шаблоны wordpress.

«Экстремисты не признают никаких границ и действуют в рамках всего мира

altБывший президент Ливана, ныне лидер ливанской социал-демократической партии Катаиб Амин Пьер Жмайель рассказал о том, как будут развиваться торговые отношения между Бейрутом и Москвой, насколько стоит опасаться боевиков «Исламского государства» и какова связь между нестабильностью на Ближнем Востоке и грядущими выборами в США.
«Мир и политика»: Нынешнее ухудшение ситуации на Ближнем Востоке косвенно затронуло и Россию. Боевики террористической организации «Исламское государство Ирака и Леванта» недавно выложили в Интернете видеообращение к президенту России с угрозой развязать войну на Кавказе. Насколько, на ваш взгляд, реальна и выполнима эта угроза?
Амин Жмайель:Прежде всего, позвольте мне провести здесь различие между желаниями и возможностями. «Исламское государство» (ИГ) имеет вполне четкие намерения дотянуться до Кавказа, а также фактически до любого региона, где оно могло бы использовать в своих интересах маргинальные настроения в среде суннитских общин. Поэтому никто не должен легкомысленно и пренебрежительно воспринимать заявления этой организации, поскольку она уже контролирует обширные территории в Леванте и доказала свои зловещие устремления расширить проводимую ею кампанию террора, прикрываясь разговорами о мести за обиды, якобы нанесенные суннитам. Тем не менее, расширение границ «Исламского государства» до Кавказа и установление контроля над некоторыми его частями, как это было сделано в Леванте, мне кажется малореальной перспективой ввиду отсутствия необходимых для этого средств. ИГ, и я в это верю, может играть на руку нестабильности, которая в конечном счете приводит к непродолжительным столкновениям, но не к каким-либо серьезным и глобальным действиям.

Бывший
президент Ливана, ныне лидер ливанской социал-демократической партии Катаиб
Амин Пьер Жмайель рассказал о том, как будут развиваться торговые отношения
между Бейрутом и Москвой, насколько стоит опасаться боевиков «Исламского
государства» и какова связь между нестабильностью на Ближнем Востоке и
грядущими выборами в США.

«Мир и
политика»:
Нынешнее
ухудшение ситуации на Ближнем Востоке косвенно затронуло и Россию. Боевики
террористической организации «Исламское государство Ирака и Леванта» недавно
выложили в Интернете видеообращение к президенту России с угрозой развязать войну на Кавказе. Насколько, на ваш
взгляд, реальна и выполнима эта угроза?

Амин
Жмайель:
Прежде
всего, позвольте мне провести здесь различие между желаниями и возможностями.
«Исламское государство» (ИГ) имеет вполне четкие намерения дотянуться до
Кавказа, а также фактически до любого региона, где оно могло бы использовать в
своих интересах маргинальные настроения в среде суннитских общин. Поэтому никто
не должен легкомысленно и пренебрежительно воспринимать заявления этой
организации, поскольку она уже контролирует обширные территории в Леванте и
доказала свои зловещие устремления расширить проводимую ею кампанию террора,
прикрываясь разговорами о мести за обиды, якобы нанесенные суннитам. Тем не
менее, расширение границ «Исламского государства» до Кавказа и установление
контроля над некоторыми его частями, как это было сделано в Леванте, мне
кажется малореальной перспективой ввиду отсутствия необходимых для этого
средств. ИГ, и я в это верю, может играть на руку нестабильности, которая в
конечном счете приводит к непродолжительным столкновениям, но не к каким-либо
серьезным и глобальным действиям.

 «МП»: Как можно предотвратить
проникновение боевиков ИГ на территорию России?

А.Ж.: Сдерживание
ИГ от продвижения на Кавказ зависит от того, насколько эффективной окажется
международная коалиция против этого непризнанного государства: как быстро она
вырвет с корнем основу функционирования этой организации, ликвидирует
тренировочные лагеря и каналы поставок денег и оружия на Ближнем Востоке, в
частности, в Сирии и Ираке. И здесь свою роль должна сыграть и Россия.

 «МП»: Известно ли вам что-либо об
исламистских экстремистских организациях, действующих в России (в частности, на
Северном Кавказе)? Насколько они опасны?

