шаблоны wordpress.

Русские торги: скандалы, спад и ностальгия

alt«Луна рядом, открой чердак, и ты увидишь ее» – работа известного приверженца Луны, московского художника Леонида Тишкова украшает зал небольшой лондонской галереи «Эрарта», где проходил вечер открытия «Недели русского искусства» в Лондоне.
Сама концепция «Недели русского искусства» – относительная новинка, возникла она всего несколько лет назад. В центре ее – торги русского искусства в лондонских аукционных домах, проходящие два раза в год: на рубеже осени и зимы и снова на рубеже весны и лета


«Луна рядом, открой
чердак, и ты увидишь ее» – работа известного приверженца Луны, московского
художника Леонида Тишкова украшает зал небольшой лондонской галереи
«Эрарта», где проходил вечер открытия «Недели русского
искусства» в Лондоне.

Сама концепция «Недели русского
искусства» – относительная новинка, возникла она всего несколько лет
назад. В центре ее – торги русского искусства в лондонских аукционных домах,
проходящие два раза в год: на рубеже осени и зимы и снова на рубеже весны и
лета, .

 

Дерзкие новички

К всемирно известным Sothebys и Christies сначала присоединился более скромный по размерам, но не
менее старинный и респектабельный
Bonhams, лет 10 назад – MacDougalls, который, в отличие от своих интернациональных коллег,
специализируется исключительно на русском искусстве, а в последние два года – и
дерзкий новичок, аукцион
Maxim Boxer.

Именно в галерее «Эрарта» проводил свои
торги один из пионеров аукционного движения в России Максим Боксер.

На фоне остальных монстров его экспозиция выглядит
предельно скромно – относительно небольшая комната, всего несколько десятков
лотов, да и цены тут – не чета гигантам. Самая дорогая работа – «Рыжая
Соня» Гоши Острецова ушла за всего лишь за 5 тыс. фунтов (7,6 тыс.
долларов).

Но зато Maxim Boxer – единственный аукцион,
вот уже третий год последовательно привозящий в Лондон исключительно
современное русское искусство. Да, на Шишкине и Айвазовском заработать можно
куда больше, но здесь зато – реальная картина современной художественной жизни.
Тем более что и привезенные подборки – это своеобразные очень интересно
подобранные тематические выставки.

Если год назад мы знакомились с работами русского
космизма, полгода назад – метафизики, то нынешняя выставка названа
Cartoonlike, то есть
«По-карикатурному», и каждая работа, подобранная куратором Леонидом
Тишковым, – та или иная рефлексия на темы, сюжеты и технику карикатур.

Но и по ценам, и по стечению аукционной публики, и
по вниманию прессы Максиму Боксеру пока еще трудно тягаться с монстрами
аукционного дела.

 

Очевидный спад

Хотя и они переживают явный спад.

По чисто финансовым показателям нынешние торги –
самые слабые за все последние годы. Общая сумма продаж падает, и падает
стремительно. В этом июне она составила всего 21,1 млн фунтов – почти вдвое
меньше, чем полгода назад (40,7 млн), и всего лишь треть от того, что было
продано в июне 2014 года (64,3 млн).

«Экономические санкции, резкое падение курса
рубля и в целом негативное настроение большинства богатых россиян», — так
формулирует вполне очевидные причины спада аналитик рынка русского искусства в
Лондоне Саймон Хьюитт.

Представители аукционов в своем анализе
происходящего скорее склонны акцентировать внимание на успехе тех или иных
конкретных продаж, хотя и они вынуждены признать явное снижение интереса.

«Да, скрывать не стоит, результаты немножко
не такие, как они были три-четыре года тому назад, — говорит Алексей
Тизенгаузен, глава отдела русского искусства
Christies. – Но интерес к русскому
искусству все равно есть, он не пропал, и когда я вижу и слышу людей,
торгующихся в зале или по телефону, мне кажется что их столько же, как и
всегда, да и люди те же самые. Быть может, они покупают меньше лотов, и цены не
такие высокие, но интерес не пропал».

«В целом количество лотов, быть может, и не
сократилось, но активность гораздо выше при продаже относительно недорогих
вещей», — отмечает основатель и глава аукционного дома
MacDougalls Катерина Макдугалл.

 

Обнаженная рекордсменка

Бесспорный лидер среди аукционов — Sothebys. Он легко вернул себе свое традиционное, но утраченное
было в пользу
Christies первенство. Шесть из десятка крупнейших продаж у Sothebys, и это при том, что один из самых привлекательных лотов
– картина Айвазовского «Вечер в Каире» — была снята с продажи
буквально за несколько часов до начала торгов в связи с появившимися в прессе
сомнениями относительно ее происхождения.

