шаблоны wordpress.

России и Китаю выгодно оставаться «партнерами, но не союзниками

altВоенно-морские учения российского и китайского флотов стали символическим продолжением участия китайских военных в параде на Красной площади. Москва и Пекин не лукавят, говоря о том, что они партнеры, а не военные союзники – такой уровень взаимодействия, с одной стороны, не мешает другим обязательствам стран, а с другой – позволяет совместно сдерживать англосаксов.
Объединенная российско-китайская группировка в составе четырех тактических групп кораблей начала в восточной части Средиземного моря сил учения «Морское взаимодействие». В прошлом году российские и китайские моряки уже проводили совместные учения – тогда перед Олимпиадой в Сочи рапорт командиров кораблей вместе принимали Путин и Си Цзиньпин.

Военно-морские учения российского и китайского
флотов стали символическим продолжением участия китайских военных в параде на Красной
площади. Москва и Пекин не лукавят, говоря о том, что они партнеры, а не военные
союзники – такой уровень взаимодействия, с одной стороны, не мешает другим обязательствам
стран, а с другой – позволяет совместно сдерживать англосаксов.

Объединенная российско-китайская группировка
в составе четырех тактических групп кораблей начала в восточной части Средиземного
моря сил учения «Морское взаимодействие». В прошлом году российские и китайские
моряки уже проводили совместные учения – тогда перед Олимпиадой в Сочи рапорт командиров
кораблей вместе принимали Путин и Си Цзиньпин.

Нынешние учения фактически начались с
приуроченного к юбилею Победы визита в Новороссийск трех китайских боевых кораблей
и закончатся 21 мая в Средиземном море – но уже в августе они продолжатся в Японском
море. Там они будут неофициально приурочены к празднованию 70-летия победы над Японией,
в честь которого в Пекине впервые будет проведен военный парад (а Си будет принимать
Путина). Учитывая, что Китай не имеет выхода к Японскому морю, эти учения однозначно
будут восприняты в США и Японии как предупреждение – не надо давить на Пекин.

А ведь именно сдерживание всех видов
активности Китая в Тихоокеанском регионе, в том числе и военной, становится главной
целью американской политики на ближайшие годы – и из спорных островов в соседних
Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях американцы хотят сделать инструмент давления
на Пекин. В минувшие выходные госсекретарь Керри в Пекине призвал Китай «принять
меры по снижению напряженности в Южно-Китайском море». Китай в ответ заявляет о
решимости оберегать свой суверенитет и территориальную целостность и называет американские
упреки «едва прикрытым лицемерием».

Острова – это лишь форма проявления китайско-американских
противоречий. Отметая все претензии США, Пекин при этом заявляет, что у США и Китая
«больше общих интересов, нежели разногласий», и призывает Вашингтон «действовать
в духе взаимного уважения, ища точки соприкосновения и оставляя в стороне спорные
моменты». Это не значит, что Китай готов не замечать американской политики сдерживания
по отношению к себе – но, пока еще она не провозглашена открыто, Пекин не будет
по своей инициативе обострять отношения с США.

Суть китайской стратегии в мировых делах
– постепенное ослабление англосаксонской глобальной империи, в том числе и через
экономическое, торговое и финансовое выдавливание ее из ключевых регионов мира.
Кроме собственной мощи Китай рассчитывает и на использование промахов соперника
– то есть на то, что США, пытаясь сдержать КНР, будут совершать все новые и новые
ошибки.

Отношения с Россией, которая вступила
в открытый конфликт с атлантистами, являются для Китая важным элементом стратегии
собственного возвышения. В этом смысле наши страны являются партнерами не только
в силу своего соседства и интереса к взаимовыгодному экономическому сотрудничеству,
но и вследствие совпадения стратегических целей в мировых делах. Мы партнеры по
общему делу. Россия и Китай заинтересованы в изменении существующего мирового порядка
– то есть в ликвидации англосаксонской гегемонии как в военном, так и в финансово-экономическом
и идеологическом планах.

Но обе страны не хотят раньше времени
публично педалировать тему заката «мира по-американски». Именно поэтому на встрече
Путина и Си Цзиньпина в Москве накануне 9 мая президент России согласился со словами
своего китайского коллеги о том, что «когда мы с вами будем отмечать наш общий праздник
– День Победы, мы исходим не из того, чтобы ненавидеть какието государства или
страны». А «чтобы никогда в истории не повторилась трагедия войны, чтобы вместе
создать мир на планете», сказал Си, добавив, что «таким образом два соседа также
помогут создать более справедливый и рациональный международный порядок, смогут
обеспечивать мир, безопасность и стабильность как в регионе, так и во всем мире
в целом».

Для понимающих – достаточно. Неудивительно,
что в США и Великобритании все больше говорят об опасности русско-китайского альянса
– причем это используется как для пропагандистских целей (чтобы сплотить союзников),
так и в аналитических оценках. Пока что еще в Вашингтоне не до конца верят в то,
что блокирование Москвы и Пекина – это всерьез и надолго. Некоторая часть англосаксонских
стратегов утешает себя версией, что Путин и Си лишь изображают союз, желая получить
более выгодную позицию в отношениях с США, что между двумя державами слишком много
противоречий, что Россия испугается оказаться в подчиненном Китаю положении.

Эти выкладки подкрепляются в том числе
и мнениями российских экспертов и западных специалистов по Китаю – создавая тем
самым ощущение, что не все так плохо, что попытка США блокировать Россию не была
стратегическим просчетом Вашингтона, что Китай слишком сильно зависит от США.

Но чем больше рассуждений о том, насколько
непрочен или бесперспективен российско-китайский альянс, тем заметней становится
простая вещь – у США нет стратегии в отношении китайско-российского союза. Ее просто
не просчитывали, потому что считали нереальной, а точнее – слишком невыгодной для
себя. Сейчас от понимания реальности глобального стратегического союза Москвы и
Пекина уже не отмахнуться – и значит, первоочередной задачей для США становится
срыв этого альянса или как минимум его ослабление.

Для этого будет использоваться все –
и пропаганда, и возможности прозападной части китайской и российской элит, и игра
на противоречиях между Москвой и Пекином. Но все эти инструменты не особо эффективны
– решение о стратегическом взаимодействии отвечает как национальным интересам России
и Китая, так и планам двух руководителей, Путина и Си. И, не сумев сломать складывающийся
альянс, Вашингтон окажется в тупике – если ему не удалось организовать даже блокаду
России, то как быть со сдерживанием Китая, и уж