шаблоны wordpress.

В нашу гавань заходили корабли

altНедавно в гавань Нью-Йорка медленно и величаво вошел корабль не корабль, а плавучий дворец стоимостью в полтора миллиарда долларов, оснащенный противоракетной и противовоздушной системами и лазерной защитой. На его борту — два вертолета и малогабаритная подводная лодка, которая предназначена для обследования днища – чтоб, не приведи господь, к нему не прицепили какую-нибудь взрывающуюся гадость. Экипаж — 60 моряков, среди которых ветераны британского спецназа. Длина корабля 533 фута – это около двухсот метров. Корпус его — из пуленепробиваемой стали, остекление – из бронированных новейших материалов. Но это не корабль, а яхта. Такой яхты в Нью-Йорке еще не было. Называется она Eclipse, что означает «Затмение» (солнечное?).

Обычно над всеми судами, которые ходят по морям, «гордо реет на мачте флаг отчизны родной». Заход корабля в порт и хождение его по морям-океанам называется демонстрацией флага. Это судно может иметь только флаги расцвечивания, поскольку ни одному государству оно не принадлежит. А приписана эта яхта к порту Гамильтон на Бермудах и принадлежит оно «путинскому кошельку», которого еще называют чукотским оленеводом. А еще он владелец лондонского футбольного клуба «Челси». Имя его хорошо известно в деловом и прочем мире – Роман Абрамович. У него целая флотилия яхт: Le Grand Bleu – стоимость 72 млн фунтов, Pelorus — длина 378 футов, стоимость 72 млн, Luna – она еще достраивается.
И самолет есть у «оленевода», это «Боинг-767», переоборудование которого в летающий офис обошлось в 100 млн долларов.

 

Крошка-сын к
отцу пришел, и спросила кроха: что такое, когда деньги есть, и что такое, когда
их нету. Папа подумал минуту и ответил: деньги есть — это значит, что под нашим
окном стоит “Мерседес” или “Бентли”, а не наш зачуханный “жигуленок”; это
значит, что мы с тобой ходим ужинать или даже обедать в самый шикарный
ресторан, а не в уличную забегаловку, где втихаря пьют водку мордовороты. Если
есть деньги — нас непременно встретят дамы полусвета — существа модельного типа
и большой пропускной способности. А вот когда денег нет — это наш “жигуленок”,
забегаловка эпизодического типа и твоя мама…

ФЛОТИЛИЯ
АБРАМОВИЧА

Недавно в
гавань Нью-Йорка медленно и величаво вошел корабль не корабль, а плавучий
дворец стоимостью в полтора миллиарда долларов, оснащенный противоракетной и
противовоздушной системами и лазерной защитой. На его борту — два вертолета и
малогабаритная подводная лодка, которая предназначена для обследования днища –
чтоб, не приведи господь, к нему не прицепили какую-нибудь взрывающуюся
гадость. Экипаж — 60 моряков, среди которых ветераны британского спецназа.
Длина корабля 533 фута – это около двухсот метров. Корпус его — из
пуленепробиваемой стали, остекление – из бронированных новейших материалов. Но
это не корабль, а яхта. Такой яхты в Нью-Йорке еще не было. Называется она
Eclipse, что означает «Затмение» (солнечное?).

Обычно над
всеми судами, которые ходят по морям, «гордо реет на мачте флаг отчизны
родной». Заход корабля в порт и хождение его по морям-океанам называется
демонстрацией флага. Это судно может иметь только флаги расцвечивания,
поскольку ни одному государству оно не принадлежит. А приписана эта яхта к
порту Гамильтон на Бермудах и принадлежит оно «путинскому кошельку», которого
еще называют чукотским оленеводом. А еще он владелец лондонского футбольного
клуба «Челси». Имя его хорошо известно в деловом и прочем мире – Роман
Абрамович. У него целая флотилия яхт: Le Grand Bleu – стоимость 72 млн фунтов,
Pelorus — длина 378 футов, стоимость 72 млн, Luna – она еще достраивается.

И самолет
есть у «оленевода», это «Боинг-767», переоборудование которого в летающий офис
обошлось в 100 млн долларов.

