там же гитара, гармошка, песня,
танцы… Сколько нового и необычного видели каждый год летом, когда цыганский
табор разбивал свои шатры. Звуки гитары и песни цыган, этакого озорного народа,
слышались за несколько километров. Все это было неповторимо.

— Как я научился играть на гитаре, сам не знаю. В школе,
на уроках труда, помню, сделал гитару из доски-обломка старой парты. Струнами
служили какие-то тросики и электропроводка. В 15 лет, на день рождения, сестра
подарила мне гитару. Музыкальной школы в поселке не было, да и зачем, все село
играло и пело. После окончания школы играл на всех вечерах в ансамбле при
сельском Доме культуры.

Вы можете подумать, что моя мечта была стать артистом?
Нет, мое будущее представлялось мне совсем другим. Я хотел стать доктором. Но
судьба распорядилась по-другому. Такая мелочь, как дорожное происшествие, круто
изменила всю мою жизнь. Это случилось за месяц до окончания школы. С товарищем
разбились на мотоцикле. Месяцы ожидания, когда же восстановятся кости. Время экзаменов
и студенческой поры было потеряно. Позже я устроился на работу в районный Дом Культуры
художником-оформителем.

…А в судьбу я верю обязательно! Тогда я и представить не
мог, что Судьба занесет меня так далеко, и такая фантастическая жизнь меня
ожидает впереди, полная приключений и открытий.

Казалось бы все шло по намеченному руслу, я работал
оформителем… работал год, два, всю жизнь… так думал я тогда.

Перед призывом на военную службу я оформлял Ленинскую
комнату в районном военном комитете. Работа моя понравилась, военком сказал:
«Молодец! Мы тебе подберем что-нибудь получше, чем пехота! Словом, «теплое
местечко». Местечко это оказалось не только холодным, но и мокрым… Это был
морской флот!

Служба на Тихоокеанском военно-морском флоте изменила всю
мою дальнейшую жизнь. Я стал матросом Краснознаменного Тихоокеанского Флота! А
дальше все закрутилось так, что океан стал для меня родным домом. Скоро я
понял, что океан для жизни человеческой не подходит — вода горькая и пить ее
нельзя, да и долго в нем не продержишься в случае чего. Но куда же было деться
от красоты его, бессмысленного изменения цвета от синего до зеленого, от
зеленого до черного… я же деревенский парень, тайга, лесные поляны, стога
сена, осень с грибами, трель птиц… но любовь входит в сердце потихоньку, и
начинаешь понимать, что от этого никуда не денешься.

Я учился и работал в Дальневосточном Морском Пароходстве.
В то время это было крупное пароходство с большим флотом, включавшим в себя
множество всевозможных видов транспорта. Это были ледоколы, рефрижераторы,
лесовозы, сухогрузы и пассажирские суда. Начало моей морской деятельности
совпало с 90-ми годами. Это было бурное время — перестройка, приватизация,
смена правительства, или другими словами — развал СССР. Тогда я работал на рефрижераторном
судне«Марина Раскова», которое бороздило Тихоокеанский регион, включая
Австралию и Новую Зеландию. Для меня, деревенского паренька, не видевшего дома
больше одного этажа, представилась большая возможность увидеть многие страны,
большие города и столицы мира.

Обстоятельства, которые заставили меня оказаться в Новой Зеландии,
может быть даже считать меня изменником Родины, объяснимы.

23 года я живу вдали от Родины. 10 лет прожил в Новой
Зеландии. 13 лет в Сиднее. Перестройка, раздел СССР и всего, что только можно
было разделить и

«прихватизировать»- вот все это и было
настоящей изменой. В азарте приватизации, подела и раздела флота – да и,
вообще, всей страны СССР, забыли не только тех, кто был далеко, но и тех, кто
был рядом. А мы, моряки, были тогда очень и очень далеко. Оказавшись на чужбине
без зарплаты, с просроченными паспортами моряков, с устаревшими документами на
эксплуатацию судов, без чего корабль не мог получить ни сервис, а значит и
передвижение… Встречаясь с моряками с других судов в портах мира, мы, порой,
слышали жуткие новости.

И вот тогда начали прыгать с судов! Прыгать с судов прямо
в морскую пучину. Не
всегда в прямом смысле. Хотя, происхождение этого выражения отображает
полную реальную картину «спрыгнуть с судна».

В 1979 году в заливе Сиднея, украинка Лилия Гасинская,
спрыгнула с уходящего русского судна в морскую пучину, только в одном
купальнике. Купальник был красного цвета. Она вошла в Австралийскую
энциклопедию под названием «Девушка в красном бикини». В 90-е годы таких
«прыгунов»были целые команды советских судов, брошенных на произвол
судьбы в разных странах мира. В то время я был молод и ситуация с
«брошенными», о которых рассказывали моряки, меня потрясла… Я
понимал, что такое остаться в чужой стране без документов, денег, поддержки и языка.
Но еще больше меня пугало возвращение на Родину после всего этого.

