шаблоны wordpress.

Иранский атом крепчает

altНакануне переговоров с «шестеркой» Тегеран обнародовал новые ядерные программы
Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад впервые признал губительное воздействие санкций на экономику страны, предупредив о неизбежности сокращения социальных расходов. Впрочем, сенсационное откровение иранского лидера накануне намеченного на вторник нового раунда переговоров с «шестеркой» по ядерной проблеме вряд ли приведет к смягчению позиции Тегерана. Вопреки ожиданиям сторонников ужесточения санкций Ахмадинежад использует нарастающие внутренние трудности для мобилизации расколотой иранской верхушки и активизирует ядерные программы, призванные стать ответом «внешнему врагу».

Редкое для первых лиц Ирана признание неблагополучного состояния экономики
прозвучало в субботу 23 февраля в интервью президента Ахмадинежада иранскому
телевидению. «Прошедший год был для нашей экономики очень трудным. В новом
году мы попытаемся компенсировать падение доходов от продажи нефти путем
сокращения бюджетных расходов и повышения налогов»,— сообщил президент,
обозначая приоритеты бюджетной политики в новом году, наступающем в Иране 21
марта.

План на 2013 год, предусматривающий введение непопулярных мер, будет
представлен на рассмотрение парламента в среду. Признав, что трудности стали
результатом усиления санкций (ЕС с 1 июля ввел полный запрет на экспорт
иранской сырой нефти в Европу), иранский президент обвинил Запад в нечестных
приемах.

Неожиданному заявлению Махмуда Ахмадинежада предшествовала его встреча с
братьями Лариджани — спикером парламента Али Лариджани и аятоллой Садеком
Лариджани, главой Ассамблеи экспертов, которая осуществляет функции Минюста и
Верховного суда. Острый конфликт между президентом и могущественным кланом
Лариджани в последние недели перерос в беспрецедентное противостояние ветвей
власти (см. «Ъ» от 7 февраля), поэтому субботняя встреча трех
политиков была истолкована как шаг к их примирению. Подробности полуторачасовой
беседы, в ходе которой обсуждались «Сирия, ядерные программы, бюджет и
высокие цены», не разглашаются, но выступивший арбитром при встрече
верховный лидер аятолла Али Хаменеи предупредил: перед лицом внешней угрозы
ведущие политики больше не имеют права на выяснение отношений. «Я
рассчитываю, что теперь, когда действия врага становятся все более
интенсивными, официальные лица страны сплотят свои ряды»,— заявил аятолла
Хаменеи.

Внутриполитические события в Иране приобретают особый драматизм в связи с
намеченным на вторник в Алма-Ате новым раундом переговоров между Тегераном и
«шестеркой» (пять постоянных членов СБ ООН и Германия) по иранской
ядерной проблеме. Предыдущий раунд прошел в июне в Москве, после чего стороны
долго не могли согласовать не только повестку, но даже место новой встречи.
Накануне переговоров в Алма-Ате участники обменялись заявлениями, ставшими
ритуальными. Представитель Белого дома Джей Карни призвал Тегеран к реальному
сотрудничеству с мировым сообществом, пригрозив в случае невыполнения
требований «шестерки» полной изоляцией. «Мы уверены, что еще есть
время для дипломатического решения. Надеемся, иранский режим будет готов к
предметной дискуссии»,— заявил Джей Карни. «Переговоры с шестеркой —
шанс, и я надеюсь, что Иран сумеет им воспользоваться»,— вторил ему глава
МИД Германии Гидо Вестервелле. А замглавы МИД РФ Сергей Рябков выразил
осторожную надежду, что «иранская сторона приедет в Алма-Ату лучше
подготовленной с точки зрения возможности ведения реального процесса, а не
просто повторения позиций, которые и так хорошо известны». При этом
российский дипломат предупредил: завышенных ожиданий быть не должно.
«Прорывов не будет, никаких комплексных решений и сенсационных результатов
с точки зрения урегулирования не будет»,— сказал он, пояснив, что реальной
задачей могут стать шаги по восстановлению доверия к иранским программам,
мирный характер которых предстоит подтвердить.

Однако иранская сторона понимает вопрос о подтверждении невоенного
характера своих ядерных программ не так, как того ждут от нее представители
«шестерки». «Мы готовы принять лишь те предложения, которые не
будут выходить за рамки наших международных обязательств в рамках Договора о
нераспространении ядерного оружия»,— предупредил глава иранской делегации
на переговорах в Алма-Ате, секретарь Высшего совета национальной безопасности
Саид Джалили. Таким образом, иранский представитель повторил прежнюю позицию
Тегерана, отказывающегося сворачивать работы по обогащению урана, как того
требуют резолюции СБ ООН.

Это разъяснение сопровождалось сразу несколькими шагами, подтверждающими
решимость Ирана активизировать свои ядерные программы, несмотря на растущее
международное давление. Так, в конце прошлой недели МАГАТЭ сообщило, что
иранские ядерщики приступили к установке на ядерном объекте в Натанзе 180
центрифуг нового поколения IR-2m. В случае введения их в эксплуатацию
центрифуги позволят Ирану ускорить накопление ядерных материалов. Кроме того,
МАГАТЭ сообщило об ускорении работ по строительству реактора на объекте Арак. И
наконец, Организация по атомной энергии Ирана обнародовала 15-летнюю амбициозную
программу строительства каскада новых АЭС, для которых уже отобрано 16
площадок.

Таким образом, накануне переговоров в Алма-Ате ядерная программа Ирана
окончательно обрела форму главной стратегии развития страны — не имеющей
альтернативы и требующей выполнения любой ценой. Программа становится способом
реализации мобилизационного сценария, вынуждая расколотую элиту объединиться
перед лицом «внешнего врага».