шаблоны wordpress.

Высший шпионаж

altОстрословы уже сравнили Эдварда Сноудена с Матиасом Рустом. И то верно — коль юный немец унизил сверхдержавный гонор СССР, то янки смертельно уязвил национальную гордость Америки. И в этом смысле транзитную зону Шереметьево, где нашел временное пристанище горе-компьютерщик, можно считать эдаким аналогом Красной площади, брусчатки которой много лет тому назад коснулась злосчастная «Сессна». Как известно, полет Руста ознаменовал собой начало конца Красной Империи. Означает ли дерзкий полет Сноудена закат империи звездно-полосатой?

Удостоится ли Эдвард Сноуден прижизненного памятника

 

Острословы
уже сравнили Эдварда Сноудена с Матиасом Рустом. И то верно — коль юный немец
унизил сверхдержавный гонор СССР, то янки смертельно уязвил национальную
гордость Америки. И в этом смысле транзитную зону Шереметьево, где нашел
временное пристанище горе-компьютерщик, можно считать эдаким аналогом Красной
площади, брусчатки которой много лет тому назад коснулась злосчастная «Сессна».
Как известно, полет Руста ознаменовал собой начало конца Красной Империи.
Означает ли дерзкий полет Сноудена закат империи звездно-полосатой?

 

Выдавать
нельзя оставить

Вопроса о
том, где должна стоять запятая в вышеприведенной фразе, на самом деле нет. У
России и США нет соглашения о взаимной выдаче. Точнее, договор об этом был
заключен между двумя странами еще императором Александром III и президентом
Кливлендом в 1887 году, но он де-юре считается утратившим силу. Госсекретарь
США Джон Керри, впрочем, утверждает, что это никак не мешает выдаче преступников
и что Вашингтон несколько раз удовлетворял аналогичные просьбы Москвы. Это
правда. Самым знаменитым из лиц, выданных Америкой России, был Вячеслав
Иваньков, также известный как Япончик. Правда, речь обычно шла о, так сказать,
общеуголовных преступниках. Когда же дело касается интересов разведок, принцип
правовой взаимопомощи не работает. К примеру, Штаты наотрез отказываются
вернуть на родину Виктора Бута, российского предпринимателя, осужденного в США
по обвинению в поставках оружия террористическим организациям. Москва в свою
очередь вряд ли отдаст Сноудена.

По
российским законам американец никаких преступлений не совершал. Более того,
Владимир Путин считает его правозащитником, как и основателя WikiLeaks Джулиана
Ассанжа, больше года скрывающегося в посольстве Эквадора в Лондоне. Людей,
борющихся за прозрачность государства, в том числе и его спецслужб, вряд ли
этично передавать в другую страну для суда над ними.

Сноудену
нельзя пришить даже нарушение российского миграционного законодательства.
Формально он нашу границу не пересекал, оставаясь в транзитной зоне аэропорта
Шереметьево. Да и вообще депортация — крайне муторный и небыстрый процесс.
Иногда требуется даже решение суда. Так что ни о каком немедленном выдворении
Сноудена в Штаты не может быть и речи.

Это что
касается юридической стороны вопроса. С точки зрения политической
целесообразности все куда сложнее. Однако и в этом случае причин для выдачи
Сноудена у Москвы нет. Во-первых, этот инцидент уже не способен испортить
отношения Москвы и Вашингтона. После принятия «Акта Магнитского» и ответного
«закона Димы Яковлева» отношения двух стран близки к точке замерзания. Что,
правда, нисколько не мешает им сотрудничать в вопросах, представляющих, как
говорят дипломаты, взаимный интерес.

Во-вторых,
бегство сотрудника разведки на территорию вероятного противника — дело обычное.
Причем счет в этой игре пока в пользу США — советских и российских разведчиков
туда перебежало куда больше, чем западных к нам.

В-третьих,
не стоит забывать, что Сноуден у нас проездом. Просить политического убежища в
России он не собирался. А следовательно, Москва с полным правом может заявлять,
что она здесь абсолютно не при делах.

