шаблоны wordpress.

Рост протекционистских настроений в США: стоит ли волноваться?

altПредсказать результаты президентских выборов в Америке не представляется возможным, но уже можно с уверенностью утверждать, что следующий президент будет противником ТТП (Транстихоокеанского партнерства) – важного торгового договора между 12 странами, который США подписал в феврале.
Предвыборная кампания в США в 2016 году отличается протекционистской риторикой, что может привести к серьезным последствиям для всего остального мира.
Дональд Трамп всю свою жизнь выступает против договоров о свободной торговле, и именно эта поддержка протекционизма и стала центральной частью его кампании. На данный момент он — наиболее вероятный на выдвижение в президенты США от Республиканской партии.
«Мы – как копилка, которую ограбили!», — заявил он на митинге в Индиане в мае. «Мы не можем позволить Китаю продолжать насиловать нашу страну!».

Предсказать
результаты президентских выборов в Америке не представляется возможным, но уже
можно с уверенностью утверждать, что следующий президент будет противником ТТП
(Транстихоокеанского партнерства) – важного торгового договора между 12
странами, который США подписал в феврале.

Предвыборная
кампания в США в 2016 году отличается протекционистской риторикой, что может
привести к серьезным последствиям для всего остального мира.

Дональд Трамп
всю свою жизнь выступает против договоров о свободной торговле, и именно эта
поддержка протекционизма и стала центральной частью его кампании. На данный
момент он — наиболее вероятный на выдвижение в президенты США от
Республиканской партии.

«Мы – как
копилка, которую ограбили!», — заявил он на митинге в Индиане в мае.
«Мы не можем позволить Китаю продолжать насиловать нашу страну!».

 

Протекционизм как предвыборная платформа

Протекционизм
Трампа практически зеркально отражается и на противоположной половине
политического спектра.

Берни Сандерс,
называющий себя социалистом, в начале этого года заявил: «С 2001 года в
Америке закрылись 60 тысяч заводов, и многие из них закрылись из-за губительных
торговых соглашений. Если я буду избран президентом, то я коренным образом
переделаю торговые соглашения нашей страны».

Даже Хиллари
Клинтон стала менять свою позицию, учитывая протекционистские настроения в
стране. Будучи госсекретарем в администрации президента Обамы, она выступала за
договор ТТП. Сейчас кандидат Клинтон говорит, что «изучает» этот
договор, и что она «против того, что она узнала».

Экономические
причины подобного единодушия кандидатов видны в таких городах, как Стилтон,
штат Пенсильвания.

Город был
назван в честь стали, и с 1860 года именно производство стали было его главной
индустрией. Но сейчас вдоль всего берега реки Саскеханна стоят заброшенные
сталелитейные заводы. Центральная улица города полна закрытых магазинов.

Я встретил
одного местного жителя, оставшегося здесь, несмотря ни на что. «Импорт иностранной
стали убил наши заводы», — говорит Ал Куигли, сидя в своем ресторане.

Ал Куигли
открыл ресторан в 1952 году. В те времена, говорит он, в Стилтоне было примерно
6000 рабочих, и заводы работали в три смены, семь дней в неделю. Сейчас, по его
словам, рабочих осталось не больше 600, они работают в две смены, и отдыхают по
выходным.

Народное
недовольство исчезновением рабочих мест в промышленности сконцентрировано на
одной точной дате: в 2001 году Китай присоединился к Всемирной торговой
организации, и эта громадная экономика, которая начинала расти на более чем 10%
в год, стала полноправным членом мировой торговой системы.

Все понимали,
что это приведет к корректировке экономики. Однако классическая экономическая
теория утверждает, что, хотя импорт товаров приведет к потере рабочих мест в
таких городах, как Стилтон, повышающийся уровень экспорта создаст новые рабочие
места, возросшая конкуренция приведет к понижению цен, и со временем от этого
выиграют все.

Однако
результаты недавнего исследования Массачусетского института технологии (
MIT) указывают, что в реальной жизни все происходит несколько по-другому.
Исследователи обнаружили, что традиционным промышленным городам, таким как
Стилтон, напрямую затронутыми конкуренцией с Китаем после 2001 года, требуется
гораздо больше времени, чтобы восстановить местную экономику, а многие рабочие
места просто исчезают, и не заменяются новыми.

«Очень
важно понять, что, в отличие от медицинских услуг или торговли, промышленность
чрезвычайно сконцентрирована географически», — говорит исследователь
MIT Дэвид Отор. «Это делают ситуацию более болезненной. Люди ощущают это
на себе лично, если они работают в этом секторе промышленности, и потому что
они живут в этих местах», — добавляет он.

Глава
ассоциации производителей Пенсильвании Дэвид Тейлор – один из республиканцев,
которому очень не нравится, что Дональд Трамп, по его словам, захватил его
партию.

«Я про это
говорю без устали уже 15 лет», — отмечает он. «И никто не хотел меня
слышать – наши национальные лидеры абсолютно ничего не сделали. Я ненавижу
Трампа. Но, к сожалению, этот вопрос, очень важный вопрос, оставался без ответа
до тех пор, пока какой-то демагог вроде него не решил этим
воспользоваться».

На самом деле у
Республиканской партии давняя традиция протекционизма. Партия раскололась по
этому вопросу в 1870-е и 1880-е годы, и постоянно заигрывала с
протекционистскими идеями.

Печально
известный закон Смута-Хоули о тарифах 1930 года, который, по мнению почти всех
экспертов, усугубил Великую Депрессию, приведя к торговой войне, был предложен
конгрессменами-республиканцами и подписан президентом-республиканцем.

В американском
политическом словаре слово протекционизм также часто связывается со словом
изоляционизм.

«Эти
понятия взаимосвязаны», — говорит доктор Билл Гарстон из института
Брукингса в Вашингтоне.

По его словам,
теперешние настроения в американском обществе можно описать следующими словами:
«Мы использовали силу Америки и потратили триллионы долларов, потеряли
тысячи жизней – и не видим никаких результатов».

«Мы
пытаемся действовать дипломатическими методами, но нас просто используют. Наше
участие в глобальной экономике оказалось замечательным для корпораций, но не
столь замечательным для всех остальных», — продолжает он.

Эксперты в
Вашингтоне уверены, что после того, как Хиллари Клинтон будет избрана
президентом, — и, судя по всему, это наиболее вероятный результат выборов, —
она снова будет выступать за свободную торговлю и вновь станет поддерживать
ТТП.

Скорее всего,
пройдет довольно значительный период времени, прежде чем США ратифицируют этот
договор. Многие сторонники свободной торговли опасаются, что это, в свою
очередь, может создать условия для очередной торговой войны.

Карла Хиллс,
которая занимала пост представителя США по вопросам торговли в администрации
президента Джорджа Буша-старшего, говорит, что договор ТТП жизненно важен для
сохранения лидерства Америки, и добавляет, что если он не будет ратифицирован,
то партнеры примут ответные действия, и все «вернутся к закону джунглей».

Ее поддерживает
Дэвид Отор, который по-прежнему убежден в необходимости свободной торговли,
несмотря на его исследование о том, как конкуренция с Китаем отрицательно
отразилась на жизни американских рабочих.

«Глобальная
экономика была чрезвычайно интегрирована до начала Первой мировой войны, а
затем, неожиданно, это [интеграция] прекратилось. Торговая война будет
катастрофой – но это не значит, что этого не может произойти», — говорит
он.