шаблоны wordpress.

Ты — это я. Почему супруги становятся похожими друг на друга?

alt“Все счастливые семьи похожи друг на друга”, — сказал классик. Весьма спорное с точки зрения психологии утверждение в наши дни дополняется еще более спорным: “Похожи не только счастливые семьи, но и счастливые супруги”.
Ты — это я. Почему супруги становятся похожими друг на друга? 

“Все счастливые семьи похожи друг на друга”, — сказал классик. Весьма спорное с точки зрения психологии утверждение в наши дни дополняется еще более спорным: “Похожи не только счастливые семьи, но и счастливые супруги”.
Ты — это я. Почему супруги становятся похожими друг на друга? 
Принято считать, что, прожив пару десятков лет в мире и согласии, муж и жена обязательно начинают выглядеть на одно лицо — ни дать ни взять “одна сатана” из известной поговорки. Многочисленные примеры вполне довольных жизнью, но ничуть не похожих супругов в расчет не принимаются. 
Заблуждение налицо, но рациональное зерно в нем имеется. Супружеская чета, похожая, скорее, на брата и сестру, — действительно не столь уж редкое явление. Разумеется, феномен этот люди пытались объяснить не раз и, конечно же, напридумывали множество гипотез. 
Делай, как он 
Гипотеза подражания (социальная) 
Людям вообще свойственно неосознанно копировать поведение окружающих. Попробуйте кашлянуть, например, в кино — по залу тут же прокатится волна покашливаний. Поживите некоторое время в другой стране — заговорите с туземным акцентом и характерными словечками. Речью дело не ограничивается: большинство приезжих вскоре и одеваться, и вести себя начинают, как местные, — в первую очередь из-за инстинктивного нежелания слишком выделяться. 
Особенно часто объектом подражания становится человек, вызывающий положительные эмоции. Дети копируют родителей, поклонники — кумиров, а любящие супруги — друг друга. Она радостно повторяет его меткие присловья и ласковые интонации, он перенимает ее милые жесты и выразительную мимику. Дальше — больше: ей начинают нравиться его любимые цвета, он разделяет с ней предпочтения в еде. Меняется распорядок дня (“пусть ему будет удобнее!”), манера поведения (“как бы ее случайно не обидеть!”) и наконец образ жизни в целом. Параллельно вырабатываются сходные взгляды на жизнь, похожие привычки — как полезные, так и вредные — и даже совпадающее чувство юмора. 
В этой версии все хорошо, кроме одного — она не объясняет чуть ли не портретного сходства некоторых пар. Никакие взгляды на жизнь не могут изменить черты лица, никакие общие интересы не в силах воздействовать на цвет глаз. Ну разве что совместная любовь к сладкому одинаково повлияет на фигуру — да и то мужчины и женщины полнеют по-разному… Сторонники подражательной гипотезы возражают — ведь супруги, особенно любящие, так часто обмениваются генетическим материалом, что у них перестраивается структура ДНК. Отсюда и сходство. Но и этот аргумент не выдерживает критики, если вспомнить, что люди иногда обнаруживают поразительное сходство… с собственными собаками и кошками! 
Да простят меня все спутники и спутницы жизни, но, живя бок о бок с домашним любимцем, человек неосознанно перенимает некоторые его повадки. Ну а самому любимцу и выбирать не приходится: подражание хозяину заложено у него в базовые инстинкты. Информация есть информация, и нашему подсознанию все равно, от человека она исходит или от кого другого. Так что не стоит особо удивляться, замечая, до чего же некоторые граждане похожи на своих собак — и “генетический материал” тут совершенно ни при чем… А кажущаяся схожесть подражателей объясняется просто — их такими запоминают. По стилю общения они и вправду почти близнецы, а значит, производят примерно одинаковое впечатление на собеседников независимо от нюансов внешности. Сами же эти нюансы довольно быстро стираются из памяти, и спустя некоторое время появляется еще один восторженный рассказ о необыкновенно похожей паре. Интересно, что и многие близкие к нашим героям люди, прекрасно видя все отличия, приписывают это длительному знакомству: мол, за столько лет научились находить разницу… 
В поисках половинки 
Гипотеза дополнения (романтическая) 
