шаблоны wordpress.

Легенда по имени Люся

altГурченко не раз стирала из своей жизни неугодные факты биографии и даже людей. О разводах Людмилы Марковны зачастую не знали даже близкие друзья, а все потому, что они не слышали и о свадьбе. Многие не подозревали, что у есть дочь, а о личной жизни Гурченко ходили легенды.
12 ноября 2015 г. актрисе и певице Людмиле Гурченко могло бы исполниться 80 лет.
Гурченко ушла, будучи непревзойдённой звездой. Но при этом она осталась просто Люсей. Именно так её звали близкие и фанаты. И Гурченко это нравилось. Роли, слава, аплодисменты… Всё, о чём мечтала, она получила сполна. Но была и ещё одна, не менее значимая роль в её жизни — роль жены и матери, в которой она так и не сумела полностью раскрыть весь свой талант.
Как-то спросили Людмилу Марковну: «Почему, в отличие от многих голливудских и отечественных актрис, вы никогда даже не пытались скрывать свой возраст?». Гурченко ответила: «Что скрывать, когда на первой же странице моей книги написано: „Я родилась 12 ноября 1935 года“. Скрывать? Глупо. Вообще мне за границей хорошо, там никто не знает, когда вышла „Карнавальная ночь“. А здесь…»

 

Гурченко не раз стирала из своей
жизни неугодные факты биографии и даже людей. О разводах Людмилы Марковны
зачастую не знали даже близкие друзья, а все потому, что они не слышали и о
свадьбе. Многие не подозревали, что у есть дочь, а о личной жизни Гурченко
ходили легенды.

12 ноября 2015 г. актрисе и певице
Людмиле Гурченко могло бы исполниться 80 лет.

Гурченко ушла, будучи
непревзойдённой звездой. Но при этом она осталась просто Люсей. Именно так её
звали близкие и фанаты. И Гурченко это нравилось. Роли, слава, аплодисменты…
Всё, о чём мечтала, она получила сполна. Но была и ещё одна, не менее значимая
роль в её жизни — роль жены и матери, в которой она так и не сумела полностью
раскрыть весь свой талант.

Как-то спросили
Людмилу Марковну: «Почему, в отличие от многих голливудских и отечественных
актрис, вы никогда даже не пытались скрывать свой возраст?». Гурченко ответила:
«Что скрывать, когда на первой же странице моей книги написано: „Я родилась 12
ноября 1935 года“. Скрывать? Глупо. Вообще мне за границей хорошо, там никто не
знает, когда вышла „Карнавальная ночь“. А здесь…»

Она строила свою
жизнь по кирпичикам. Карьера в кино, муж, ребёнок. Всё продумано и рассчитано
заранее. Озорной профиль, бездна обаяния… Такой дебютантку из Харькова
полюбили зрители. Тогда никто и не догадывался: юная Леночка Крылова из
«Карнавальной ночи» — на самом деле девушка с прошлым…

1953 год.
Первокурсники мастерской Сергея Герасимова показывают актёрские этюды. Среди
приглашённых — Василий Ордынский. Серьёзный, подающий надежды режиссёр. Увидев
18-летнюю Люсю, он сразу потерял голову. Люся ответила согласием. Молодую жену
Ордынский забрал из подмосковного общежития, и она заняла законное место рядом
с мужем в его столичной квартире. Разумеется, и главные роли в его фильмах
должны теперь предназначаться ей!

И в первой своей
картине «Человек родился» Ордынский в первую очередь, естественно, пробовал
свою жену. Но худсовет забраковал Гурченко. Это стало ужасной трагедией для
неё. В результате в этом фильме Гурченко достался только голос главной героини,
а на экране блистала другая актриса — Ольга Гдан. А Люся поняла: Василий не в
силах стать её личным режиссёром. И… подала на развод! Уходя, она сделала
всё, чтобы не испортить себе биографию. Даже самые близкие друзья не
догадывались о её разводе. Это было не так сложно — они и о замужестве тоже не
знали.

Гурченко ещё не раз
воспользуется этим приёмом, удаляя из своего прошлого некоторые факты. И
неугодных людей, будь то очередной муж, мать или даже… дочь. О том, что она
есть, многие вообще не подозревали. Да и сама актриса в многочисленных интервью
редко упоминала о Маше. А если и говорила, то с неловкостью.

О её личной жизни
ходили легенды. Одни имена мужей говорят сами за себя: Иосиф Кобзон — звезда
номер один советской эстрады. Александр Фадеев — сын знаменитого писателя.
Известные актёры, музыканты, художники — все побывали у её ног. Но каждый раз
повторялась «история с Ордынским». Стоило Гурченко понять, что очередной
избранник не оправдывает её ожиданий, она рвала с ним без сомнений.

Гурченко верила: у
неё всё будет как в кино. Тогда она ещё не догадывалась, что именно страсть к
кинематографу со временем вытеснит из её сердца всех героев-любовников. С
Борисом Андроникашвили они столкнулись случайно, у стойки самообслуживания
ВГИКовской столовой. Увидев его, она выронила поднос. Породистый брюнет.
Настоящий Лоуренс Оливье — мужчина её мечты! Красавец, о котором тайно вздыхала
добрая половина студенток. Интеллектуал. Сын известного писателя Бориса
Пильняка и грузинской княжны. Своего романа с Андроникашвили Гурченко не
скрывала — она им гордилась. На самую блестящую пару ВГИКа окружающие смотрели
с восхищением, к которому часто примешивалась зависть. В новый брак Гурченко
ринулась как в омут — с головой. Сразу решила родить, хотя понимала, что может
потерять всё: талию, карьеру, новые роли. И всё же — рискнула. В Борисе она
рассчитывала обрести идеал мужчины. А идеал у неё был один — папа. Марк
Гурченко, деревенский баянист-самоучка. Он так и не расстался с провинциальным
говорком, хотя большую часть жизни прожил в Харькове. Зато усвоил главное: его
дочурка, его «клюковка» — лучшая. И заставил поверить в это её саму.