Плавающий
дворец пришел в наши палестины с карибского острова Сент-Бартолеми, где у
владельца «Челси» имение площадью 300 тысяч квадратных метров, которое он
выкупил у семейства.

Хорошо и с
размахом живут отдельные штатские лица России. Только вот в России они не
живут. Надо сказать — справедливости ради и точности для, что в стране с
нищенствующим народом насчитывается, согласно данным русского Forbes за 2012
год, 131 долларовый миллиардер. Абрамович из них не самый богатый. Лидером по
богатству является Алишер Усманов – у него 18, 72 млрд долларов. И поместье в
Лондоне стоимостью 90 млн долларов. Владимир Лисин — на втором месте. Он
обладатель 17, 2 млрд долларов, а поместье у него в Шотландии – цитадель,
построенная в 1602 году. Виктор Вексельберг (15, 25 млрд) свил свое гнездышко в
Италии, на берегу озера Гарда, возле Вероны, где некогда гостил Уинстон Черчилль
и находилась резиденция самого Бенито Муссолини. (Любопытно, что еврей
проживает в замке фашиста). Михаил Прохоров (15, 25 млрд) владеет пятиэтажным
шале в Куршавеле, а Алексей Мордашев ( 14, 14 млрд) – виллой «Роки Рам» на
берегу теплого итальянского моря. Олег Дерипаска (12, 64 млрд) разместился в
шестиэтажном особняке лондонского района Белгрейв. И только на девятом месте
среди «владельцев заводов, газет, пароходов» наш Роман Абрамович. Его состояние
оценивается в 12, 1 млрд. Поиздержался на строительстве своего флота и
английского футбола. Впрочем, эти цифры ежегодно меняются — деньги работают.

В нашей
стране – Америке — тоже водятся очень богатые люди. О том, как и на чем они
разбогатели, известно каждому. Я попытаюсь о них рассказать. И у многих из них
есть яхты. Но я что-то не помню, чтобы Сергей Брин, Марк Цукерберг, Билл Гейтс,
Уоррен Баффет мерились длиной своих яхт. У них другое измерение, имя которому –
благотворительность. Вот сравните: «для души» русские нувориши покупают себе
спортивные клубы: Роман Абрамович владеет уже упоминашимся «Челси», Алишер
Усманов тоже купил себе английский футбольный клуб «Арсенал», Михаил Прохоров –
бруклинский баскетбольный клуб Nets — и построил для него стадион
«Барклай-центр» в Бруклине. Дмитрий Рыболовлев приобрел футбольный клуб
«Монако», играющий в чемпионате Франции и занявший в прошлом сезоне второе
место. Этот список можно продолжать долго.

А вот что
делают американские богачи, среди которых есть и наши люди: Юрий Мильнер,
окончивший МГУ и ставший в Америке знаменитым физиком-теоретиком в Силиконовой
долине, создатель «Одноклассников», Артур Левинсон из Apple, основатель Google
Сергей Брин, автор социальной сети Facebook Марк Цукерберг – эта четверка
учредила премии ученым-физикам, приближающим будущее, и медикам, которые
работают над продлением человеческой жизни. Денежная составляющая этой премии в
три раза больше Нобелевской – 3 миллиона долларов. Самый богатый человек в США
Уоррен Баффет завещал 83 процента своего состояния благотворительному фонду Билла
и Мелинды Гейтс. Есть разница?

 

ЧЕМ ПАХНУТ
ДЕНЬГИ?

С помощью
больших денег миром правит Сатана. Деньги пахнут тюрьмой, кровью, войнами,
металлом, нефтью и… г
ном. Хотя
говорят, что деньги не пахнут. Еще как пахнут!

Извольте —
напомню. Народ должен знать, откуда это выражение, которому более двух тысяч
лет. Дело было в Великой Римской империи первого века нашей эры, когда страной
правил император Тит Флавий Веспасиан. Он любил строить. Это при Веспасиане был
реставрирован и перестроен Капитолий, возведен дошедший до наших дней Колизей,
вмещавший 80 тысяч зрителей, возведено множество храмов. Веспасиан подавил
восстание евреев в Иудее, выгнал из Рима философов и астрологов. Он постоянно
нуждался в деньгах, которых, как всегда, не хватало. И он решил обложить
налогами общественные туалеты. Туалеты великого Рима были столь же роскошны,
как и общественные бани-термы. В них назначались свидания, и владельцы
общественных сортиров были людьми не бедными. Вот на них и обрушил налоговое
бремя император Веспасиан. И тогда по городу и миру пополз ропот и стёб о том,
что император пользуется вонючими деньгами. Прибежал к императору его старший
сын и рассказал об этом. Тит Флавий Веспасиан взял горсть монет со своим
изображением и поднес к носу сына:

— Понюхай!

