шаблоны wordpress.

Ордена – это из детства

altВыставку «Рыцарские ордена Европы», что идет в Одностолпной палате Патриаршего дворца, Музеи Кремля готовили вместе с коллекционером Андреем Хазиным. Из кремлевских фондов достали знаки рыцарских орденов российских императоров, из хазинского собрания прибыли европейские ордена Австро-Венгрии, Пруссии, Португалии, Ватикана, наполеоновской Франции и Великобритании. А королева Елизавета II предоставила для выставки знаки ордена Подвязки Александра II, что находятся в Королевской коллекции Великобритании. Кроме того, тут есть документы из Архива внешней политики МИДа и императорские портреты из Исторического музея.
Ядро выставки – хазинское собрание. Коллекции этой около 25 лет, но зародилась она гораздо раньше – 7 ноября 1973 года. Страна отмечала годовщину революции, а семья Хазиных – день рождения деда, Григория Хазина, создателя первых полярных радиостанций и первых радиостанций для военных самолетов. Григорий Хазин много чего сделал, и у него самого было много наград, но внука Андрея – обо всем этом он пишет в каталоге – удивил тогда другой родственник: он пришел с празднования 7 ноября, и на груди у него было три Звезды Героя Соцтруда (у генсека Брежнева, удивляется Хазин, в то время еще было лишь две). Андрею Хазину было четыре года, но Хазин сегодняшний, академик РАХ, завкафедрой стратегических коммуникаций факультета госуправления МГУ и член высшего совета «Единой России» (о чем в каталоге не упоминается, но речь в музее идет в конце концов не о современной политике, а об орденах) свое увлечение орденами уводит корнями в детство.

Ордена
– это из детства, или Про Баню и

Елизавета II передала на выставку в Музеи Кремля орденские знаки Александра II

 

Выставку «Рыцарские ордена Европы», что идет в Одностолпной палате Патриаршего
дворца, Музеи Кремля готовили вместе с коллекционером Андреем Хазиным. Из кремлевских
фондов достали знаки рыцарских орденов российских императоров, из хазинского собрания
прибыли европейские ордена Австро-Венгрии, Пруссии, Португалии, Ватикана, наполеоновской
Франции и Великобритании. А королева Елизавета
II предоставила для выставки знаки ордена
Подвязки Александра
II, что находятся в Королевской коллекции Великобритании. Кроме того, тут есть
документы из Архива внешней политики МИДа и императорские портреты из Исторического
музея.

Ядро выставки – хазинское собрание. Коллекции этой около 25 лет, но зародилась
она гораздо раньше – 7 ноября 1973 года. Страна отмечала годовщину революции, а
семья Хазиных – день рождения деда, Григория Хазина, создателя первых полярных радиостанций
и первых радиостанций для военных самолетов. Григорий Хазин много чего сделал, и
у него самого было много наград, но внука Андрея – обо всем этом он пишет в каталоге
– удивил тогда другой родственник: он пришел с празднования 7 ноября, и на груди
у него было три Звезды Героя Соцтруда (у генсека Брежнева, удивляется Хазин, в то
время еще было лишь две). Андрею Хазину было четыре года, но Хазин сегодняшний,
академик РАХ, завкафедрой стратегических коммуникаций факультета госуправления МГУ
и член высшего совета «Единой России» (о чем в каталоге не упоминается, но речь
в музее идет в конце концов не о современной политике, а об орденах) свое увлечение
орденами уводит корнями в детство.

Древнейшая наградная система – английская, и, как известно, учтивое «сэр»
и «леди» пошло как раз от обращения к возведенным в рыцарский титул и к их женам.
Ну а рыцарские ордена в принципе происходят от средневековых монашеских (и военно-монашеских)
и светских рыцарских орденов. И если смотреть на орденскую карту Европы, как она
представлена в музейных витринах, тут окажутся, с одной стороны, ватиканские Иерусалимский
орден Святого Гроба Господня, или Верховный орден Христа, и португальский Военный
орден Христа, а с другой стороны, скажем, британский орден Чертополоха или Бани.
Названия такие, как два последних, могут казаться весьма непривычными, как непривычно
видеть тщательно сделанные, эмалью покрытые цветки такого обыденного для нас чертополоха
на цепи одноименного ордена. Это не должно смущать: история, легенды и повседневность
пересекаются. Просто шотландский орден Чертополоха (второй по статусу в Великобритании
после ордена Подвязки) хотя и был учрежден в конце
XVII века, восходит к легенде VIII столетия: враги
вторгались в Шотландию, а чтобы сделать это максимально тихо, сняли обувь… Дальше
история понятна. А орден Бани, вот уж вроде далекого от торжественного церемониала
слова, появился в Англии на исходе
XIV века – в его названии отпечаталась
традиция омовений перед приемом в рыцари, ну а от тех омовений символическая нить
тянется и к обряду крещения. Никакой бани в орденских знаках, разумеется, нет, там
три короны (сперва – знак союза Англии, Шотландии и Франции, затем Францию заменила
Ирландия).

Но в Великобритании орден Подвязки – самый главный, он и зовется «наиблагороднейшим».
Как рассказала «НГ» научный сотрудник Музеев Кремля Наталья Болдырева : «По одной
из версий, орден Подвязки в
XIV веке учредил английский король Эдуард III, который якобы
на балу поднял с пола подвязку своей дамы и под хихиканье дам и кавалеров сказал:
«Пусть будет стыдно тому, кто дурно об этом подумает», что и стало девизом ордена.
Есть еще несколько легенд, но эта – самая красивая». Вручал орден государь за высшие
заслуги перед государством, но о том, кому его пожаловать, должен был советоваться
с правительством. Мужчины носили подвязку на ноге. А когда уже много позже появились
дамы ордена, и женщины тоже стали получать подвязку, они носили ее на руке. «После
смерти каждого кавалера, особенно иностранного, как российские императоры, все знаки
возвращались обратно в Великобританию и как правило передавались следующим кавалерам,
– говорит Болдырева. – Одно из исключений – как раз знаки, предоставленные нам сейчас
ее величеством Елизаветой
II, принадлежавшие Александру II, который погиб в 1881 году, после
чего королева Виктория, велела эти знаки сохранить, и они до сих пор находятся в
коллекции Виндзоров». В России титул рыцарей ордена Подвязки получили кроме упомянутого
Александра
II и Александр I, и Николай I, и Александр III (тут показывают его портрет работы Николая Шильдера – грудь в орденах, и
некоторые даже объединены на специальной планке), всего у императора в итоге было
45 орденов, на портрете они, разумеется, изображены далеко не все; больше него орденов
было только Александра
II — 56 — и у Николая II — 54), и последний император, а кроме
того великий князь Михаил Александрович.

С хазинским собранием связано и открытие, которое сделали, пока готовили
теперешний показ, вернее, не столько открытие, сколько возвращение. Среди принадлежащих
теперь коллекционеру орденских знаков (куратор экспозиции – доктор исторических
наук Людмила Гаврилова) обнаружилась Королевская Викторианская цепь, которую в 1902-м
Эдуард
VII учредил для награждения иностранных монархов, князей и государственных правителей,
а та цепь, что показывают теперь на выставке, принадлежала Николаю
II. Потом она попала
в печальное знаменитое Госхранилище ценностей РСФСР и была продана большевиками.
И вот – нашлась.