шаблоны wordpress.

Бдительности не хватило ни шпионам, ни полицейским

altНачавшийся в Штутгарте процесс над предполагаемыми российскими шпионами уже раскрыл некоторые подробности деятельности иностранной нелегальной разведки в Германии.
Самое главное для разведчиков, нелегально работающих в чужой стране, это незаметность и полная самоидентификация с образом жизни окружающих людей и местными особенностями. Пожалуй, это главный вывод, который сделали для себя журналисты, наблюдающие сейчас за проходящим в Высшем земельном суде Штутгарта судом над двумя гражданами России, подозреваемыми в разведывательной деятельности против ФРГ. Действительно, немецкая педантичность и обстоятельность так въелись в сознание предполагаемых сотрудников Службы внешней разведки (СВР), что, похоже, даже помешали им вовремя выехать из Германии и избежать тем самым ареста.

По мнению сотрудников Федерального ведомства уголовной полиции (BKA),
занимавшихся этим расследованием и приглашённых на суд в качестве свидетелей,
именно желание «уйти как положено» и стало причиной провала семейной пары. Ведь
оказавшиеся на скамье подсудимых мужчина и женщина, известные как супруги
Аншлаги (Andreas und Heidrun Anschlag), после получения сигнала тревоги из
Москвы предпочли стремительному бегству из Германии неспешную работу по
расторжению всех имеющихся у них договоров и страховок. Одно лишь время отказа
от аренды жилья, как и положено в Федеративной Республике, предусматривает срок
в три месяца. Можно, конечно, съехать и раньше, но деньги всё равно придётся
заплатить, да и косметический ремонт после выезда опять же надо делать. А ведь
нужно же ещё отказаться от многочисленных страховок, вроде медицинских,
автомобильных или адвокатских. Время нужно и для закрытия счетов в банках, для
расторжения договоров с телекоммуникационной фирмой или поставщиком
электроэнергии.

Конечно, семейная пара, не собирающаяся не только открывать свои настоящие
имена, но и вообще отвечать на вопросы обвинения, не будет прояснять на суде
подробности своей работы в Германии. Единственное, что через своего адвоката
Хорста-Дитера Пёчке (Horst-Dieter Pоtschke) пока признали обвиняемые, так это
факт российского гражданства.

Однако у следователей якобы накопилось достаточное количество
документальных доказательств «шпионской деятельности» Аншлагов. Помимо
показаний арестованного гражданина Нидерландов, известного как сотрудника МИДа
своей страны Раймонда П. (Raymond P.), у обвинения есть многочисленные
фотографии, сделанные в доме обвиняемых в Марбурге. На некоторых из них
зафиксирован арест Хайдрун Аншлаг в тот момент, когда она получала шифровку на
коротковолновом приёмнике марки Sony. Известно, что бойцы спецназа GSG-9,
ворвавшиеся в дом, застали женщину врасплох, она лишь успела выдернуть
соединительный кабель, идущий от приёмника к компьютеру. Именно на ноутбуке
якобы и была записана программа, позволяющая расшифровывать сообщения из
Центра.

Как утверждают присутствовавшие на суде сотрудники BKA, специалисты
правоохранительных органов смогли расшифровать часть переписки между Аншлагами
и штаб-квартирой СВР в московском районе Ясенево. Однако эксперты в области
безопасности, к которым за комментарием обратилась «РГ/РБ», утверждают, что
вряд ли такая ситуация возможна. По словам экспертов, сегодняшние коды,
используемые спецслужбами ведущих государств мира, «с уверенностью на двести
процентов не поддаются расшифровке». Утверждается, что сигнал между двумя
такими передатчиками идёт доли секунды, он «как бы выстреливается в
пространство», неся при этом в себе часто огромный объём информации. Так что цитируемые
сейчас в штутгартском суде «радиосообщения», скорее всего, являются перехватами
обычных факсов или сообщений по электронной почте.

Отчёты о слежке за Аншлагами и другие документы, представленные в суде и
призванные способствовать вынесению обвинительного приговора, насчитывают около
сорока папок. Все они сложены на передвижной коляске, которая каждый раз
привозится в 18-й зал штутгартского суда. При необходимости содержание
документов через стационарный световой проектор транслируется на экран, подвешенный
на стене. Судья Сабине Роггенброд (Sabine Roggenbrod), ведущая данный необычный
для ФРГ процесс, намерена, похоже, досконально разобраться в работе российских
нелегалов и потому собирается открыть доступ к большинству имеющихся в её
распоряжении документов. Возможно, тем самым российская сторона получит и ответ
на главный для себя вопрос: как немецкие спецслужбы вышли на след российских
нелегалов? Уж во всяком случае, не благодаря собственной бдительности. Ведь
семейная пара Аншлагов в течение нескольких лет во второй половине 1990-х годов
снимала дом на Noldestrae в районе Merl городка Мекенхайм. Именно в этом
городе, расположенном под Бонном, и находится управление BKA, которое
занимается расследованием деятельности иностранных разведок в ФРГ.