шаблоны wordpress.

Как выходцы из бывшего СССР коррумпировали Нью-Йорк

altНа политической сцене Нью-Йорка разгорелся громкий коррупционный скандал с участием выходцев из бывшего Советского Союза.
В начале апреля федеральный прокурор Южного округа Нью-Йорка Прит Бхарара одну за другой дал две пресс-конференции по поводу ареста группы местных политиков по обвинению в коррупции.
Бхарара объявил об аресте шести человек, представляющих обе американские партии. Самой знаковой фигурой является сенатор штата Нью-Йорк от Демократической партии 56-летний афроамериканец Малькольм Смит. В прошлом Смит являлся главой демократической фракции сената.
Он обвиняется в том, что пользовался услугами члена нью-йоркского горсовета, 42-летнего республиканца Дэниела Хэллорана для подкупа местных политиков-республиканцев 46-летнего Винсента Табона и 45-летнего Джозефа Савино. Первый возглавляет парторганизацию республиканцев в Куинсе, а второй – в Бронксе.

Подстава полиции

Кроме вышеуказанных политиков, арестованы мэр городка Спринг-Вэлли
49-летняя Норами Джасмин и ее заместитель 55-летний Джозеф Десмарет. Они
обвиняются в получении мзды от местной строительной компании, которая на самом
деле была подставной и возглавлялась замаскированным следователем и тайным
осведомителем.

Десмарет якобы получил от них взятку в сумме 10500 долларов и взамен обещал
протолкнуть продажу им участка городской земли под строительство клуба для
местных жителей. Джасмин денег не требовала, но якобы запросила за содействие
взяточникам 50-процентную долю в этом проекте.

Хотя число зарегистрированных избирателей-демократов в Нью-Йорке превышает
число республиканцев в 6 раз, с 1993 года мэрами города были республиканцы.
Сперва настоящий – Рудольф Джулиани, а после него – ситуационный, Майкл
Блумберг, который был всю жизнь правоверным демократом, но к выборам спешно
переметнулся к республиканцам, поскольку у них имелась вакансия, а у демократов
– нет.

Потомственный демократ Смит сейчас тоже вознамерился выдвигаться от
республиканцев, но по закону ему требовалось заручиться согласием руководителей
республиканских парторганизаций по крайней мере трех из пяти нью-йоркских
районов. Как утверждает федеральная прокуратура, он воспользовался услугами
члена горсовета Хэллорана, который якобы вел переговоры на эту тему с Табоном и
Савино и вручал им конверты с деньгами на сумму 40 тысяч долларов.

Сам Хэллоран якобы получил за это вознаграждение в размере 20500 долларов,
но не лично от сенатора Смита, а от вышеуказанной строительной компании.

Смит, со своей стороны, якобы обещал протолкнуть контракт, по которому штат
Нью-Йорк ассигновал бы полмиллиона долларов на дорожные работы в Спринг-Вэлли.
Как ему объяснили, эти работы принесли бы выгоду подставной компании, которая
затевала строительство в городке.

По словам прокуроров, подставная компания также заплатила Хэллорану порядка
25 тысяч долларов за то, чтобы он устроил ей в Нью-Йорке городской контракт на
80 тысяч долларов.

«Выборные чиновники зовутся слугами народа, потому что им полагается
служить народу», — заявил на пресс-конференции заместитель директора ФБР
Джордж Венизелос.

«Общественное служение не должно быть способом обогащения… Как
минимум, чиновники должны соблюдать закон. Мы утверждаем, что обвиняемые не
соблюдали закон; они нарушили закон и не оправдали доверие народа. Это предательство
не должно остаться безнаказанным», — добавил он.

Прошло всего два дня, и Бхарара выступил еще на одной пресс-конференции,
объявив об аресте за взяточничество члена нью-йоркской ассамблеи (нижней палаты
законодательного собрания штата), 46-летнего афроамериканца Эрика Стивенсона и
группы предполагаемых взяткодателей в составе 42-летних Игоря и Ростислава
Белянских, 46-летнего Игоря Цимермана и 51-летнего Давида Бинмана.

По версии обвинения, взятки на общую сумму более 22 тысяч долларов
предназначались для того, чтобы Стивенсон протолкнул через ассамблею штата
законопроект о трехлетнем моратории на строительство и открытие в Нью-Йорке
новых дневных центров для стариков и инвалидов.

 

«Садики» для стариков как коррупционная
кормушка

Эмигранты из бывшего Союза давно прозвали их «садиками». Они
существуют за счет программ социального страхования. Стариков в них кормят,
лечат и развлекают концертами и лекциями.

Центры служат их владельцам недурными источниками обогащения и конкурируют
между собой.

Законопроект, который Стивенсон проталкивал якобы за взятки, делал
исключение для уже существующих «садиков», которым было бы позволено
расширяться и в период моратория. Как заявила прокуратура, таким образом
взяткодатели приобрели бы монополию в этой отрасли. Игорь Белявский якобы
заявил в феврале своим сообщникам, что в результате стоимость его доли в двух
новых центрах, которые в тот момент открывали обвиняемые, удвоится с 350 тысяч
до 700 тысяч долларов.

Помимо моратория, Стивенсон хлопотал о том, чтобы в один из новых
«садиков» обвиняемых побыстрее провели газ, и обещал помочь им
привлечь стариков в их заведения. Обвиняемые в ответ обещали присвоить одному
из них имя его деда, который тоже был членом нью-йоркской ассамблеи.

В судебных документах фигурируют два тайных осведомителя властей, одним из
которых был член ассамблеи, якобы получивший взятку в 12 тысяч долларов. Когда
его схватили за руку, он согласился сотрудничать со следствием взамен на
обещание прокуратуры не привлекать его к суду.

 

Слуги народа

В документах его имя не упоминается, но местные газеты уверенно сообщают,
что речь идет о демократе Нельсоне Кастро. Он договорился с прокуратурой, что
добровольно уйдет из ассамблеи после ареста обвиняемых по этому делу. Как
сообщают, он подаст в отставку в понедельник.

Другой тайный осведомитель, который часто общался с предполагаемыми
взяткодателями от имени Стивенсона, в прошлом безуспешно баллотировался в
ассамблею и в последние годы был связан с медицинским бизнесом, которым
занимались Белянские.

Этот осведомитель, пока не названный, был арестован в прошлом году по ряду
обвинений, в том числе в даче взятки вышеуказанному Кастро, и согласился
помогать следствию в обмен на снисхождение.

Перед встречами с обвиняемыми и его, и Кастро часто оснащали
звукозаписывающими устройствами, а иногда и потайными видеокамерами, поэтому
обвинительные документы пестрят прямыми цитатами из их разговоров.

Будущее законопроекта о моратории теперь мрачно, тем более что он так и не
был внесен на рассмотрение в сенат штата. Будущее обвиняемых тоже не блестяще:
им грозит до 20 лет тюрьмы.