шаблоны wordpress.

Панамский узник, или Криминальное чтиво Леши Тарзана

Недавно автору этих строк позвонил из панамской тюрьмы Ла-Хойя 55-летний уроженец Одессы Людвиг Файнберг, известный также как Леша Тарзан, Алон Бар, Леон Бар, а с начала осени и как Лев Панамский и Mr. Prisoner.

Под последними двумя именами Файнберг быстро прославился в интернете,
который он наводнил своими видео-экскурсиями по тюрьме, находящейся примерно в
часе езды от Панама-Сити. На ходу он комментирует эти реалити-шоу на русском,
английском и плохом испанском.

Ла-Хойя живописна, опасна, антисанитарна и отвратительна. За взятку туда
можно пронести все, что угодно, от наркотиков до оружия. Я спросил, есть ли
оружие у Тарзана. «Зачем? – воскликнул он. – У меня четверо
телохранителей!»

Зато в панамской тюрьме есть бананы, множество разноцветных пластиковых
емкостей, ноутбуки и айфоны, и оттуда не гоняют на лесоповал. Тарзан говорит,
что одним пальцем написал на айфоне мемуары, и что в Москве ему предложили за
книгу сто тысяч долларов, но он пока отказался.

Тарзана арестовали в июне прошлого года и обвинили в торговле живым товаром
и наркотиками в стрип-клубе Doll House, при котором он, по его словам, числился
«консультантом». Менеджером клуба был его старый знакомый Энтони
Джеймс Галиота, 18 лет проработавший в аналогичном заведении Porky’s в Майами.

С 1990 по 1997 год Тарзан был официальным владельцем Porky’s, пока его не
арестовали по знаменитому делу о попытках приобрести в Кронштадте старую
советскую подлодку и возить на ней кокаин из Колумбии на Западное побережье
США. Офицер американского флота показал впоследствии на суде, что если вынуть
из нее торпедные аппараты, в лодку влезло бы 40 тонн кокаина.

Вместе с Тарзаном по делу проходили бывший сотрудник кубинской
госбезопасности Нестор, или Тони, Йестер, попавшийся в США на контрабанде
наркотиков еще в начале 1990-х и с тех пор скрывавшийся за границей, а также
кубинец Хуан Альмейда, владевший в Майами пристанью.

Тарзан, которому грозил астрономический срок, накануне суда согласился
признать себя виновным и дать показания против Альмейды.

Он говорил мне, что сделал это ради своей маленькой дочери Бианки, чья
мать, красавица Фаина, погибла до его ареста в автомобильной катастрофе.

Кроме того, он, по его словам, был обижен, что миллионер Альмейда пожалел
деньги на оплату тарзановских адвокатов.

 

О кокаине в креветках для тамбовских

В 1999 году я слушал показания Тарзана в крошечном зале федерального суда в
Форт-Лодердейле, где будущий Mr. Prisoner неделю подряд рассказывал флоридским
при
cяжным о подлодке и о других авантюрных
проектах этой троицы.

Среди них была отправка спрятанного среди замороженных креветок кокаина из
Эквадора в Санкт-Петербург деятелю тамбовской группировки, ныне покойному
Михаилу Бравве.

Впоследствии Тарзан рассказывал мне, что был на похоронах Бравве, которого,
по его словам, братва провожала в последний путь в Петропавловской крепости.

Прорабатывались и планы приобретения в Мурманске бывшего в употреблении
сухогруза, который друзья собирались оснастить в Южной Корее вертолетной
площадкой и доставлять кокаин по воздуху к Восточному побережью США.

Сейчас Тарзан отрицает намерение транспортировать наркотики и говорит, что
друзья просто хотели выцыганить деньги у колумбийских наркобаронов, которые
заказали им субмарину.

Но друзья вели в Кронштадте переговоры о подлодке, в частности, с отставным
подводником, которого они прозвали Миша Адмирал.

Прокурор Дайена Фернандес заявила на суде, что речь шла о Михаиле
Магаршаке, нью-йоркский племянник которого Юрий Магаршак регулярно печатается
сейчас на сайте «Эха Москвы». У американского правосудия претензий к
Мише Адмиралу не было.