— Они не
пахнут! — констатировал сын.

С тех пор и
пошло это выражение, что деньги не пахнут. Этим и прославился Веспасиан, этим и
вошел в историю.

Последователем
Веспасиана стал российский предприниматель Дмитрий Рыболовлев, занимающий 13-е
место в русском списке «Форбса». В его активе 9 миллиардов. Он построил свой
бизнес на удобрениях – калии-фекалии. И стал вывозить это добро во все страны
Европы. Он и в самом деле гений предпринимательства, если мог обратить говно в
миллиарды. У него есть дома в Париже, Дубаи, Женеве, в Монако. В этом княжестве
он скупил все, что можно было. У него имение во Флориде, которое он выкупил у
Трампа за 100 млн долларов. А для своей дочери Кати он купил 11-комнатную
квартиру в Нью-Йорке за 88 млн возле Центрального парка. Это самая дорогая
покупка жилья в Манхэттене. Он скупает и художественные ценности – картины
Моне, Ван-Гога, Пикассо. Его художественная коллекция оценивается в пределах от
500 миллионов до миллиарда. Вот что можно сделать, если приложить руку и
голову, извините за выражение, к удобрениям.

 

ПОНАЕХАЛИ
ТУТ!

С чего бы
это они стали скупать дома и квартиры в Нью-Йорке и в американских штатах? И не
только те, кого называют олигархами, а и те, кто сумел хапнуть больше миллиона?
Потому что маленький человек в Кремле может отнять эти миллионы-миллиарды, как
отнял их у Ходорковского. Вот они и вкладывают деньги в собственность – в дома,
яхты, футбольные клубы, произведения искусства. Их не так просто отобрать.
Кто-то спрятался, а кто не спрятался – я не виноват. Они бросились врассыпную и
добежали до наших и флоридских берегов.

В результате
цена домов на Манхэттене достигла астрономических высот. Купить их средний
американец уже не может.

А те, у кого
в заначке многие десятки и сотни миллионов, не торгуются. Они обеспечивают себя
и своих отпрысков домами и квартирами. Поэтому элитное жилье не пустует.
Покупатели прибыли из страны, которая не так уж давно пользовалась гуманитарной
помощью. Но очень им хочется иметь свои гнезда в благословенной Америке. Почти
вдвое меньше, чем Рыболовлев, заплатил попсовый композитор Игорь Крутой: в
нью-йоркском Hotel Plaza он выложил за свое гнездо 48 миллионов, Бывший
замминистра финансов Андрей Вавилов раскошелился на 37 миллионов за пентхауз в
Time Warner Plaza…Строительный магнат Владислав Доронин вместе со своей
супругой — моделью Наоми Кэмпбелл потратил 20 миллионов на то, чтобы
перестроить на свой вкус купленный дом в Майами…

По оценкам
юристов и брокеров, российскими богатеями подписаны контракты на недвижимость в
Нью-Йорке на сумму свыше 1 миллиарда долларов. Недвижимость скупается с
лихорадочной скоростью.

Брокер
Джекки Теплицки, которая работает с русскими покупателями, рассказывает: «Когда
имеешь с ними дело, то чувствуешь себя героиней кино. Они одержимы. Это
совершенно иной мир. Они тратят свои миллионы так же решительно и быстро, так
же безрассудно, как они им достались».

 

ИНОЙ МИР

Брайтонские
рестораны – это своеобразные общественно-политические центры. В дневное время
их обычно оккупирует «общественность» для обсуждения своих вялотекущих проблем,
каждое из которых завершается кормлением и небольшим возлиянием.

«Общественники»
кормятся от ресторанов не только в прямом, но и в переносном смысле – за
каждого приведенного едока рестораторы им мздят. К тому же рестораны в некотором
роде и культурно-развлекательные центры: здесь танцуют и поют – опять же
прокорм для музыкантов.