А.Ж.: Нет, по
этому вопросу у меня нет какой-либо дополнительной информации – я знаю только
то, что известно всем. Единственное, что я могу сказать по этому поводу, так
это то, что экстремистские организации, где бы они ни действовали, почти
наверняка поставят под угрозу ситуацию в своем регионе и нарушат таким образом
международный порядок, как мы его знаем и понимаем. Вот почему, когда мы
говорим о террористических организациях, нельзя делить их на «относительно
опасных» и на «представляющих серьезную угрозу». Все они несут повсеместную
угрозу, и «Исламское государство» – лучший тому пример.

 «МП»: В феврале 2003 года Верховный Суд
России внес Хизб ут-Тахрир, или «Исламскую партию освобождения» в список
запрещенных террористических организаций. По данным спецслужб, Хизб ут-Тахрир
сегодня достаточно широко распространена в Крыму. В связи с этим может ли новый
российский регион стать еще одним очагом нестабильности?

А.Ж.: Как я уже
отметил ранее, воинствующие экстремисты, взявшие на вооружение тактику террора,
не признают никаких границ, в прямом и переносном смысле этого слова. Они
думают и действуют глобально, в рамках всего мира. Вот почему, будь то Ливан,
Россия или Украина, угроза всегда одна и та же. И ответ на нее требует
коллективных усилий в масштабах всей планеты, а не ограничивались бы одним
регионом или страной.

 «МП»: Вы следите за развитием событий в
Украине? Какие меры, по-вашему, должны быть предприняты для разрешения кризиса
в этой стране и прекращения боевых действий?

А.Ж.:Если
оставить в стороне исторические притязания и обвинения в попрании международных
законов, что мы наблюдаем в настоящее время в Украине и, в частности, в Крыму,
необходимо, на мой взгляд, призвать все заинтересованные стороны возобновить
переговоры и задействовать дипломатические каналы. Именно эти шаги станут
единственно возможным средством для выработки решения, которое удовлетворило бы
обе стороны конфликта. Я верю, что исход подобного рода мероприятий, будет ли
он позитивным или нет, станет в конце концов руководством к действию для других
регионов и главных действующих лиц. Вот почему важно, чтобы каждый с
осторожностью соблюдал баланс между призывами к самоопределению, с одной
стороны, и уважением суверенитета и территориальной целостности, с другой. И
окончательное решение, без сомнений, могло бы быть принято за модель поведения
повсеместно. Следовательно, чем более демократичным и содержательным, с учетом
мнений всех сторон, будет переговорный процесс, тем более конструктивным и
прецедентным станет решение конфликта. И наоборот, чем более этот процесс будет
испытывать давление одной стороны, в том числе и силовое, тем более
контрпродуктивным станет его результат.

 «МП»: Четвертого сентября посол Ливана в
РФ Шауки Бу Нассар провел встречу в Москве с Алексеем Сауриным, заместителем
руководителя Россельхознадзора. В ходе переговоров стороны обсудили возможность
импорта в Россию ливанских фруктов и овощей. Означает ли это, что Ливан не
поддерживает санкции против России, введенные Евросоюзом и США? Насколько, по
вашему мнению, могут расшириться торговые связи между нашими двумя странами?

А.Ж.: Ливан не
является членом ни Европейского Союза, ни политико-экономических структур стран
Северной-Америки, а посему не должен становиться на сторону какой-либо из этих
региональных организаций или государств. Необходимо отметить тот факт, что
Ливан принимал активное участие в учреждении Организации Объединенных Наций и,
в частности, в разработке Хартии ООН о правах человека. Поэтому-то мы уверены в
том, что Ливан, занимая ту или иную позицию, должен руководствоваться
принципами и резолюциями Объединенных Наций и действовать в соответствии с
ними. Что касается партии «Катаиб», то мы придерживаемся нейтралитета по
большинству вопросов, касающихся международных отношений. Это означает, что
наша позиция по любому международному кризису не выходит за рамки его
дипломатического и/или гуманитарного характера. Теперь, возвращаясь к вашему
вопросу о двусторонних торговых отношениях между Россией и Ливаном и импортом
сельхозпродукции, хочу выразить уверенность в том, что это многообещающее
движение вперед, которое должно быть поддержано и распространено на другие
сектора экономики. Ливан обладает благоприятным климатом, и он позволяет
производить множество высококачественных сельскохозяйственных продуктов,
которые без сомнения найдут дорогу на российский рынок. И я не вижу никаких
препятствий на этом пути после заключения Бейрутом и Москвой соответствующих
двусторонних соглашений.

 «МП»: Можете ли вы дать прогноз по
дальнейшему развитию кризиса на Ближнем Востоке? Верите ли вы в то, что
российская дипломатия может предпринять заметные шаги по разрешению кризиса в
регионе?