Фернандес иллюстрировала зловещие планы обвиняемых изъятыми у них
любительскими фотографиями и цветными картами, которые потом достались одному
из адвокатов Альмейды. Месячный процесс закончился обвинительным вердиктом.

Тарзан в благодарность получил всего 37 месяцев тюрьмы, но вопреки своим
надеждам не смог избежать последующей депортации в Израиль, куда его привезли в
первый раз мальчишкой в начале 1970-х.

Там он открыл клуб под названием Crazy Horse, но его неудержимо тянуло в
Западное полушарие, и он перехал в Оттаву к своей канадской жене Изабелле
Ларок. Я пару раз навещал их там в начале 2000-х.

Как обычно, Тарзана погубил язык. Во-первых, он дал несколько увлекательных
интервью о своих похождениях, чем привлек внимание канадских властей.
Во-вторых, он сделал финт ушами, вызвав в Канаду одного из адвокатов Альмейды и
заявив ему под присягой, что оговорил того на суде.

Кончилось тем, что Альмейда отделался легким испугом и, по словам Тарзана,
в знак признательности тот подарил ему впоследствии «Хаммер». Канадцы
в конце концов выслали Тарзана, решив, что такие иммигранты им не нужны. На сей
раз он осел в Москве, где, судя по фотографиям, жил припеваючи и разъезжал на
указанном «Хаммере». Он говорит, что является одним из создателей
мультипликационного проекта «Лелик и Барбарики».

Но его снова потянуло в Западное полушарие, и Тарзан оказался после Москвы
в Бразилии, куда переехал до этого из США Альмейда, и где Тарзана навестил их
подельник Йестер. Последнего арестовали в Южной Африке, где его опознал на
улице человек, только что посмотревший телепередачу America’s Most Wanted.

Когда Йестер ждал экстрадиции в США, которой в итоге избежал, Тарзан
посетил его в южно-африканской тюрьме, о которой отзывался мне потом очень
нелестно. Сейчас он может сравнить ее с панамской.

 

20 лет за один грамм

Тарзан пал жертвой операции с кодовым обозначением «Фиеста»,
которую полиция несколько недель тайно проводила в Doll House и двух других
веселых клубах панамской столицы.

«Была контрольная закупка, — рассказывал он мне. – То есть у какого-то
клиента в клубе подпольный полицейский купил мешочек – грамм – кокаина, который
здесь стоит 8 долларов!»

«8 долларов стоит грамм кокаина! – повторил Тарзан. – Дерьмо! Хороший,
ну очень хороший – 12, 15 долларов грамм. В это время полицейский запечатлел
своими глазами, что я стоял в радиусе от 3 до 5 метров. Также в клубе было еще
200 человек. Он сидел за баром и говорит, что я смотрел на то, как он покупает.
Вот почему я здесь».

По данным местного сайта panama-guide, полиция сделала в клубе как минимум
четыре контрольных закупки, платя мечеными купюрами.

В 11 вечера 19 июня прошлого года в клуб ворвалась толпа полицейских в
штатском, арестовавших Тарзана, менедежера Галиоту, кассиршу-украинку Ольгу
Саблину и еще кучу народу, в том числе работавших там проституток. По словам
прокуроров, в кассе Doll House обнаружили меченые купюры. В клубе также нашли
несколько граммов марихуаны.

Полиция установила, что Doll House зарегистрирован не как разрешенный в
Панаме бордель, а как массажный салон. Работавшие там колумбийки находились в
стране по шестимесячным туристическим визам, не имели лицензий на занятие
проституцией и не проходили обязательный еженедельный медосмотр.

20 сентября панамский журналист Дон Уиннер сообщил, что с Тарзана и Галиоты
сняты все обвинения. Как сообщил мне потом Тарзан, на самом деле сняли лишь
одно, касающееся торговли живым товаром. Злополучный грамм остался.

«Я был обвинен в том, что был работорговцем, привозил каких-то женщин,
которых никогда не было! – сказал он мне. – Я никого не привозил. Они это дело
закрыли».

«А сколько тебе грозит в худшем случае за этот грамм?» — спросил
я.

«20 лет!» — сказал Тарзан.

«Неужели за грамм 20 лет?» — недоверчиво спросил я.

«Чтобы я так был здоров!» — по-одесски подтвердил мой собеседник.