шаблоны wordpress.

МУРКА ИЗ МУРА

altСамая популярная песня ХХ века, которую принято считать чуть ли не гимном криминального мира, на самом деле не что иное, как песня о секретной операции ЧК. А сама Маруся Климова – реальный персонаж, всю жизнь проработала в секретном подразделении ГубЧК, ГПУ, а потом и в НКВД. В тексте песни зашифрованы как загадки, так и ответы к ним. Расшифровать «код Мурки» было непросто, в ходе расследования одна тайна сменяла другую. А главный вопрос – о судьбе героини песни, Маруси Климовой – до сих пор остался открытым…
Знаменитую песню в течение всего прошлого века многие предпочитали называть «народной». Имя автора, а он, конечно же, был, со сцены вслух исполнители предпочитали не произносить. Авторство «гимна урок» сулило до некоторых пор неизвестному поэту большими неприятностями, особенно в 1930-х годах. Интересно, что даже самому знаменитому исполнителю «Мурки» – Леониду Утёсову – примерно в это время посоветовали убрать песню из репертуара. Как всегда в таких случаях и бывает, «уход в подполье» только прибавил песне популярности. Но дальше она жила без своего прародителя: многие и сейчас думают, что «Мурка» – народный эпос.


ЗНАМЕНИТАЯ МАРУСЯ КЛИМОВА ПРОСЛУЖИЛА В МИЛИЦИИ ДО 1952 ГОДА И
БЛАГОПОЛУЧНО УВОЛИЛАСЬ В ЗВАНИИ КАПИТАНА

 Самая популярная песня ХХ века, которую принято
считать чуть ли не гимном криминального мира, на самом деле не что иное, как
песня о секретной операции ЧК. А сама Маруся Климова – реальный персонаж, всю
жизнь проработала в секретном подразделении ГубЧК, ГПУ, а потом и в НКВД. В
тексте песни зашифрованы как загадки, так и ответы к ним. Расшифровать «код
Мурки» было непросто, в ходе расследования одна тайна сменяла другую. А главный
вопрос – о судьбе героини песни, Маруси Климовой – до сих пор остался открытым…

Знаменитую песню в течение всего прошлого века
многие предпочитали называть «народной». Имя автора, а он, конечно же, был, со
сцены вслух исполнители предпочитали не произносить. Авторство «гимна урок»
сулило до некоторых пор неизвестному поэту большими неприятностями, особенно в
1930-х годах. Интересно, что даже самому знаменитому исполнителю «Мурки» –
Леониду Утёсову – примерно в это время посоветовали убрать песню из репертуара.
Как всегда в таких случаях и бывает, «уход в подполье» только прибавил песне
популярности. Но дальше она жила без своего прародителя: многие и сейчас
думают, что «Мурка» – народный эпос.

 

«ПРИБЫЛА В ОДЕССУ БАНДА ИЗ АМУРА»

Это не так. Одесские архивы, в том числе архивы
уголовного розыска и криминальной милиции, сохранили не только имя автора, но и
тексты песни (их было несколько) в рукописном виде. В одном из текстов
содержится и первая загадка «Мурки». Как известно многим исследователям
русского шансона и так называемой блатной поэзии начала прошлого века, у
«Мурки» есть версии, согласно которым «банда» прибыла в Одессу «из Ростова», «с
Петрограда» и «из Амура». А в одном из авторских текстов вообще написано «из-за
МУРа». И этот вариант интересен больше других.

Автор «Мурки» – одесский поэт Яков Ядов. Сама песня
была написана в Одессе ориентировочно в 1921–1922 годах. Так считают одесские
историки и краеведы, которые уже сегодня готовы проводить экскурсии по местам
боевой славы героини. Яков Ядов, расскажут вам они в ходе экскурсии, не был
поклонником криминального шансона, но точно и иронично описывал в своих стихах
самые яркие образы Одессы времен зарождавшегося НЭПа, зашифровывая в своих
песнях реально происходившие в городе события того времени. Из-под его пера
вышли такие, на первый взгляд, безымянные шедевры, как «Бублички» и «Гоп со
смыком». Свое имя Ядов, опасаясь репрессий и гонений на авторов криминального
эпоса, действительно со временем предпочел скрыть. Был у песни и композитор –
знаменитый музыкант Оскар Строк, положивший стихи Ядова на музыку в начале 1923
года. Тогда историю «Мурки» знала вся Одесса. Но даже в то время немногие
знали, что она – агент МУРа…

Московский уголовный розыск был основан в 1918 году
и к началу 1920-х уже доказал свою эффективность, быстро и жестко подавив
разгул бандитизма в столице. Находясь под опекой центрального аппарата ЧК,
московская милиция, чей костяк составляли как вчерашние рабочие, так и
амнистированные новой властью бывшие уголовные элементы, не чуралась любой
работы – их средства и методы мало отличались от тех, что использовали банды
того времени. Можно сказать, что часто встречающийся в голливудском кино образ
Грязного Гарри – полицейского без правил, вершащего собственное правосудие,

это совершенно реальный и в общем обычный московский милиционер начала 1920-х.
Чекисты со временем решили «экспортировать» опыт МУРа в самые проблемные
регионы советской империи, отправляя группы муровцев для подавления мятежей и
очагов бандитизма. Иногда такие опергруппы не брали с собой удостоверений, не
надевали форму. С собой у них было только оружие…

 

«И ЗА НЕЙ СЛЕДИЛА ГУБЧЕКА»

Губернская чрезвычайная комиссия существовала до
начала 1922 года, когда была переименована в ГПУ. Фраза про ГубЧК, написанная
Яковом Ядовым, позволяет нам предположить, что действие разворачивается в
Одессе в период с 1918-го (дата создания МУРа) по 1922 год. Но упомянутый факт
слежки за бандой имеет свой особый переносный смысл – а что, если ГубЧК курировала
действия «банды», состоящей из сотрудников МУРа, приехавших в Одессу для
наведения «мирового порядка»? В 1922 году в стране продолжалась Гражданская
война, еще вчера в Одессе был голод – трупы умерших каждое утро убирали с улиц
красноармейцы на специальных повозках. Приезжать в приморский город,
наводненный и без того огромным количеством местных банд, «крышевавших» рынок
наркотиков и контрабанды, драгметаллов и проституции, кому-то из Амура не было
никакого смысла. Как мы понимаем, на скоростном поезде РЖД они приехать не
могли. Самолеты с Дальнего Востока в Одессу по понятным причинам тоже не
летали.

Зато, как говорят нам архивы МВД России, в которых
сохранились данные о секретных операциях начала 20-х годов прошлого века,
только в Одессу из Москвы было отправлено несколько специальных оперативных
групп сотрудников ЧК и МУРа – как в форме, так и «в штатском».

Первым «варягом», прибывшим в Одессу из столицы еще
в 1919 году, был начальник особого отдела ВЧК Фёдор Тимофеевич Фомин. Чуть
позже туда же из Москвы отправляется Стас Реденс, чекист, получивший прозвище
Стах (от слова «страх», букву «р» Реденс не выговаривал), а с ним прибыло около
80 чекистов и милиционеров. Вскоре Реденса сменил сам Макс Дейч, близкий друг
Феликса Дзержинского, могущественный «серый кардинал» центрального аппарата ЧК.
Интерес руководства Лубянки к событиям в Одессе был неслучаен. Одес