шаблоны wordpress.

Призрак Оперы

altВ марте 1908 года во время плановой инспекции подземелий Гранд Опера рабочие сломали стену, казавшуюся лишней и преграждающей путь в соседний подвал, и за стеной обнаружили скелет человека… 
Опасаясь скандала (в подвалах роскошного и популярного театра десятилетиями лежат трупы), директор решил показать скелет своему знакомому жуpнaлиcтy. Месье Гастон Леру был страстным театралом, к тому же славился известной осторожностью при написании статей: в молодости он получил юридическое образование и, видимо, поэтому старался не писать шокирующих или оскорбительных разоблачений, хотя, как и все газетчики, гонялся за сенсациями. 

В марте 1908
года во время плановой инспекции подземелий Гранд Опера рабочие сломали стену,
казавшуюся лишней и преграждающей путь в соседний подвал, и за стеной
обнаружили скелет человека…

Опасаясь
скандала (в подвалах роскошного и популярного театра десятилетиями лежат
трупы), директор решил показать скелет своему знакомому жу
pнaлиcтy. Месье Гастон Леру был страстным театралом, к тому же славился известной
осторожностью при написании статей: в молодости он получил юридическое
образование и, видимо, поэтому старался не писать шокирующих или оскорбительных
разоблачений, хотя, как и все газетчики, гонялся за сенсациями.

Месье Леру умел
деликатно формулировать, и директор надеялся, что после выхода его статьи
новость утратит остроту и скандала удастся избежать.

Гастон Леру
склонился над находкой: скелет был припорошен кирпичной пылью, форма черепа
была весьма странной.

Должно быть,
при жизни этот несчастный был ужасающе уродлив. Но на мизинце скелета сверкало
дорогое кольцо. Судя по форме – женское, сделанное по ювелирной моде 60-х годов
прошлого
XIX века.

Парижский
оперный театр, Гранд Опера или Опера Гарнье, как его называют по имени
архитектора, — самый большой оперный театр в мире. Это здание поражает своей
красотой и просто шокирует роскошью внутреннего убранства. Оно огромно — но
большинство посетителей даже не догадывается, насколько: ведь они видят только
надземную часть здания.

Подземелья
Оперы – одна из легенд Парижа: они огромны, располагаются на нескольких
уровнях, там множество коридоров, половина из которых обрушились от времени и
не отреставрированы до сих пор, поскольку современные строители не уверены, что
попытка реставрации не приведет к обрушению всего здания. В этих коридорах
легко заблудиться и погибнуть, а под центром Оперы находится настоящее
подземное озеро. Воду из этого озера в
XIX веке
использовали в гидравлических машинах для обслуживания декораций. И до сих пор
оно используется как водный резервуар на случай пожара, к тому же осушить его
полностью просто невозможно: здание построено над одним из ответвлений Сены.

Гастон Леру был
потрясен не самим фактом обнаружения мертвеца в Опере (в этих подземельях
остался бы незамеченным целый полк), сколько чудовищным уродством черепа и
наличием изящного женского кольца.

Изображение
кольца опубликовали во всех газетах, пытаясь найти кого-то, кто узнает эту вещь
и тем самым прольет свет на тайну личности неизвестного, умершего в подземельях
Оперы около тридцати лет тому назад. Никто не откликнулся, и неизвестный так и
остался неизвестным, а тайна его смерти так и осталась тайной.

Но Леру был
хорошим журналистом, и ему удалось разговорить несколько старых рабочих,
трудившихся при театре со времен его постройки. И они рассказали историю о том,
что один из архитекторов якобы был человек с изуродованным лицом. Ему
приходилось носить маску: даже могучие каменщики пугались и крестились при виде
его !

Родом
архитектор был из какой-то французской деревушки, мать нагуляла его и пыталась
скрыть беременность, до последнего утягивая живот корсетом, вот и родился
бедняга с такой головой.

Потом мать
продала его цыганам как диковинку. Но архитектор он был очень искусный: вроде
бы, обучался где-то на Востоке, куда его завезли цыгане.

Он был одинок,
и дирекция предоставила ему квартирку в Опере. Бедняга влюбился в одну из
хористок по фамилии Даэ. Но она не отвечала ему взаимностью, тем более, что у
нее был богатый покровитель.

Но архитектор
как-то заманил ее в свой дом и продержал две недели в подвале. Что там между
ними произошло, неизвестно, однако архитектор отпустил хористку добровольно. А
сам просто исчез. Говорили, будто он замуровал себя где-то в подземельях Оперы
и таким изощренным способом покончил с собой.

А еще говорили,
будто он сам – или его призрак – до сих пор ходит по коридорам Оперы и может
проникнуть куда угодно через тайные переходы, которые сам же построил в толще
стен и внутри колонн.

Эта история
Леру понравилась, но показалась недостаточно романтичной и зловещей. Поэтому он
решил придумать собственную версию.

Таинственного
уродца в маске он назвал Эриком, сделав его не только гениальным архитектором,
но и гениальным композитором, «Ангелом музыки», обучающим юную хористку пению,
а потом с помощью жестоких преступлений открывающим ей путь на сцену. Его
возлюбленная получила имя Кристина и куда более благородный характер. А вместо
богатого покровителя прекрасной певице судьба подарила знатного жениха Рауля де
Шаньи. Так был создан один из популярнейших триллеров в истории литературы.
Свой роман, вышедший в 1910 году, Гастон Перу назвал «Призрак Оперы».

Сейчас роман
Гастона Леру о Призраке стоит в ряду таких великих культовых произведений, как
«Дракула» Брэма Стокера и «Франкенштейн» Мэри Шелли.