Председатель
президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов дал такой
прогноз развития скандальной ситуации: «Выдать Сноудена американцам — значит
опозориться перед значительной частью мира, которая уверена, что Сноуден —
герой и жертва преследования. Это невозможно по определению, равно как и
попытка поменять его, скажем, на Виктора Бута. Правда, желательно не оставлять
Сноудена в России. Пусть с миром едет туда, где его готовы принять».

Туда — это в
страну, у которой мало рисков испортить отношения с США, поскольку отношения
эти еще хуже, чем у Москвы и Вашингтона. В случае со Сноуденом речь идет об
Эквадоре, который рассматривает запрос о предоставлении американцу
политического убежища. Однако и для Эквадора риски могут оказаться
запредельными.

 

Месть и
закон

Посольство
латиноамериканской страны в США уже распространило заявление, что Эквадор
подойдет к вопросу о предоставлении убежища Сноудену ответственно. А министр
иностранных дел Рикардо Патиньо и вовсе признал, что «необходимо взвесить все
риски, в том числе и тот факт, что подобное решение может сказаться на торговых
отношениях с США и экономике страны». Сноуден — это вам не Ассанж, которого уже
приютил Эквадор. Австралиец в американских спецслужбах не работал, и формально
у Вашингтона к нему вообще никаких претензий нет. Сноуден — совсем другое дело.

Его бегство
вызвало целую бурю в истеблишменте США. Дело в том, что Америка к таким вещам
попросту не привыкла. Предполагается, что у американцев, допущенных к
гостайнам, силен патриотизм. А тут уже второй случай измены после утечки
секретной информации в WikiLeaks, источником которой оказался рядовой армии США
Брэдли Мэннинг. К тому же Сноуден — отнюдь не рядовой.

Судите сами.
Недавно заключенный контракт Сноудена с подрядчиком Агентства национальной
безопасности компанией Booz Allen Hamilton подразумевал 200 тысяч долларов
годового оклада, оплату жилья, а также разнообразные социальные и медицинские
льготы. 30-летний программист оказался причислен к американской элите и всем ее
благам, чего он, кстати, в своих блогах и не скрывал. Кто же мог от него
ожидать, что он бросит дом на Гавайях, престижную и высокооплачиваемую работу и
рванет в Гонконг, а оттуда в Москву, разбрасываясь по пути государственными
секретами?

Неудивительно,
что официальные лица, включая президента и госсекретаря, мечут громы и молнии.
Реакция понятна, если учесть такое, например, признание Сноудена: «У меня был
доступ к полным спискам сотрудников АНБ, всего разведсообщества, а также к
сведениям о том, где расположены и чем занимаются наши резидентуры по всему
миру, и много еще чего». Если это не блеф, то американское разведсообщество,
как говорится, попало по полной программе. В Вашингтоне информированные
источники сообщили «Итогам», что ущерб от разоблачений Сноудена может превзойти
тот, что имел место от работы российских «кротов» — высокопоставленного
церэушника Олдрича Эймса и видного фэбээровца Роберта Хансена, отбывающих ныне
свои пожизненные сроки в США.

Истерия
стремительно распространяется по вашингтонским коридорам власти. Председатель
сенатского комитета Диана Файнстайн называет цифру в 200 засекреченных документов,
оказавшихся в распоряжении беглеца. Директор АНБ Кит Александер недоумевает,
как Сноудену вообще удалось с этими материалами уехать из Штатов — дескать, в
отношении людей с его допуском к секретной информации действует жесткая система
контроля. Глава национальной разведки США Джеймс Клеппер напирает на то, что
«вред нанесен значительный», для полной его оценки понадобится «несколько
месяцев»…

Бывалые
бойцы невидимого фронта говорят о том, что американские спецслужбы, и не только
они, оказались не готовы к совершенно новому для них вызову. «Раньше мы имели
дело с классикой жанра, списанной с Джеймса Бонда или Джорджа Смайли, со всем
хрестоматийным набором — паролей, явок, больших денег и накладных усов, —
ностальгически делится с «Итогами» один из бывших советских разведчиков,
перебежавших в США. — Когда агенты проваливались, иногда одной-двух недель
хватало для оценки нанесенного ущерба. Теперь пришли эти ребята с компьютерами
и знанием информационных технологий, новые герои типа Сноудена, и что у них
там, в этих компьютерах, накопилось, даже вообразить невозможно, как и понять,
что реально движет их поступками: обостренная совестливость, комплекс
Герострата или неустойчивость психики».

