шаблоны wordpress.

«Кто кому должен – это большой вопрос

altВ Латвии озвучили очередную версию «ущерба от советской оккупации» – теперь он составил 185 млрд евро. Одним из парадоксов выглядят претензии за «демографические потери» (имеется в виду прежде всего депортация). И это притом что при советской власти население Латвии росло, а за последние двадцать лет оно сократилось более чем на четверть.

В Латвии озвучили очередную версию «ущерба от советской оккупации» –
теперь он составил 185 млрд евро. Одним из парадоксов выглядят претензии за
«демографические потери» (имеется в виду прежде всего депортация). И это притом
что при советской власти население Латвии росло, а за последние двадцать лет
оно сократилось более чем на четверть.

Латвия оценила в 185 миллиардов евро
ущерб, причиненный за советский период – об этом в понедельник сообщила
представитель комиссии по оценке ущерба от «советской оккупации» Рута Паздере.
«В оценку включены демографические потери и ущерб для окружающей среды, можно
оценить в несколько десятков миллиардов евро каждый», – цитирует Паздере РИА «Новости».

Официальная точка зрения, которой придерживаются постсоветские власти
Латвии, Литвы и Эстонии, состоит в том, что эти прибалтийские государства были
оккупированы СССР с 1940 по 1991 годы. Что касается собственно Латвии, то, как
отмечалось ранее, в политической элите страны присутствует мнение, что и
освобождение Латвии от немецко-фашистских захватчиков в 1944–1945 годах, и
завершение Второй мировой войны принесли Латвии не свободу, а продолжение
«советской оккупации».

В ноябре 2015 года министры юстиции трех республик Прибалтики подписали
меморандум о сотрудничестве, который подразумевает координацию деятельности по
предъявлению требований к России как правопреемнице СССР, о возмещении так
называемого советского оккупационного ущерба. Впрочем, Эстония отказалась от
такого намерения – сначала в ноябре премьер-министр страны Таави Рыйвас заявил,
что он против планов затребовать от
России компенсацию за «советскую оккупацию». В феврале глава эстонского МИДа
Марина Кальюранд подтвердила: Таллин отказывается от этой идеи. Латвия же, судя
по нынешнему заявлению, не только не отказывается, но и подсчитывает сумму
ущерба.

Подобный «счет» России выставлялся неоднократно, но авторы никак не
могут договориться о суммах. В мае 2005 года латвийский сейм принял декларацию,
подготовленную тогдашним главой парламентской комиссии по международным делам
Александром Кирштейнсом – в декларации говорилось, что «сумма претензий
колеблется в пределах от 60 до 100 млрд долларов».

В 2009 году уже упомянутая спецкомиссия по оценке ущерба от «оккупации»
насчитала 100 млрд латов ущерба (около 145 млрд евро или 200 млрд долларов на
тот момент). В 2013 году авторы книги, выпущенной на основе исследований,
проведенных Латвийским обществом исследователей оккупации, при финансовой
поддержке Европарламента, оценили ущерб Латвии в 375 млрд долларов.

 

«Это посчитано с заводами и фабриками, оставшимися от СССР?»

Руководство России неоднократно заявляло, что ни о какой оккупации стран
Прибалтики в 1940 году со стороны СССР не может быть и речи. Ранее российский
МИД пояснял, что рассматривает присоединение Прибалтики к СССР как
соответствовавшее нормам международного права того времени.

По мнению ведомства, термин «оккупация» здесь не может быть использован,
поскольку между СССР и прибалтийскими государствами не велось военных действий,
а ввод войск осуществлялся на договорной основе и с явно выраженного согласия
существовавших в этих республиках властей. Кроме того, в Латвии, Литве и
Эстонии во все время их пребывания в составе Советского Союза (за исключением
времени оккупации Германией в годы Великой Отечественной войны) действовали
национальные органы власти.

Нынешний «счет» на 185 млрд евро в Москве восприняли иронически.

«Объявляю конкурс на лучший комментарий этой новости», – написала на
своей странице в
Facebook официальный представитель МИДа Мария Захарова. Она также
попросила «на фамилии Руты не зацикливаться, а проявить креатив». «Лаврова тоже
цитировать не надо – не ленитесь», – добавила Захарова. Пользователи соцсети
тут же включились в обсуждение новости.

Несколько из них предложили «вспомнить о роли латышских стрелков в
гражданской войне и выставить аналогичный счет либо переадресовать текущий
латышскому правительству». Еще один пользователь написал, что «лучше бы
подсчитали ущерб за четверть века независимости Латвии» после 1991 года. «А это
с заводами и фабриками, оставшимися от СССР, посчитано?» – поинтересовался еще
один.

В комментарии, который оставил Владимир
Петухов
, более подробно перечислены некоторые «последствия советской
оккупации» Латвии: «Удивительно, стране, в которой после Великой Отечественной
войны было не только восстановлено все хозяйство, но и построено множество
объектов промышленной и коммунальной инфраструктуры, оказывается, был причинен
ущерб. Наверное, тем, что строили и больницы, и сады, и школы. Я уже молчу о
заводах: «Автоэлектроприбор», «Гидрометприбор», Рижский дизелестроительный
завод, Рижский электроламповый завод, завод микроавтобусов РАФ, рижский завод
«Компрессор», Валмиерский завод стекловолокна, Резекненский и Даугавпилсский заводы
электроинструментов, заводы сельскохозяйственного машиностроения «Ригасельмаш»,
«Елгавсельмаш», «Лиепайсельмаш», Резекненский завод доильных установок,
Болдерайский завод силикатного кирпича, Объединение электронной техники «Альфа»
и другие. Рижская и Плявиньская гидроэлектростанции, две ТЭЦ в Риге, 93 станции
МТС, нефтепровод Полоцк – Вентспилс и Вентспилсская нефтебаза (сейчас –
«Вентспилс нафта»). Теперь будем знать, что все это, по мнению представителей
комиссии, принесло ущерб».