У Sothebys же и абсолютный рекордсмен сезона – картина Зинаиды
Серебряковой «Спящая девочка», которая ушла за 3,8 млн фунтов – в шесть
раз выше оценочной цены.

Рекорд Christies в этот раз почти десять раз ниже
осеннего. Тогда за «Портрет Марии Цетлиной» Валентина Серова удалось
выручить 9,3 млн фунтов. На этот раз максимальная цена – всего 962 тысячи за
«Арсенальную гору ночью» Нико Пиросмани.

Но и этот результат – наглядная иллюстрация общего
спада. Эта цена более чем на 10% ниже 1,075 млн фунтов, заплаченных за этот же
пейзаж на аукционе
MacDougalls пять лет назад.

 

Пиросмани

Зато с продажей и покупкой чрезвычайно редко
появляющегося на аукционах Пиросмани есть своя интрига.

За редчайшим исключением, покупатели в особенности
крупных, дорогих лотов остаются анонимными. На сей раз против названия картины
Пиросмани стоит имя бывшего премьер-министра Грузии Бидзины Иванишвили.

История с Пиросмани на Christies, почти так же, как и с
Айвазовским на
Sothebys, сопряжена с целым рядом скандальных и полускандальных
или просто очень интересных фактов.

Начнем с того, что в 1957 году принадлежавшая
тогда советскому правительству картина была подарена другу СССР, французскому
писателю, сюрреалисту-коммунисту Луи Арагону.

В связи с появлением картины Пиросмани на Christies министерство культуры Грузии выразило недовольство тем,
что работа самого известного грузинского художника попала в русскую секцию
аукциона. Национальному музею Грузии поручено «начать работу над вопросом,
чтобы работы грузинских художников и деятелей искусства не относились к секции
русского арта и была произведена идентификация с соответствующим отделом».

Параллельно в грузинской печати мгновенно
появились предположения о том, что Иванишвили – не только богатейший человек
Грузии, но и крупнейший в стране частный коллекционер произведений искусства —
купил на аукционе ему же принадлежавшую работу.

Кажущийся малологичным и сопряженный с
существенными накладными расходами шаг – вполне распространенная практика в
аукционном мире. Пропущенная через столь респектабельное учреждение, как
Christies, картина сильно приобретает в прочности своего
провенанса и репутации.

Но в любом случае Иванишвили снял с себя все
подозрения в недобросовестности. Сразу после аукциона было объявлено, что
«Арсенальная гора ночью» будет передана Государственному музею
искусств Грузии.

 

Ностальгия на фоне кризиса

У MacDougalls лидер более чем традиционный – Иван Шишкин со своим
таким же традиционным пейзажем «Осень на Крестовском острове»,
который был продан за 697 тыс. фунтов.

Однако, если не считать Шишкина, главная тенденция
нынешних торгов, которую отмечает Катерина Макдугалл, – внезапный всплеск
интереса к произведениям советского периода, мастерам соцреализма.

«Улетел Стожаров, улетали Грицай, улетела
замечательная картина братьев Ткачевых «Гуси» – все это классический
советский соцреализм!» — констатирует она.

Взлет интереса к советскому искусству Катерина
Макдугалл объясняет усилившимся в последние месяцы в связи с политическим и
экономическим кризисом притоком россиян в Лондон.

«Улетало все это людям абсолютно новым,
только-только прописавшимся в Лондоне. Видимо, когда человек покупает особняк в
Хэмпстеде, ему там необходим кусочек России», — предполагает она.

«И хотя русским сейчас быть и не очень модно,
и не совсем безопасно, и счета в западных банках не открывают, но русское никто
не отменял. И люди не хотят отказываться от своих корней по сиюминутным
политическим причинам», — говорит глава аукционного дома.

Но, как выясняется, «советское» не менее
дорого россиянам, чем «русское». Хотя всплеск интереса к соцреализму
Катерина Макдугалл объясняет и чисто конъюнктурными причинами.

«Но интересно при этом, что наибольшая
активность наблюдалась во второй половине ХХ века, в так называемом
«послевоенном сегменте». Покупают не только ностальгирующие
представители старшего поколения, покупают и более молодые 30-40-летние. Им
объяснили, что советский суровый стиль сейчас дешев, и его нужно
покупать», — объясняет она.