шаблоны wordpress.

Внеземная кампания Барака Обамы

В Америке только и говорят, что о Марсе и о космическом аппарате Curiosity. Журнал New York Magazine чествует «компьютерных гениев» из американского космического агентства NASA, обеспечивших успешную посадку марсохода, и без долгих рассуждений объявляет их новыми «звездами поп-культуры». Президент Барак Обама торжествует: его страна снова «творит историю».

altВ Америке только и говорят, что о Марсе и о космическом аппарате Curiosity.
Журнал New York Magazine чествует «компьютерных гениев» из американского
космического агентства NASA, обеспечивших успешную посадку марсохода, и без
долгих рассуждений объявляет их новыми «звездами поп-культуры». Президент Барак
Обама торжествует: его страна снова «творит историю».

И только один политик хранит молчание: космонавтика Митта Ромни не
вдохновляет. Его предвыборный штаб не стал даже публиковать официальное
заявление. На страничке Facebook, принадлежащей сопернику Барака Обамы, не
появилось ни одной записи в этой связи. Не последовало даже твита.

В чем же дело? Неужели этому республиканцу нечего сказать о космонавтике?
Освоение космоса — это тема, за которой по-прежнему пристально следит вся
нация: как свидетельствуют результаты опроса, организованного институтом
изучения общественного мнения Pew Research Center, почти 60% граждан
Соединённых Штатов заявили, что страна должна сохранить свою лидирующую роль в
этой сфере. Среди республиканцев процент тех, кто так считает, даже выше, чем в
среднем по США. Причём исследование проводилось еще до успешной посадки марсохода
Curiosity.

Разумеется, команде Ромни об этом известно. И, возможно, молчание кандидата
от республиканцев небеспричинно. Ведь отметить успех Curiosity — это
автоматически значит признать заслуги нынешнего президента в космической сфере.
Или нет?

 

Выборы и марсоход

Штаб Обамы уже пытается придать успешной марсианской миссии статус,
позволяющий сделать её темой предвыборной кампании. «Если кто-то и сомневался в
лидирующей роли США в космосе, то теперь продукт американской изобретательской
мысли размером с автомобиль стоит на поверхности Марса», цитирует научного
консультанта Обамы Джона Холдрена журнал New York Times. Сам президент нашёл
ещё более пафосные слова, сообщив о «неслыханном технологическом прорыве»,
который является гордостью нации и простирается в далёкое будущее.

Это не первый полёт дистанционно управляемого беспилотного аппарата на Марс
— но он может стать переломной. Кто знает: была ли вода на планете?
Существовала ли жизнь? В этой связи на марсоход Curiosity возлагают большие
надежды. Это к вопросу о технической стороне миссии.

Вместе с тем освоение Марса — это и политический проект. Без политики
космонавтика просто немыслима. Когда в мае 1961 года президент Джон Ф. Кеннеди
в своей речи перед американским конгрессом заявил, что страна «до конца
текущего десятилетия должна отправить человека на Луну и в целости вернуть его
на Землю», он мыслил отнюдь не категориями науки и исследований. На повестке
дня стояла борьба систем, самоутверждение Америки, уступившей тогда в
космической гонке якобы все более сильному Советскому Союзу. «Нет ничего более
важного», — заявил президент Кеннеди.

Конечно, холодная война осталась в прошлом, и никакой „марсианской“ гонки
наподобие той, „лунной“, сегодня не наблюдается. Тем не менее, Барак Обама
придаёт космонавтике символическое значение в контексте политической борьбы,
как некогда это сделал Кеннеди: до середины 2030 года нужно доставить людей на
орбиту Марса, а затем и произвести их высадку на планете, заявляет он. «Я хочу
дожить до этого события», — сказал Барак Обама два года назад. Вообще говоря,
эксперты сомневаются, что человек на Марсе может принести науке больше пользы,
чем робот-марсоход вроде Curiosity. Но в политическом плане разницу между
машиной, сделанной в США, и американцем на поверхности Красной планеты трудно
переоценить.

