шаблоны wordpress.

Комбат и фотокор

altВ школе, внимательно разглядывая широко известную фотографию комбата на странице учебника истории, я был убежден, что это последний снимок героя, снятый из вражеского окопа корреспондентом-оккупантом…
Будучи студентом, я вновь вернулся к этому снимку. К тому времени уже были известны подробности этого кадра. Комбат оказался политруком 220-го стрелкового полка 4-й стрелковой дивизии. Снимок сделан 12 июля 1942 года под Ворошиловградом фронтовым корреспондентом М. Альпертом.


Перетянут ремнями

На свинцовом ветру,

Он возник, словно

знамя

Молодой политрук.

Игорь
Лашков

В школе, внимательно разглядывая широко известную фотографию комбата на
странице учебника истории, я был убежден, что это последний снимок героя, снятый
из вражеского окопа корреспондентом-оккупантом…

Будучи
студентом, я вновь вернулся к этому снимку. К тому времени уже были известны
подробности этого кадра. Комбат оказался политруком 220-го стрелкового полка
4-й стрелковой дивизии. Снимок сделан 12 июля 1942 года под Ворошиловградом
фронтовым корреспондентом  М. Альпертом.

На занятиях
операторского мастерства мне пришлось оценивать, удачно ли выбран ракурс, верно
ли сделана композиция кадра и т. д. На компьютере я развернул «Комбата» на 92
градуса вокруг своей оси влево и поднял точку съемки выше. Появилась спина с черной
от пота гимнастеркой. Через плечо — блестящий глаз. Обветренная, загорелая кожа
щеки. Белые зубы… На дальнем плане немецкие автоматчики… На обсуждении
обработанного таким образом кадра один из однокурсников сказал, что
теперь,  хочется встать и пойти за ним в
атаку. (В оригинальном варианте зритель подсознательно становится
противоборствующей стороной по отношению к комбату и солдатам, которых он
поднимает в атаку).

В канун 35-летия
Великой Победы на месте подвига комбата Еременко, недалеко от Ворошиловграда, у
шоссе близ села Хорошее воздвигли памятник, очень похожий на известную
фотографию. Поэт-фронтовик Леонид Хаустов написал такие строки:

В
сердце есть

незабвенные
даты,

Долу клонится
знамени

                           шёлк,

То сражается
двести

                  двадцатый

До последнего
война

                             полк.

Я думал, на этом
закончились наши отношения с этой фотографией. Но ошибался. Спустя четверть века
вновь возвращаюсь к комбату. На сегодняшний день нет белых пятен в сведениях о
вышеуказанном бое до и после знаменитого снимка. Но что-то меня смущает. Я
представляю эту картину как бы с высоты птичьего полета. Фашисты исступленно
бросаются в атаку. Советские солдаты отбивают уже одиннадцатую атаку.
Гитлеровцы лезут напролом к Ворошиловграду, до которого около тридцати
километров. Ранен командир роты старший лейтенант Петренко. Его заменяет
политрук Еременко. После ожесточенной бомбежки, при поддержки танков и
артиллерии, фашисты идут в очередную атаку. Еременко поднимается во весь рост и
с криком «Вперед!» увлекает роту навстречу цепям гитлеровцев. Атака отбита, но
политрук погибает… Стоп. Чуть отмотаем событие назад… Началась ожесточённая
бомбёжка при поддержке танков и артиллерии. Наши залегли. Фашисты пошли в
очередную атаку. В это время с земли поднимается корреспондент и меленькими
пробежками устремляется вперед, оказываясь между двух огней. Разворачивает
камеру в сторону своих и замирает в ожидании: «Сейчас поднимутся наши. Не могут
не подняться!»… Все остальное будет потом. Потом поднимется политрук. Потом
щёлкнет затвор фотоаппарата. Потом прогремит взрыв, от которого погибнет Еременко
и сломается объектив… Вдруг меня осенило — вот оно, недостающее звено! Снимок
«Комбат» — это виртуальный памятник всем павшим военным фотокорреспондентам.

Празднуя уже 68-годовщину
Победы, склоняя голову перед героизмом солдат, вспомним и о тех, благодаря
подвигам которых сохранилась визуальная память о войне!