шаблоны wordpress.

Мои картины повторить невозможно.

altО брисбенской художнице Светлане Трефиловой.
Со Светланой Трефиловой мы познакомились в 2009 году в Брисбене, в Свято-Серафимовской школе, в которой  Светлана  работала и работает  завучем и учителем. Светлана тогда давала мне интервью для журнала, рассказывая о церковно-приходской школе, об учителях, о детях.
В декабре 2010 года Светлана представила несколько своих работ в Русском Общественном Центре Квинсленда специально для салона «Лампада» и презентации моих двух книг, изданных в 2010 году.  Картины Светланы были живые и яркие, выполненные акварелью, тогда на них многие обратили внимание. И вот сегодня, в конце 2012 года, еще одна встреча на персональной выставке Светланы в кинотеатре Blueroom Cinebar, Rosalie (Брисбен).
Предо мной зрелый, неординарный художник, который за четыре года  достиг признания в австралийском обществе, разработал свою технику в живописи и преподаёт в институте искусств. Я ходила по выставке, как заворожённая, а Светлана рассказывала мне о каждой картине, о своих находках, чувствах, идеях, планах. Это была великолепно выстроенная индивидуальная экскурсия, во время которой можно было задавать вопросы художнику и тут же получать основательные ответы.

О
брисбенской художнице Светлане Трефиловой.

Со Светланой Трефиловой мы познакомились в 2009 году в
Брисбене, в Свято-Серафимовской школе, в которой  Светлана 
работала и работает  завучем и
учителем. Светлана тогда давала мне интервью для журнала, рассказывая о
церковно-приходской школе, об учителях, о детях.

В декабре 2010 года Светлана представила несколько своих
работ в Русском Общественном Центре Квинсленда специально для салона «Лампада»
и презентации моих двух книг, изданных в 2010 году.  Картины Светланы были живые и яркие,
выполненные акварелью, тогда на них многие обратили внимание. И вот сегодня, в
конце 2012 года, еще одна встреча на персональной выставке Светланы в кинотеатре
Blueroom Cinebar, Rosalie (Брисбен).

Предо мной зрелый, неординарный художник, который за
четыре года  достиг признания в
австралийском обществе, разработал свою технику в живописи и преподаёт в
институте искусств. Я ходила по выставке, как заворожённая, а Светлана
рассказывала мне о каждой картине, о своих находках, чувствах, идеях, планах.
Это была великолепно выстроенная индивидуальная экскурсия, во время которой
можно было задавать вопросы художнику и тут же получать основательные ответы.

— Светлана, расскажите о себе, где вы родились, как
происходило становление, как стали художником? Вы считаете себя русским, или
австралийским художником?

— Я считаю себя австралийским художником, поскольку
рисовать я начала в Австралии. Родилась и выросла я в Киргизии, последние пять
лет, до приезда в Австралию, жила в Москве. С детства увлекалась разными видами
рукоделия и прикладного творчества – шитье, вязание, вышивка. Любила рисовать.
В 12 лет я сама записалась в кружок рисования при Доме Пионеров, но мне там
сказали, что к рисованию у меня нет способностей. Я обиделась и ушла. Рисовала
для себя, была редактором стенгазет в школе, пионерских лагерях, университете.
Живопись любила всегда. У меня два высших образования: биолога-химика, учителя
биологии и химии. В 2000 году я закончила
postgraduate course в QUT по специальности Librarian and IT.

В 1997 переехала  в
Австралию на постоянное место жительства. В 2004 году, уже находясь в
Австралии, я начала рисовать. Это было моё 
хобби. Стала посещать 
всевозможные курсы и индивидуальные занятия. Живопись все больше
захватывала меня. В  2008 году я  поступила 
учиться в Брисбенский Институт Искусств. С начала 2012 года стала
преподавать в том же институте, обучая студентов техникам, разработанным мною.
Мои

классы называются
“Cubism”, “Exploring painting”
и
“Watery Painting Techniques”.

— Светлана, в каких выставках вы участвовали?

— В течение последних двух лет активно выставляюсь на всевозможных
выставках Брисбена и  Голд Коста. Имею
ряд призов за различные работы.  Я член
общества художников
Royal Queensland Art Society c 2010 года.
В прошлом году проходила моя первая персональная выставка в Брисбене,
называлась «
The Beauty of Life» и была признана лучшей выставкой в этом зале за год. На выставке были
в основном представлены акварели и лишь небольшая часть работ была выполнена
акриловыми красками.

В
2011-2012 годах участвовала в регулярных выставках RQAS, где получила несколько
наград, а также в выставках искусств в Trinity College, Clayfield  College и многих других выставкахВ
настоящее время проходит моя вторая персональная  выставка под названием
«
Re:Invention». На этой выставке представлено около
80 работ, которые в основном выполнены акрилом и смешанной техникой.

Другая,
небольшая часть работ на выставке — это разные типы гравюры и эстампа, такие,
как
drypoint,
linocut
и
woodcut.
Эта выставка снова высоко оценена, признана лучшей за год, и я получила
приглашение на еще одну персональную выставку в 2013 году.

-Светлана, вы общаетесь с русскими художниками Брисбена,
Голд Коста? Какие ваши творческие планы на будущее?

-Я знакома с художником Арсением Хлыновским, у него начала брать первые
уроки маслом в 2004 году. Он преподаёт рисование в Свято-Серафимовской школе. А
планы у меня «грандиозные». Для получения официального высшего образования в
области искусства в следующем году я зачислена на курс
Master of Art in Visual Arts (MAVA) в Griffith University. Моя цель – преподавать изобразительное искусство в институтах или
университетах. Хочется делиться знаниями с будущими художниками, обучать их
техникам разработанными мной лично.