Брайтонские
рестораны достойны поэмы. Здесь над грудой оголтелой жратвы рычит желудочный
сок. Его следует ублажать русской водкой, французским коньяком или шотландским
виски. И закусывать маленьким, как мизинчик, соленым огурчиком. Именно ресторан
является тем местом, в котором пора подумать: а в каком кругу ада окажешься ты
за грехи свои тяжкие – чревоугодие и безудержное пьянство? То ли в геене огненной,
то ли в ледяном тухлом болоте. Однако брайтонские ресторации – места
чревоугодия для простого эмигрантского люда четвертой волны эмиграции, которую
ненавистники окрестили «колбасной».

В Нью-Йорке
есть другие заведения, предназначенные для другой эмиграции, которая называется
тихой. Эта тихая эмиграция началась недавно, о ней особенно не
распространяются. В начале мирового финансового кризиса из России и кусков
распавшегося СССР повалил народ с большими деньгами. До кризиса эту публику не
очень-то и впускали, опасаясь криминалитета, а во время кризиса закрыли глаза
на их богатство и на историю его происхождения. Откуда взяты эти деньги,
американские власти не выясняют. Если ты внес в американский банк миллион,
приобрел здесь дорогую собственность – квартиру на Пятой авеню или домик на
Лонг-Айленде, такой старинный особнячок у моря-океана, или выкупил разорившуюся
баскетбольную команду с пришедшим в упадок стадионом и всеми потрохами – тут
тебе от властей и любовь, и ласка. Ты произвел инвестицию в страну, и она тебя
тут же сразу полюбила, как девушка нетяжелого поведения: кто больше даст, тому
и она даст. И всем хорошо. Вот и в период кризиса понаехали тут. Все они
разговаривают по-русски, многие выучили английский, но при этом сохраняют на
своих лицах выражение государственной озабоченности.

Непоправимое
всегда кажется невероятным. Эта публика, состоящая, в основном, из отпрысков
российских депутатов, чекистских генералов, олигархов и первостатейных жуликов,
слегка подучившись в Лондоне, приехала обзаводиться собственностью в Штатах,
поскольку в старой доброй Англии она уже перекупила все, что могла. К
брайтон-бичской «общине» она никакого отношения не имеет и даже откровенно ее
чурается – гусь свинье не товарищ. Эта «тихая эмиграция» прибыла брать Америку
за жабры. Но ей же надо где-то встречаться-тусоваться, общаться в своем кругу и
немножко ностальгировать. Вот шустрые предприниматели и открыли для них
ресторан на Манхэттене. Называется он Маri Vanna, что звучит как Марья
Ивановна. Цены здесь такие, что счастливые получатели SSI не видели такого и в
страшном сне. Ежели скромненько поужинать, то надобно выложить тысяч восемь, но
бывает, что выкладывают и по 25. И 20 процентов от заказа надо отдать
официанту.

Официанты
«Марь Иванны» обычно неразговорчивы – можно потерять работу и неплохие чаевые,
но утверждают, что однажды русский бизнесмен заказал ужин за 25 тысяч долларов.
По сравнению с московскими тусовочными элитными местами это то же самое, что
семечки для брайтонцев. Тут тебе и конституция, и севрюжина с хреном, и все,
что господь ни пошлет. Современное русское купечество, отдыхая, денег не
считает. Фирма «Проект Ginza», которая владеет этим рестораном, открыла еще три
таких на Манхэттене, чтобы хозяева русских просторов могли вкушать и ни в чем себе
не отказывали. Спрос рождает предложение.

И напоследок
– два слова о русской попсе, оккупировавшей флоридские берега. Никто, пожалуй,
не нанес России больше вреда, чем эта бездарная и бесчисленная банда
шоу-бизнеса, словно раковая опухоль разъедающая некогда великую культуру. Не
хватает на них Емельяна Пугачева. Впрочем, не исключено, что и он вскорости
появится – в его образ уже вошел Жерар Депардье, он ведь теперь тоже гражданин
России.

Стремятся в
наши гавани корабли, большие корабли из океана и синих небес. Их пассажиры
сходят на землю…