До чего же мы любим красивые легенды! Взять хотя бы старинную притчу об андрогинах — разделенных половинках, которые бродят неприкаянные, разыскивая друг друга на жизненных перекрестках, чтобы наконец воссоединиться в одно целое. И хотя Платон, рассказавший эту историю, объяснял с ее помощью исключительно любовное влечение, многие убеждены, что отношения с найденной половинкой будут идеальными в любой сфере человеческой жизни. Прочитал бы хоть кто-нибудь, как представлял Платон этих самых андрогинов, — точно раздумал бы воссоединяться… 
Впрочем, истина, как известно, дороже Платона, а она заключается в том, что люди вечно жаждут счастья и потому свои мифические половинки искали, ищут и будут искать. Только как же при встрече эту самую половинку распознать? В легенде-то все просто — почувствуешь такую близость и привязанность, что не захочешь расставаться ни на мгновение. Но мы, в отличие от идеалиста Платона, прекрасно понимаем, что для реальной жизни этого недостаточно. Привязанность, даже очень сильная, может оказаться недолговечной. Уверен, многие могут вспомнить эпизоды собственной биографии, когда счастливо обретенная сегодня половинка завтра уже таковой не казалась, а послезавтра и вовсе начинала раздражать. 
Вот и приходится человечеству придумывать собственные методы поиска и узнавания вожделенных партнеров-половинок. Чаще всего идеальным спутником считают человека с “дополняющим” типом личности. Ваш дуал умеет все, что не умеете вы, но и вы, разумеется, можете все, чего не может он. Дуальные партнеры легко решают проблемы своих половинок, играючи справляются со сложными для них задачами, автоматически прикрывают слабые места друг друга, создавая практически неуязвимый самодостаточный дуэт. 
Но жизненный опыт подтверждает, дуэт дуалов — это все-таки дуэт, а не воссоединенное целое. Выстроив непробиваемую защиту против внешнего мира, половинки в конце концов замечают, что в своем замкнутом мирке не могут ни насыщенно общаться, ни по-настоящему понять друг друга — слишком уж разные… 
И все же, как ни парадоксально, они могут казаться похожими! Во-первых, в глазах окружающих дуальная пара представляется гармоничным монолитом. Во-вторых, в подобных парах каждый из партнеров начинает развивать в себе сильные качества другого. 
Сова или жаворонок, гурман или неприхотливый, заводной или флегматичный, душа компании или гордый одиночка… Эти качества собаки и кошки, как правило, перенимают у своих хозяев. Портретное сходство при этом вовсе не обязательно. Другое дело, что сплошь и рядом человек все же подсознательно выбирает себе четвероногого друга “по образу и подобию”. 
За себя, любимого 
Гипотеза подобия (соционическая) 
Общество, состоящее преимущественно из дуальных пар, представлять страшновато: множество разобщенных “ячеек”, и внутри каждой зреет взаимная неудовлетворенность. К счастью, для человечества красивая сказка о половинках хоть и весьма распространена, но чисто умозрительна. В жизни люди делают свой выбор иначе. 
Еще в прошлом веке был впервые проведен — и с тех пор многократно повторен и подтвержден — любопытный эксперимент. Несколько десятков фотографий молодых мужчин и женщин обработали на компьютере, придав им обличье противоположного пола. После этого самим “моделям” предложили выбрать снимок наиболее привлекательного партнера. И что же? Практически все “подопытные” в качестве перспективной пары указали на собственное фото. Вот такая современная интерпретация мифа о Нарциссе. 
Большинство семей создается вовсе не разнохарактерными, а наоборот — во многом похожими друг на друга партнерами. Сходного с собой, тождественного партнера сразу выделяешь из толпы, доверять ему начинаешь моментально, подсознательно понимая, что никаких неприятных сюрпризов он тебе не устроит. Кстати, при знакомстве сходство может быть и не так велико — просто замечаешь в человеке нечто родное и близкое. Зато потом тождественность как бы попадает в резонанс: если обычный подражатель копирует партнера в одном, а тот его в другом, то у “тождиков” сближение по каждому пункту происходит с обеих сторон, то есть вдвое быстрее.