 

Что после «оккупации»?

По данным директора рижского Института европейских исследований,
координатора Союза русских общин Европы по Латвии Александра Гапоненко, если
доля промышленности в ВВП Латвии во времена СССР занимала 38%, то за 1990-е
годы сократилась до 20%, а за время пребывания в составе Евросоюза (с 2004
года) – снизилась до 9%.

Пострадало даже рыболовство – отрасль, бывшая стержнем экономики Первой
республики (1919–1940), правопреемницей которой считается нынешняя Латвия. По
словам Гапоненко, страна лишилась рыболовецкого флота, а из 22
рыбоперерабатывающих заводов, существовавших еще в конце 90-х, «в живых»
осталось лишь три.

Постсоветское «процветание», по мнению экспертов, сказалось на
демографии – подтверждением чему служат статистические показатели. Если в 1990
году численность населения Латвийской ССР составляла 2 млн 673 тыс. человек, то
в 2016 году население Латвии – 1 млн 968 тыс. По официальным данным, 270–280
тыс. человек выехали в страны Западной Европы в поисках работы. 

 

«Работа самой комиссии составляет изрядный убыток»

«Это чисто пропагандистская идеологическая работа, чтобы обвинить Россию
во всех сегодняшних грехах и проблемах Латвии. Анализировать методологию
подсчета этих потерь совершенно бессмысленно. Единственная цель такой
деятельности – очернить Россию», – отметил в комментарии газете ВЗГЛЯД
латвийский оппозиционный политик и общественный деятель, один из руководителей
партии «За родной язык!» Владимир Линдерман. По его мнению, подсчет подобного
рода компенсаций не имеет смысла с экономической точки зрения.

«Компенсационная» активность в стране «никогда не прекращалась», поэтому
нельзя говорить, что обнародование подобных цифр мотивировано какими-либо
внутриполитическими причинами, отмечает Линдерман. «Эта комиссия работает
десяток лет, если не больше. Периодически всплывает информация о ее
деятельности, им нужно финансирование на продолжение работы. Работа самой этой
комиссии уже составляет изрядный убыток для Латвии», – уверен он.

 

«Кто кому должен – большой вопрос»

По словам Линдермана, после обретения независимости страна жила отчасти
на распродаже советского имущества, пилила на металл производственные мощности,
спекулировала построенными в советские годы домами. «То есть кто кому должен –
это большой вопрос», – подчеркнул собеседник.

Что касается ущерба за демографические потери, то политик отмечает, что
депортации были как до войны, так и после. «Эти депортации не носили
этнического характера, – подчеркивает Линдерман. – Скажем, в довоенные годы
было выслано много русских, евреев. СССР был классовым государством. А
послевоенная депортация в основном связана с сопротивлением «лесных братьев» и
т. д.». По словам собеседника, «за время независимости Латвии страна потеряла
25% населения, в основном в силу экономических причин, отсутствия рабочих
мест». «Многие подались работать на Запад, какая-то часть и в Россию. Если
говорить о людских потерях, то период после обретения независимости – это
чемпион по людским потерям», – уверен Владимир Линдерман.

 

Пользуясь конъюнктурой

В свою очередь историк, руководитель исследовательских программ фонда
«Историческая память» Владимир Симиндей назвал методологию подобных подсчетов
непрозрачной и мутной. Он уверен, что такая постановка вопроса становится
возможной исключительно благодаря политическому заказу.

«Игры в подсчет (ущерба) от якобы оккупации идут давно, с начала 2000-х
годов. Реальным итогом работы этой комиссии на сегодняшний день является то,
что она потратила энное количество денег на эти непрозрачные подсчеты. Это
арифметическая «химия». Есть желание приплюсовать к ущербу вещи, совершенно не
относящиеся к теории ущерба», – сказал Симиндей газете ВЗГЛЯД.

По мнению собеседника, в Латвии хотят воспользоваться международной
конъюнктурой в условиях нарастающего давления на Россию со стороны стран Запада
и добиться поддержки своей позиции от некоторых стран Евросоюза, такие
символические попытки довоевать с СССР в лице России наблюдаются прежде всего
на площадке Европарламента.

Он отметил, что в самой Латвии понятие советской оккупации «не является
строгим юридическим понятием», поэтому, будь они щепетильней в правовом плане,
«пытались бы продвигать тезис об аннексии». «В Латвии есть политические силы,
которые надеются, что Россия когда-нибудь окончательно ослабнет, и в этих
условиях они сдуют пыль с этих расчетов и предъявят свои претензии. Но в
нормальных условиях развития ситуации ожидать какого-то практического выхлопа
от подобных претензий невозможно», – уверен историк.

Что касается ущерба за демографические потери, то Владимир Симиндей
напоминает, что это были тяжелые страницы в истории, но требовать сейчас за это
десятки миллиардов евро – надуманно.

«Абсолютное большинство депортируемых – если мы берем события 1949 года
(«большая мартовская депортация», также
известная как операция «Прибой» – прим. ВЗГЛЯД), потом вернулось. Те, кто уехал
на Запад, то они убегали вместе с немецкой армией, которая отступала под
ударами Красной армии. Люди испытывали определенную фрустрацию. Часть из них
была коллаборационистами, часть просто опасалась возвращения советской власти.
Но все исторические катаклизмы, которые приключались в ХХ веке, списывать на
то, что это можно попытаться истребовать с России – невозможно», – подчеркнул
он.