шаблоны wordpress.

Как пала “Масада” Западной Украины

altВ декабре 2009 года в Германии и в Израиле прошли две конференции, затронувшие проблемы антисемитизма и сохранения наследия Холокоста.
Берлинский форум устроил Всемирный конгресс русскоязычных евреев, под председательством российского сенатора Бориса Шпигеля. Иерусалимскую конференцию проводило израильское министерство иностранных дел. Участниками обоих мероприятий были многочисленные специалисты по истории Холокоста и Второй мировой войны из Израиля, стран СНГ и Запада. Среди них выделялись представители мемориального центра «Яд Вашем».


Еще до восстания в Варшавском гетто немцам понадобилась
бронетехника, чтобы сломить бешеное сопротивление безоружных евреев в одном из
украинских городков. Они шли на смерть, распевая советский гимн и древние
молитвы. В Израиле, России, Украине о них предпочитают не вспоминать…

В декабре 2009 года в Германии и в Израиле
прошли две конференции, затронувшие проблемы антисемитизма и сохранения
наследия Холокоста.

Берлинский форум устроил Всемирный
конгресс русскоязычных евреев, под председательством российского сенатора
Бориса Шпигеля. Иерусалимскую конференцию проводило израильское министерство
иностранных дел. Участниками обоих мероприятий были многочисленные специалисты
по истории Холокоста и Второй мировой войны из Израиля, стран СНГ и Запада.
Среди них выделялись представители мемориального центра «Яд Вашем».

Организаторы форумов предварительно
заявляли о желании акцентировать внимание на героизме евреев на фоне Холокоста.
При этом Шпигель сделал особый акцент на героизации официальным Киевом
украинских националистов, участвовавших в уничтожении евреев.

Но ни в Иерусалиме, ни в Берлине никто
даже не вспомнил, что ровно за 67 лет до этого, в декабре 1942-го, на западе
Украины произошел один из первых случаев, когда регулярные части вермахта,
спецподразделения СС, и отряды украинских националистов столкнулись с
ожесточенным сопротивлением почти безоружных евреев. В рабочем лагере Луцка 500
еврейских мужчин, чьи родители, жены и дети, к тому времени уже были уничтожены,
решили умереть в бою, осознавая, что не имеют ни малейшего шанса не то, чтобы
победить, но хотя бы выжить. Это произошло за четыре месяца до начала
знаменитого восстания в Варшавском гетто, признанного с годами частью
национального исторического наследия израильтян.

Восстание, поднятое советскими евреями в
западно-украинском городке Луцк на Волыни, было практически всеми забыто. Даже
на сайте «Яд Вашем» одной из первых попыток организованного
сопротивления евреев в период Холокоста посвящены лишь какие-то шесть строк.
Еще меньше места отведено «луцкому восстанию» в монументальном
энциклопедическом труде «Холокост на территории СССР», изданном в
2009 году в Москве. Так почему же волынская «Масада» оказалась
«лишней» для израильского и российского исторического наследия, не
говоря уже об украинском «эпосе»?

Это объясняется как географическим
расположением Луцка, лишь в сентябре 1939-го отторгнутого Красной армией от
Польши, так и политическими взглядами участников восстания, бросавшихся на
пулеметы с советским гимном и молитвой «Шма Исраэль» на устах…

Луцк был одним из первых и крупнейших
центров расселения евреев в Западной Украине. Еврейская община существовала
здесь уже в XIV веке. В этом же городе появилась одна из первых крупных синагог
всего Волынского региона, построенная в 1626-28 годах (нацисты превратили ее в
склад вещей, награбленных у евреев, советские власти — в спорткомплекс). К
концу XIX века евреи составляли около 60% от городского населения.

Как и по всей Восточной Европе в
последующие несколько десятилетий еврейскую молодежь Луцка захлестнули
политические страсти. Еврейские парни и девушки разделились на тех, кто мечтал
о далекой Палестине, и кто бредил мировой революцией. Послед- них было явно
больше. В 1917-20-х годах большевистское подполье Луцка состояло почти
полностью из евреев. Тогда же социалисты и сионисты организовали здесь первые
отряды еврейской самообороны.

Впоследствии кто-то перебрался в Советскую
Россию или в Палестину, другие влились во всевозможные леворадикальные
группировки Польши и Западной Украины. Оставшиеся сионисты были репрессированы
НКВД после установления советской власти осенью 1939-го. Тех, кого не успели
сослать в Сибирь, держали в луцкой тюрьме. Часть содержавшихся в ней членов
сионистских организаций была уничтожена во время массовой расправы над
заключенными, учиненной чекистами 22 июня 1941-го, перед отходом из города.
Остальным тогда же удалось бежать, и полтора года спустя некоторые из них
приняли участие в «луцком восстании».

26 июня, еще до прихода нацистов,
украинские националисты начали уничтожать евреев. На тот момент еврейское
население Луцка составляло около 20,000 человек, среди которых, кроме коренных
жителей, было немало беженцев из Польши и Литвы. Причем значительная часть
мужчин-евреев до бегства «советов» была мобилизована в армию.