— Кто из художников особенно повлиял,  на ваш художественный вкус, кого вы особенно
цените?

— Австралийская художница Amanda Krantz оказала на меня большое влияние. Она работает
необыкновенной техникой, которую вряд ли кто сможет повторить.  Обычно, глядя на картину художника,  я могу сказать: «Я знаю, как это сделано».
Глядя на работы Ананды – технику разгадать невозможно, тем более, невозможно
повторить ее работы.  Она признана в
Австралии, в Америке. Ее картины сильно вдохновляют меня на эксперименты с
красками, на поиск своих техник.

— Мне нравятся ваши работы выполненные акварелью. Вы
продолжаете  писать акварелью, или это
уже пройдённый этап?

-Да, я начинала активную самостоятельную работу именно с акварели.  Это был переходный этап к акрилу, так как я
развожу акриловую краску до жидкого состояния и смешивание красок на холсте
очень похоже на поведение акварели на бумаге. Сейчас акварелью я почти не
занимаюсь, поскольку я изучила все в поведении акварели и мне теперь это не так
интересно. Гораздо интереснее использовать эти знания в работе с акрилом. В
некоторых работах я использую несколько разных техник сразу, это называется
mixed media. Начала я учиться
с масла, но масло долго сохнет, а я люблю все делать быстро и, кроме того,
масло не представляет столько возможностей, как современный акрил. Сейчас я
работаю акрилом и наслаждаюсь тем, что он даёт множество возможностей для
импровизации. Как правило, начиная работать, я не знаю, что у меня может
получиться. Я выливаю краску на холст и рисунок ложится сам. Затем я смотрю,
что получилось. Иногда сюжет проглядывает сразу и я его только дорабатываю,
корректирую. Иногда приходится наливать слой за слоем, пока я не увижу, что
картина близка к завершению. Я никогда не заканчиваю картину, если она мне не
нравится. Иногда муж, Андрей, говорит, что работа смотрится завершённой и можно
ее оставить в таком виде, в каком есть. Я доверяю его вкусу. Например, недавно
купили картину, про которую я считала, что над ней надо еще работать. Именно
эта картина, «Коралловый цветок», понравилась посетителю выставки. Не зря
говорят: «Сколько людей, столько и вкусов».

-Мне часто художники рассказывают, что продав удачную
картину, они делают ее копию и продают еще и еще, пока у покупателей не
пропадёт интерес. А как у вас? Какие чаще работы покупают – реализм, или что-то
нетрадиционное?  Какими видами техники вы
еще владеете?

— Мои картины повторить невозможно. Каждая картина в единственном
экземпляре, поскольку, как я говорила, картина получается такой, как ляжет
краска на полотно. Картины реализма можно скопировать, но сейчас любителей
живописи редко интересует реализм. Реализм не покупается, поскольку это просто.
Посетители покупают чаще что-то необычное, чтобы можно было думать, глядя на
картины, мечтать, сочинять. Часто покупают мои картины, выполненные техникой
«кубизм». Это тоже мною разработанная техника, но основывается она, конечно, на
работах Пикассо и Брака, просто это другой, мой кубизм. Такую картину также
невозможно повторить, хотя идею сюжета можно воспроизвести, но изображение
будет выглядеть иначе. Я попробовала себя в технике эстампа, но это пока не
моё. К эстампу обращаются те, кто устал от живописи, а я пока что получаю
огромное удовольствие от работы с красками.

Я не люблю долго задерживаться на одном и том же, и поэтому постоянно
экспериментирую. На сегодняшний день я изучила почти все виды техники: масло,
акварель, акрил, карандаш, пастель, уголь. Художник должен иметь как можно
больше «инструментов» в руках, чтоб ничем не ограничивать свое воображение.

— Вы занимаетесь фотографией?

-Фотографию я не очень люблю. Возможно, когда-то приду к ней, как к
искусству, но не сейчас. Фотографию использую только как средство запоминания
реальных объектов, композиции, как источник для поиска идей.

В живописи я начинала с реализма, в тот момент много пользовалась
фотографией как единственным источником. Реализм необходим для того, чтобы
научиться работать, а потом необходимо постоянно развиваться, искать своё. Учить студентов надо чему-то новому, а
не той технике, которую знают все. Я учу студентов разрабатывать своё. Я
рекомендую использовать различные подручные материалы в работе, например, песок
или крошку, чтобы придать картине шероховатую поверхность. Моя находка –
создание шероховатой поверхности на холсте, прежде чем начать рисовать. Мне
нравятся в картинах не гладкие, традиционные поверхности, а новые решения и
необычные виды.

— Светлана, встретив вас четыре года назад при интервью,
я неоднократно слышала слова: «Я только учусь…». Сегодня передо мной зрелый,
состоявшийся художник. Когда вы себя почувствовали художником?

— Австралийские преподаватели говорят, что художником можно себя
почувствовать, выполнив около 300 работ. Я перешагнула этот рубеж примерно два
года назад. Сегодня вы видите 80 работ, выполненные только за последние полтора
года. Сегодня я полна сил и у меня много творческих идей. Почти год я преподаю
живопись в институте, и поняла, как я счастлива от этого занятия. Я решила
оставить основную работу химика, чтобы без остатка отдаться живописи и
преподавательской деятельности. Наша жизнь не так длинна, чтобы тратить ее на
нелюбимую работу.

-Что вы можете пожелать своим студентам и всем людям,
которые мечтают достичь высот в живописи, чтобы стать художником?

— Каждый человек – это художник, и всему можно научиться. Если есть любовь
к рисованию, то надо начать это делать. Надо научиться сначала технике,
графике, а потом разрабатывать своё. Художник 
должен учиться каждый день.

Беседу вела Людмила Ларкина.