Как же я прижился в стране, которая так не похожа на мою
деревеньку в Алтайском крае? Без знания языка, обычаев? С просроченными
документами и
без денег?

altПрижиться в стране, так не похожей на мою деревеньку в
Алтайском крае, без знания языка, без знания обычаев, с просроченными
документами и без денег было тяжело. Правда, во время работы на корабле, нам
платили в день 5 американских долларов… и у кого-то была смехотворная сумма,
которая откладывалась для семьи, но большинство, что греха таить, превращали
эту сумму в товар, который на Родине продавался и утраивался. Страна — Новая
Зеландия, в которой мне пришлось остаться, создала условия, в которых все эти
трудности можно было преодолеть, хотя путь этот и не был легким. Армия Спасения
кормила нас бисквитами, одела и обула, дала жилье и все, что нужно для жизни.
Была возможность выучить английский язык и найти работу. Многие моряки,
сброшенных судов, со временем влились в семьи местного населения. Но в общем
все это — трагедия!

Так с одного судна, которое было русским, по воле судьбы
«спрыгнула» молодая женщина. Мы с другом, узнав об этом, нашли ее и
забрали к себе. Мы тогда жили в доме, места было достаточно. Да и как бросишь
своего человека на чужой земле. Это оказалась красивая синеокая блондинка на
седьмом месяце беременности. Вскоре родился мальчик. Он был такой черненький, я
стал крестным отцом и имя ему дали — Алексей Алексеевич. Сейчас ему уже больше
20 лет! Хороший парень. Его мама — счастлива.

Иногда я сам себе задавал вопрос, а можно ли было плюнуть
на все и уехать на Родину? Это было далеко не просто. Многие пытались это
сделать, но удавалось единицам. Все, что происходило на Родине в то время, было
еще страшнее, чем этот, новый для нас мир. Я не помню случая, чтобы кто- то
вернулся в бывший СССР по своей воле. Моряки с судов были разной национальности
и это создавало еще большие трудности с возвращением на Родину, которой больше
не было. СССР остался только в истории и памяти народной, может в стихах,
песнях… Это было обидно!

За долгие 23 года, которые пролетели как один день, я
многому научился. Выучил английский язык, понял и усвоил законы новой жизни.
Вся моя жизнь была связана с морем и в Новой Зеландии, и здесь, в Сиднее.
Кстати сказать, то, что я оказался в Сиднее — это, опять же, происки судьбы Я
приехал в отпуск посмотреть Сидней. Но оказалось, что мое судно встало на
долгосрочный ремонт. Поинтересовавшись работой здесь, я сразу был принят на
судно механиком. Австралийский флот значительно больше и мощнее Новозеландского.
На большое, мощное и новое судно я был принят первым механиком, которое
обслуживало нефтяные и газовые вышки. Сейчас я работаю на пассажирском судне в
Сиднее и живу постоянно дома. У меня два сына. Я — счастлив!

Находясь так далеко от Родины, я никогда не забывало
своем милом селе, о своей Родине, России. Как только появилась возможность
пересечь границы без проблем, я сразу же вылетел, впервые это было в 1998 году.
Меня ждали моя мама, отец, бабушка. Встреча с Родиной меня удивила. Всего за 6
лет было разрушено все хозяйство, и все это было видно не вооруженным глазом,
особенно в глубинке. Деревенька моя, из цветущей, превратилась в заброшенную…
народ разъехался, пустые дома и поросшие бурьяном дорожки… работы нет и
мужское население — спилось… В городах появилось так много ларьков с пестрыми
наклейками, все площади и общественные места были местом торговли, где
продавалось все! Мне, казалось, что торгуют все и везде! Был всеобщий базар! Вещей
было много, но купить было нечего. По возможности, почти каждый год, я бываю в
России. Деревенька моя разрушилась окончательно. Потрясает воображение огромное
количество богатых людей, миллионеров… Дорогие машины. Светские мероприятия для
избранных… Это стало для меня загадкой из загадок… Здесь, в Австралии, такое
может быть если все добро передается по наследству, но это редкость…

Еще более потрясает воображение огромнейшее количество
беспризорников, попрошаек на всех станциях, поездах и переходах… Жуткие условия
содержания старичков в Домах престарелых…

Каждый раз я еду на Родину на встречу с моей милой мамой.
Мама была у меня в Австралии и ни один раз. Она всегда восхищается теплом и
приветливыми лицами людей, живущих здесь…от этого ей радостно на душе. Деревья
цветут буйно, солнышко ласково греет, чисто кругом и ни в чем нет отказа. Птицы
поют. Но, вдруг, засобирается домой, заторопится, и тогда уже ничем не
остановить эту страсть, которая называется «тоской по родине».

Сколько бы лет я не жил вдали от Родины, но меня никогда
не покидает чувство, что Родина у меня — одна!

С самого детства Алексею запомнились две рамочки на стене
старого дома с фотографиями мужчин в морской форме. Это были его дяди. Но тогда
он не задумывался, что его судьба будет связана с морем. Сейчас, на стене уже
другого дома, висит три рамочки с фотографиями мужчин в морской форме. Среди
них — моряк Алексей Фролов.