А.Ж.:
Классического деления на «Восток – Запад», которым когда-то характеризовался
наш регион, особенно во времена «холодной войны», больше не существует. Сегодня
более актуально было бы говорить о делении региона на «Восток – Восток», где на
одном полюсе располагается Иран со своими союзниками, а на другом – Саудовская
Аравия и ее союзники. И по всему политическому спектру четко прослеживается
возрождающееся соперничество со стороны Турции и даже Катара. Что же касается
Запада, то все мы являемся свидетелями его все более возрастающего
самоустранения, особенно если речь идет об участии Соединенных Штатов в решении
судеб региона. В вакууме, возникающем при таком подходе, Россия вновь заявляет
о себе на Ближнем Востоке благодаря решительным шагам во внешней политике,
которых она не предпринимала с конца «холодной войны». Но есть и другая сторона
медали. В этой нестабильной и быстро меняющейся ситуации «Исламское
государство» сделало значительное продвижение вперед и увеличило число своих
чудовищных преступлений. Лучшим подтверждением этому является Сирия – микрокосм
региона и главный центр нынешней нестабильности. Именно благодаря Сирии было
создано и «экспортировано» за ее границы «Исламское государство». Это из-за
Сирии были засланы в Ливан начиненные взрывчаткой машины и боевики ИГ. Все на
той же Сирии лежит вина за то, что «Хезболла» вновь пополняет свои резервы
внутри Ливана. И, наконец, Сирия ответственна за то, что «Исламское государство»
находит пополнение и проводит свои операции в Ираке…

 «МП»: И каков выход из этой ситуации?

А.Ж.: России, как
она в свое время сыграла конструктивную роль в уничтожении сирийского
химического оружия, так и в нынешней ситуации следует поспособствовать принятию
политического решения о передаче власти от г-на Башар Асада всеобщему
Учредительному собранию. Это мне видится идеальным решением, ведь установление
стабильности и демократии в Сирии стало бы хорошей новостью для всего региона.
Материализуются ли эти пожелания или нет, зависит от множества факторов, и
важнейшие из них – это как американо-иранские, так и американо-российские
договоренности, которые пока находятся в подвешенном состоянии. Исходя из
этого, я не вижу в ближайшей перспективе существенного прогресса в регионе. По
крайней мере, до 2016 года, когда в США состоятся очередные выборы. Они могли
бы придать динамику политическим процессам и приблизить нас к решению, которое
станет альтернативой нынешнему статус-кво.

 «МП»: Не могли бы вы чуть поподробнее
рассказать о вашей партии? Сколько членов насчитывает «Катаиб»? Какую роль
играет партия в политической жизни Ливана, насколько влиятельна и могущественна
ваша организация сегодня? Каковы основные цели партии «Катаиб» и пути их
достижения?

А.Ж.:«Катаиб»
была основана в 1936 году и сегодня является одной из наиболее авторитетных
политических партий Ливана. Партия сыграла важную роль в освобождении Ливана от
господства Франции в 1943 году и спустя десятилетия внесла свой вклад в
освобождение Ливана от сирийской оккупации в 2005 году. Во время гражданской
войны 1975-1990 годов, когда были разрушены все органы власти, «Катаиб» вышла
на передний край обороны государства и защиты его суверенитета. На алтарь
борьбы за Ливан, его свободу и плюрализм мнений, которая длилась на протяжении
десятилетий, партия принесла жизни шести тысяч мучеников, и среди них — мой
брат, избранный президент Башир Пьер Жмайель, и мой сын Пьер Амин
Жмайель-младший. Сегодня в наших партийных рядах состоят тысячи человек, и
«Катаиб» широко представлена как в законодательной ветви власти, так и в
исполнительной, включая Кабинет министров. «Катаиб» выступает за существование
одной армии и единственной монополии в принятии решений о войне и мире. Вот
почему партия неоднократно призывала к освобождению ливанской земли от всех
незаконных вооруженных формирований – будь то иностранные боевики или бойцы из
числа местных жителей. Партия верит в ливанский плюрализм и в богатство ее
мультикультуры. «Катаиб» стоит на позициях социальной справедливости и
регулярно сигнализирует обществу о тяжелом положении представителей среднего
класса и людей с низкими доходами. На местах «Катаиб» отстаивает
внешнеполитический лозунг «Ливан в первую очередь», который ставит интересы
Ливана превыше всех остальных.