Выйдя замуж, Люся
получила совсем не то, чего ожидала. Мечтала о сыне, а на свет появилась дочь.
Она родилась в Харькове. Слабая, болезненная, да ещё с врождённым дефектом.
Девочку сразу передали на руки Люсиным родителям, а сама молодая мать вернулась
в Москву. Здесь начались испытания суровой прозой жизни. 3–4 концерта в день, в
разных концах Москвы. Фабрика, завод, профком, милиция. После выступления —
домой на метро. Новых ролей в кино не было. Семья нуждалась в деньгах. А что же
Борис Андроникашвили, её муж? Помогал, поддерживал в трудную минуту? Увы, нет.
Об изменах мужа ей стало известно от подруг. Гурченко не стала унижаться до
расспросов и выяснений. Сразу подала на развод. О личной драме Люси знали
только близкие. На людях она всегда держала лицо. Это было частью профессии.
Бориса Андроникашвили она вычеркнула не только из своей жизни, но и из жизни
Маши. Тема горе-отца и его родственников была закрыта навсегда. О грузинских
корнях дочери Гурченко вспоминала лишь в минуты раздражения. Обжёгшись один
раз, Гурченко решила: жертвенная любовь — не для неё. Больше никакой веры мужчинам.
И главное — никаких детей.

Дочь кинозвезды — это
тоже роль, которую надо талантливо исполнить. Но Маша не хотела становиться
«второй Гурченко». Она мечтала быть просто любимой дочкой. А ей уже с шести лет
самой приходилось ходить за продуктами и оставаться дома одной дотемна.
Постепенно в доме начали появляться мужчины. Первым отчимом Маши стал Александр
Фадеев-младший. Приёмный сын писателя Фадеева, актёр. Завсегдатай ресторана ВТО
— самого модного заведения в актёрской среде; там они с Гурченко и познакомились.
Квартиру на Маяковке молодожёнам купила свекровь — известная актриса МХАТа
Ангелина Степанова. Та привечала невестку и жалела её дочь. Но с очередным
мужем у Гурченко не складывалось — Фадеев оказался мотом, кутилой и ревнивцем.
Семейная жизнь едва не окончилась трагедией: Фадеев в пьяном угаре выстрелил в
Гурченко из охотничьего ружья. Это была точка. В первый класс Машу отводил уже
новый мамин муж, Иосиф Кобзон. Гурченко снова расправила крылья — возможно,
союз с известным певцом — тот самый шанс снова стать примой? Но пестовать
талант Гурченко Кобзон, при всём своём авторитете, не мог. До поры до времени
разногласия мамы с новым мужем для Маши оставались за кадром. С девочкой Кобзон
был на дружеской ноге. Дочка радовалась, а мама — становилась всё более
раздражённой. И — отчаянно ревновала мужа к его многочисленным поклонницам…

Но самый долгий брак
у Гурченко был с Константином Купервейсом. С ним она прожила 19 лет. Именно
его, единственного из всех маминых мужей, Маша в свои 14 назвала папой. Хотя
самому «папе» на тот момент было 24…

Купервейс —
талантливый молодой пианист. С Гурченко они познакомились на концерте во время
Московского кинофестиваля. Она пригласила его на озвучку своего фильма. Он её —
на день рождения. Потом были прогулки по ночной Москве. Медовый месяц в
Севастополе. Большая разница в возрасте — 14 лет — не стала для них помехой.
Купервейс стал постоянным аккомпаниатором Гурченко. Все программы готовили дома
вместе. Так появились знаменитые циклы «Песни войны» и «Любимые песни».

Соперничать с мамой
Маша никогда не хотела. Она, не делая карьеры, поспешила выйти замуж. Вскоре её
молодая мама стала молодой бабушкой. И, как ни странно, поначалу была довольна
новой ролью, ведь у Маши родился долгожданный мальчик. Назвали Марком. Когда-то
Людмила Гурченко сама мечтала о сыне. Хотела назвать его в честь отца. Вопрос,
какое имя дать внуку, не стоял.

У Гурченко не нашлось
времени побывать даже на похоронах матери в 99-м. А когда пришла пора делить
имущество, на свет всплыла нелицеприятная история. Народная артистка судится
из-за квартиры с собственной дочерью! В схватке за квартиру Мария Королёва
проиграла. Она и сейчас, спустя годы, чувствует себя раздавленной. Маша ведёт
рутинную жизнь домохозяйки: магазины— кухня — телевизор. Разве так должна была
сложиться судьба дочери самой Гурченко? Сейчас Маша понимает, что не сумела
воспользоваться и сотой долей своего природного наследства. А ведь могла бы,
стоило захотеть! Но в какой-то момент мать и дочь вычеркнули друг друга из
жизни. Не разговаривали 19 лет! Ссора оказалась смертельной… О том, что Люси
больше нет, Маша узнала из новостей. Они так и не успели сказать друг другу
самые важные слова.