В августе 1941-го, на фоне оголтелой
пропаганды украинских националистов, в Луцке стали вводится драконовские
ограничения для евреев. В октябре немцы отобрали 500 еврейских рабочих и
ремесленников, которых поместили в отдельный «трудовой лагерь»,
располагавшейся в здании бывшей еврейской гимназии. В декабре всех остальных
согнали в гетто. В августе-сентябре 1942-го подавляющее большинство луцких
евреев, 17,000 человек, было уничтожено.

12 декабря того же года поступил приказ о
ликвидации «трудового лагеря». Немцы и украинцы двинулись к зданию
бывшей гимназии, чтобы провести очередную расправу над беспомощными
«жидами». Поскольку происходило это за четыре месяца до восстания в
Варшавском гетто, у них и мысли не было, что евреи способны оказать
организованное сопротивление. Дальнейшие события лучше всего воссозданы в
воспоминаниях одного из немногих уцелевших участников восстания, Шмуэля Шило из
киббуца Цеелим, сохранившихся в Книге памяти луцких евреев «Сефер Луцк»
(страница 519, далее перевод с иврита):

«… Когда всех людей охватило
отчаяние, встал жестянщик Моше, и своим охрипшим голосом объявил: «Тамут
нафши им плиштим! (знаменитая фраза танахического Самсона, суть которой:
«Погибну со своими врагами»). Евреи, не пойдем как овцы на убой! Хватайте
топоры, ножи, и всё, что попадется под руку, и погибнем с честью! Каждый, кто
попытается спрятаться и не поддержит восстание, будет убит!». Большинство
евреев, и первыми — члены организованной группы, двинулись за ним. Мужество,
сокрытое в глубинах душ, вырвалось наружу. Всех охватила радость обреченных. На
столах появились продукты, которые хранили на «черный день», и
началась последняя трапеза. Бутылки водки передавались по кругу. Опьянение
перед боем зажгло сердца, и евреи, которые лишь час назад ходили со склоненными
головами, теперь стояли гордые и готовые к страшной схватке. Только в одном
углу сбились в кучку евреи, облаченные в «талиты», и произносили
молитву…

Были сооружены заграждения возле дверей,
каждый получил рабочие орудия и бутылки с кислотой. Столы разобрали, и ножки от
них использовались как дубины. Внутреннюю стену разрушили, соорудив из каменных
блоков баррикады…

Рассвет предвещал начало страшного дня…

…Внезапно раздался крик одного из парней:
«Смерть немцам!», и деревянные брусья, каменные блоки, бутылки с
кислотой полетели на головы жандармов, а вместе с ними дикие вопли:
«Кровь! Кровь за кровь!». Раненные жандармы отступили. Кислота лишила
зрения их командира! Жандармы, рассредоточившиеся вокруг лагеря, выглядели
шокированными и напуганными. Их охватил страх! Радость иллюзорной победы
распространилась среди евреев, которые как один ринулись к лестнице — в бой. С
огромным трудом Моше удалось вернуть их на свои места…

Вторая атака, как и первая, была отбита.

С началом третей атаки было решено:
кинуться на цепь жандармов, окружившую лагерь, и погибнуть в рукопашном бою.
Братья стали прощаться друг с другом. Сильные продолжительные рукопожатия.
Отрешенные взгляды.

«Шма Исраэль» — шептали многие
уста перед последним броском. Прозвучала команда, и здание охватили языки
пламени…
С громогласным пением
стали бросаться один за другим пред искаженными в страхе гримасами украинцев. Цепь жандармов дрогнула и начала отступать. А парни,
охваченные безумием, карабкались на высокую колючую проволоку… В моих ушах
гремел рокот пулеметов и прерывистое пение советского гимна. Масса обезумевших
парней карабкалась по колючей проволоке, а пулеметные очереди разрывали их на
куски…».

Согласно материалам центра «Яд
Вашем», в подавлении восстания участвовали не только отряды украинской
полиции, но и немецкие подразделения. Чтобы сломить бешеное сопротивление почти
безоружных евреев, им понадобилась бронетехника. Нескольким участникам
восстания чудом удалось выжить. О волынской «Масаде» нет не единого
упоминания, ни в израильских учебниках по истории Холокоста, ни в столь
популярных в России книгах о Второй мировой войне. Память о «луцком
восстании» оказалась для всех чужой. Его участники были «ненормативными»
борцами с нацизмом.

Для израильского эпоса они чужие —
«русские», зараженные бациллой коммунизма, которые шли на смерть,
распевая советский гимн, а перед боем пили водку.

Для россиян они тоже чужие — евреи
«не исконно» советских территорий, в том числе сионисты и религиозные
иудеи, которые гибли не за державу, а отстаивали собственное национальное
достоинство.

Про украинцев говорить излишне — луцкие
евреи сражались с теми, кого нынешние самостийные власти объявили героями…