шаблоны wordpress.

Турецко-исламское государство

altВ конце прошлой недели одной из самых горячих точек сирийского фронта вновь стал курдский город Кобани на границе с Турцией. Отряды «Исламского государства» (ИГ) предприняли внезапную попытку его захватить и едва не достигли цели — отразить наступление удалось лишь ценой больших потерь, в том числе среди мирного населения. Курды убеждены, что неожиданный удар ИГ стал возможен благодаря помощи Турции. Президента этой страны Реджепа Тайипа Эрдогана обвиняют в связях с исламскими радикалами, при помощи которых он надеется максимально ослабить как своих противников курдов, так и режим Башара Асада в Сирии. 

Анкару
обвиняют в сотрудничестве с ИГ

 

В конце прошлой недели одной из самых горячих точек сирийского фронта
вновь стал курдский город Кобани на границе с Турцией. Отряды «Исламского
государства» (ИГ) предприняли внезапную попытку его захватить и едва не
достигли цели — отразить наступление удалось лишь ценой больших потерь, в том
числе среди мирного населения. Курды убеждены, что неожиданный удар ИГ стал
возможен благодаря помощи Турции. Президента этой страны Реджепа Тайипа Эрдогана
обвиняют в связях с исламскими радикалами, при помощи которых он надеется
максимально ослабить как своих противников курдов, так и режим Башара Асада в
Сирии.

Ранее Кобани уже был в центре внимания мировых СМИ. Битва за этот город,
ставший символом курдского сопротивления исламистам, в конце 2014—начале 2015
года длилась четыре месяца. Тогда в адрес Анкары тоже звучали обвинения в
нежелании помочь курдам и безразличном отношении к беженцам, пытавшимся
спастись от радикалов на турецкой территории. В тот раз наступление на Кобани
удалось отразить, и отряды ИГ на какое-то время переключились на другие цели.
Как выяснилось, ненадолго.

Новая атака на Кобани стала полной неожиданностью. Дело в том, что в
последние недели на сирийском фронте борьбы с ИГ именно курды, как казалось,
перехватили инициативу. Они освободили несколько населенных пунктов и даже
начали угрожать Ракке — неофициальной столице джихадистов на территории Сирии.
И тут — внезапный удар в тыл, смешавший курдам все карты.

По мнению ряда антиправительственно настроенных турецких экспертов,
наступление ИГ на Кобани едва ли было бы возможным без содействия Турции.
Власти Анкары не заинтересованы в укреплении позиций курдов ни в Сирии, ни в
Ираке, так как опасаются роста сепаратистских настроений среди курдского
меньшинства в собственной стране. Особенно учитывая успех на состоявшихся в
начале июня выборах в парламент прокурдской Партии демократии народов. Другая
причина если не благожелательного, то нейтрального отношения турецких лидеров к
исламским радикалам в Сирии — стремление с их помощью дестабилизировать
геополитического соперника, режим Башара Асада в Сирии.

«Турция никогда не позволит, чтобы на ее южных границах в Сирии
было создано курдское государство,— объявил вчера Реджеп Тайип Эрдоган.— Анкара
приложит все усилия, чтобы этот план никогда не был осуществлен, вне
зависимости от цены вопроса». Заявление турецкого лидера последовало за
успехами курдских формирований, которые после первых неудач все-таки сумели
отбить атаки ИГ на Кобани. В субботу отряды народной самообороны — боевого
крыла контролирующей власть в Сирийском Курдистане партии «Демократический
союз» — вытеснили исламистов из города. Это и вызвало столь жесткую
реакцию Анкары.

Реакция на жесткие высказывания
господина Эрдогана нашла отражение в соцсетях. Пользователи
Twitter отреагировали на заявления Анкары хештегом #TerroristTurkey, за несколько дней ставшим самым популярным. Его
использовали миллионы курдов по всему миру. «Настал тот день, когда Турция
решила помочь «Исламскому государству»»,— разместил в своем
микроблоге сообщение один из пользователей, сопроводив его карикатурой на
президента Эрдогана, который не пускает через границу сирийских беженцев,
однако открывает ее для исламских радикалов, стремящихся присоединиться к ИГ.
«Турция не террорист, все террористы — в «Демократическом союзе»
и в Рабочей партии Курдистана (запрещенная в Турции партия курдских
сепаратистов.— «Ъ»)»,— парирует другой пользователь
Twitter, очевидно, сторонник турецких националистов.

Депутат израильского Кнессета,
эксперт по региону Ксения Светлова убеждена, что турецкие власти не только
способствовали подготовке наступления ИГ на Кобани, но и пропустили радикальных
исламистов «с оружием и взрывчаткой» через свою территорию. По мнению
госпожи Светловой, одна из причин вовлеченности Турции в сирийский и иракский
конфликты — борьба за водные ресурсы. Пока Дамаск и Багдад полностью
сконцентрированы на борьбе со своими вооруженными противниками, Анкара строит
плотины и перенаправляет на турецкую территорию значительную часть водных
ресурсов Евфрата и Тигра.

Собеседник «Ъ» в
правительственных кругах Турции признает, что конфликт между Анкарой и Дамаском
вокруг водных ресурсов всегда существовал, однако, по его словам, «сейчас
главная цель турецкого руководства — не допустить масштабных акций протеста
курдов на территории страны». Об этом, впрочем, речь пока не идет. Поводом
для подобных акций могло бы стать падение Кобани, но сирийские курды пока
сумели отстоять город и не допустить ни гуманитарной катастрофы, ни этнических
чисток.