шаблоны wordpress.

Спрос на консерваторов может закончиться

altПоследнее десятилетие правое крыло республиканской партии набирало влияние не только в политике, но и в бизнесе. Книги консервативных авторов, таких как Сара Пэйлин и Марко Рубио, стали бестселлерами. Иногда даже возникало впечатление, что «Чайная партия» – это не политическая организация, а название издательства: с такой скоростью из-под их пера выходили новые гениальные творения. Но теперь эти счастливые дни могут подойти к концу, предупреждает Маккей Коппинс, обозреватель с сайта BuzzFeed.
В своей статье «Убийство консервативной книги: шокирующий конец издательской золотой лихорадки» он утверждает, что крайне правая литература является искусственно раздутым коммерческим «пузырем» и может в ближайшее время лопнуть.


Последнее десятилетие правое крыло
республиканской партии набирало влияние не только в политике, но и в бизнесе.
Книги консервативных авторов, таких как Сара Пэйлин и Марко Рубио, стали
бестселлерами. Иногда даже возникало впечатление, что «Чайная партия» – это не
политическая организация, а название издательства: с такой скоростью из-под их
пера выходили новые гениальные творения. Но теперь эти счастливые дни могут
подойти к концу, предупреждает Маккей Коппинс, обозреватель с сайта
BuzzFeed.

В своей статье «Убийство консервативной книги:
шокирующий конец издательской золотой лихорадки» он утверждает, что крайне
правая литература является искусственно раздутым коммерческим «пузырем» и может
в ближайшее время лопнуть.

«Это все началось летом 1987 года, – пишет Коппинс. –
Десять лет ушло на раскрутку нового рынка, и еще десять лет он оставался в топе
продаж».

Тогда издатели внезапно (для себя) обнаружили новую,
практически нетронутую «экологическую нишу» – правых избирателей. У этих людей
как у потребителей была масса достоинств. Они устали от тотального
доминирования демократов в СМИ. Они, в большинстве своем, достаточно
обеспечены, чтобы покупка книг не влияла на их бюджет. Они достаточно
образованны, чтобы получать удовольствие от чтения, и при этом достаточно
консервативны, чтобы предпочесть бумагу электронному носителю.

С другой стороны, тут же обнаружилась категория
авторов, способных и желающих удовлетворить их спрос. В конце девяностых и
начале двухтысячных правый дискурс собрал немало интеллектуальных и
харизматичных лидеров, которые были совсем не прочь подзаработать, а заодно
изложить свои политические и философские взгляды в увлекательной форме. Все
были довольны – и производители, и потребители.

Исследование в 2012 году показало, что 56 процентов
политических книг, которые приобретают на сайте
Amazon, написаны авторами с ярко выраженными правыми
взглядами. В 43 штатах правую литературу покупали охотнее, чем левую. И это
только в Интернете, который либералы считают собственным владением! Если бы в
статистику включили книжные магазины, счет, вероятно, был бы еще более разгромным.

Почему же этот золотой век может вдруг закончиться?
Обычное явление, утверждает Коппинс, – перенасыщение рынка и снижение качества.
Стремясь как можно быстрее обработать правую аудиторию, издатели хватались за
всех авторов соответствующей направленности подряд. Время сдержанных
интеллектуалов, которые тщательно подбирали каждую фразу и каждый факт для
своих книг, прошло. Они ушли в тень таких звезд, как Раш Лимбо и Энн Коултер.
Нужны были скандалы, сенсации, провокации. Главными инструментами «раскрутки» стали
радио и телевидение, а в этой сфере чем больше шума, тем лучше. «Это стало
своего рода кровавым спортом, где самый безжалостный гладиатор вырывался на
первое место», – пишет Коппинс. Неважно, насколько книга достоверна – если она
вызывает возмущение демократов, ее будут покупать.

Однако консервативные читатели – ниша, хоть и
стабильная, но все же ограниченная в численности. И далеко не всех из них
радует скандальная атмосфера, которая сложилась вокруг некогда респектабельной
отрасли. К тому же сейчас подрастает новое поколение, которое, вне зависимости
от политических взглядов, с компьютером с рождения на «ты».

В результате «телеписатели» – Билл О’Рейли, Гленн Бек,
Энн Коултер, Говард Стерн, Майк Хакаби, Раш Лимбо, Шон Хэннити и десятки других
– внезапно могут обнаружить себя «за бортом». Нет, жанр консервативной
политической книги не исчезнет в один момент. Он просто станет жанром для
ограниченного круга ценителей, «как научная фантастика или книги по
диетологии», утверждает Коппинс. Самые бездарные сочинители будут вынуждены
выйти из бизнеса, не выдержав конкуренции.
Остальные – ограничиться более скромными изданиями и гонорарами.