 

Обама пытается расположить к себе „космическое побережье“ Флориды

В ближайшие недели Обама, вступивший в предвыборную борьбу, может не раз
вспомнить о марсоходе — прежде всего, в столь важном, но «колеблющимся» штате,
как Флорида, где ему необходимо одержать победу, чтобы остаться на второй срок.
Здесь, на так называемом „космическом побережье“ США, люди вот уже не одно
десятилетие безбедно существуют, благодаря американской страсти к
первооткрывательству. Это отсюда стартовали лунные миссии Apollo, а в
последствии — космические челноки Space Shuttle.

Однако, начиная с прошлого лета, жизнь там стихает. Тысячи людей теряют
работу, после того как Обама урезал бюджет космического агенства NASA.
Реализация программы Constellation («Созвездие») стоимостью 100 млрд долларов,
которая должна была обеспечить замену космическим челнокам, была приостановлена
президентом. О повторных полетах на Луну, анонсированных его предшественником
Джорджем Бушем, он не хочет даже и слышать слышать. Если американцу нужно в
космос, на МКВ, то он может лететь вместе с русскими, убеждён Обама.

Или воспользоваться космической капсулой, предоставляемой частными
„перевозчиками“. Расчёт Обамы состоит в следующем: американцы смогут кататься в
космос, а во Флориде появятся новые рабочие места.

Говоря об успешной миссии марсохода Curiosity, президент Обама не случайно
упомянул «значительные шаги к новому партнерству с предприятиями Соединённых
Штатов»: «Благодаря этому мы сможем отправлять американских астронавтов в
космос на американских космических кораблях». А также сэкономить средства
налогоплательщиков.

Интересная тактика: сократить бюджет, а потом еще и заработать на этом очки.
Неужели такое возможно? Во всяком случае, команда Обамы переходит во Флориде в
наступление. Когда на прошлое неделе агентство NASA объявило о достигнутых
соглашениях с тремя предприятиями, в том числе с компанией Boeing,
представитель Обамы в «солнечном штате» заявил: «Митт Ромни уклоняется от
ответа на один из основополагающих вопросов космической политики. Он не
говорит, поддерживает ли он старания президента Обамы, укрепить американскую
коммерческую космическую отрасль». Дескать, у Ромни отсутствует «ясное
представление о будущем NASA.

 

Ромни до сих пор не высказал чёткой позиции в отношении NASA

На сегодняшний день Митт Ромни и правда отметился разве что не слишком
решительной речью в этой связи, произнесённой им на Мысе Канаверал. В январе
2012 года, когда он ещё боролся за право стать кандидатом в президенты от
республиканцев, Ромни заявил: он приехал не для того, чтобы ясно сказать, как
он представляет себе роль NASA в будущем. Дескать, сначала ему необходимо
получить консультации у различных экспертов. Как-то так.

Когда же конкурент Ромни от республиканцев Ньют Гингрич в стиле Кеннеди
пообещал, что в случае его победы уже к 2020 году на Луне появится первое
поселение людей, Ромни сухо парировал: „Я хочу не создавать колонии на Луне, а
восстанавливать дома — здесь, в Соединённых Штатах“.

Быть может, такое отсутствие воодушевления объясняется семейными причинами.
Сразу же после высадки человека на Луне в июле 1969 года отец нынешнего
кандидата в президенты тогдашний министр строительства Джордж Ромни заявил:
„Теперь, когда мы высадились на Луну и доказали свою техническую
состоятельность, пришло время изменить наши приоритеты“. Дескать, пора бороться
с дефицитом жилья.

Разве это не противоречит позиции вице-президента Спиро Эгню, требовавшего до
2000 года обеспечить высадку американского астронавта на Марсе? Нет-нет,
отвечал Ромни-старший, „для этого нет необходимости объявлять освоение космоса
нашим главным приоритетом“.

Но, по всей вероятности, эта задача будет не то чтобы лёгкой.