Побудительные
мотивы между тем понять не так уж и сложно. Власти США по сути сами эти мотивы
и создали. Вспомните методы, которыми ведутся так называемые сетевые революции
последнего времени. Ключевую роль в них играют Интернет, соцсети и полная
свобода информации. Эти технологии любят называть информационным оружием и
говорить, что за ним будущее. Впрочем, это уже не будущее, а настоящее. Но
изобретатели технологий, похоже, не учли, что они могут быть направлены и
против атакующей страны.

Забавно, но
госсекретарь Керри пожурил Сноудена примерно в таких выражениях: что же ты,
парень, бегаешь по странам, которые совсем не ценят свободу в Интернете?
Оставался бы, дескать, на родине, где со свободой все о-кей. Но дело как раз в
том, что Сноуден и ему подобные полагают, что не все о-кей. И это у них,
похоже, искренне. Ну и, конечно, романтика, всемирная слава, журналисты
гоняются по всему миру, от девушек, если удастся сохранить свободу, отбоя не
будет…

 

Сливное
отверстие

Основания
беспокоиться за дальнейшую судьбу Эдварда Сноудена есть самые серьезные.
Во-первых, для американских спецслужб его поимка — дело чести. Во-вторых,
властям США необходимо предотвратить дальнейшие утечки.

Вот главные
моменты из того, что Сноуден уже обнародовал. Прежде всего это рассекречивание
программы PRISM, позволяющей АНБ ковыряться в электронной почте, влезать в
аудио-, фото- и видеочаты в девяти почтовых и социальных сетях — AOL, Apple,
Google, Microsoft, Paltalk, Facebook, YouTube, Yahoo! и Skype. Далее он
представил копию секретного постановления специального суда, регулирующего
деятельность разведсообщества США. В соответствии с этим документом один из
крупнейших операторов телефонной связи в США — Verizon (между прочим, это
провайдер одного из наших авторов) — был обязан передавать в АНБ всю так
называемую метаинформацию о звонках в США и между США и другими странами, то
есть номера обоих абонентов, время и продолжительность разговора, пункт вызова.
Кроме того, это же постановление запрещало всем служащим, причастным к сбору
такой информации, раскрывать сам факт наличия этой активности вплоть до 2038
года.

В принципе,
все давно подозревали о существовании чего-то подобного. Поразил же гигантский
размах слежки. Очевидно, именно этим обусловлено строительство в Юте нового
центра хранения электронных данных АНБ, вступающего в строй в сентябре.

До кучи
Сноуден раскрыл существование похожей программы — Tempora — в Великобритании и
сообщил, что британские спецслужбы осуществляли мониторинг компьютеров и
перехват телефонных звонков иностранных политиков и чиновников, участвовавших в
саммите «большой двадцатки» в Лондоне в 2009 году, включая тогдашнего
президента России Дмитрия Медведева…

Самое для
Штатов неприятное состоит в том, что Сноуден не одинок. За ним по меньшей мере
стоит Ассанж с его WikiLeaks. Явно обозначились контуры мощной сетевой структуры
со своими спонсорами, технарями и информаторами. По сути это глобальная частная
разведка, работающая на то, чтобы делать достоянием гласности секреты
спецслужб. Неудивительно, что американские власти ополчились на правдолюба.
Сенатор от Южной Каролины Линдси Грэм выразил надежду, что правительство США
будет преследовать Сноудена «хоть до края земли». А вот для либерального
сообщества Сноуден, безусловно, стал иконой. Даниэль Эллсберг, давным-давно
сливший в прессу так называемые пентагоновские бумаги, настаивает, что Сноуден
уже при жизни заслужил себе памятник. Интересно, где его установят? Может,
начнут с мраморной мемориальной таблички в транзитной зоне Шереметьево?