шаблоны wordpress.

Готовы ли вы открыть интернету секреты своего тела?

altДжефф начал заниматься сексом в два часа дня. Судя по всему, это продолжалось несколько часов, и он сжег в общей сложности 347 килокалорий. Нам это известно потому, что эти факты были доступны в интернете любому, хотя остается загадкой, понимал ли это он сам.
У Джеффа на руке был Fitbit — подключенный к интернету браслет, который измеряет интенсивность тренировок, позволяя пользователю отслеживать, сколько калорий он потерял. Так получилось, что в 2011 году эти данные публиковались на веб-сайте, доступном для поисковых систем, поэтому многие пользователи браслета, пометившие свою сексуальную жизнь как физическое упражнение, обнаружили, что мир уже в курсе.
Компания, выпускающая Fitbit, очень быстро приняла все меры, чтобы устранить подобные утечки, однако происшествие послужило курьезным напоминанием о том, что данные о деятельности нашего организма не всегда стоит доверять интернету – это может иметь непредвиденные последствия.

Ваша сексуальная жизнь, ваши болезни и даже способность вашего организма
производить потомство – новые технологии готовы отслеживать все. Но некоторые
из нас могут обнаружить, что нечаянно обнародовали о себе больше, чем им
хотелось бы.

Джефф начал заниматься сексом в два часа дня. Судя по всему, это
продолжалось несколько часов, и он сжег в общей сложности 347 килокалорий. Нам
это известно потому, что эти факты были доступны в интернете любому, хотя остается
загадкой, понимал ли это он сам.

У Джеффа на руке был Fitbit — подключенный к интернету браслет, который
измеряет интенсивность тренировок, позволяя пользователю отслеживать, сколько
калорий он потерял. Так получилось, что в 2011 году эти данные публиковались на
веб-сайте, доступном для поисковых систем, поэтому многие пользователи
браслета, пометившие свою сексуальную жизнь как физическое упражнение,
обнаружили, что мир уже в курсе.

Компания, выпускающая Fitbit, очень быстро приняла все меры, чтобы устранить
подобные утечки, однако происшествие послужило курьезным напоминанием о том,
что данные о деятельности нашего организма не всегда стоит доверять интернету –
это может иметь непредвиденные последствия.

Сегодня самые разнообразные портативные устройства медицинского назначения
следят за тем, сколько вы весите, что вы едите, насколько вы способны к
размножению. И, что самое главное, большей частью этой информации можно
поделиться в социальных сетях — с врачами, компаниями или даже с совершенно
незнакомыми людьми.

Наша физическая активность все чаще отражается в виртуальном мире. При том,
что у публикации в сети основных показателей вашего состояния есть масса
преимуществ, неизбежно возникает вопрос: сколькими секретами вашего организма
вы готовы поделиться?

Одним из первых людей, соединивших повседневную деятельность с интернетом,
был Стив Манн. По праву считающийся создателем первого действующего носимого
компьютера, он еще в 1980-х годах разработал серию компьютеров-рюкзаков,
оборудованных видеокамерой и наголовным дисплеем. Дисплей, кстати,
устанавливался для одного глаза и был предшественником компьютерных очков
Google Glass.

К середине 1990-х Манн создал портативную беспроводную камеру, которую
носил не снимая 24 часа в сутки, семь дней в неделю. Он изо дня в день
транслировал в интернете свою жизнь, и вскоре преимущества использования камеры
стали очевидны: заснятые Манном кадры дорожно-транспортного происшествия
позволили идентифицировать виновника.

Новшества Манна в большей степени касались взаимодействия с внешним миром,
но принципы портативных технологий и регистрируемых действий проложили путь для
устройств, которые позволяют следить за тем, как функционирует организм, и
выкладывать данные об этом в интернет на всеобщее обозрение.

К примеру, такие устройства, как фитнес-браслеты Fitbit и FuelBand компании
Nike, регистрируют вашу физическую активность, а затем отправляют эту
информацию по беспроводной сети на сайт, где можно отслеживать количество
сожженных калорий. Некоторые из нас делятся подобными данными в Facebook или в
других социальных сетях.

Немало пользователей видят в этом пользу: многие так называемые лайфлоггеры
(любители вести «бортовой журнал» о своей жизни) утверждают,
например, что это помогает им улучшить здоровье, физическую форму.

Беспроводные медицинские приборы существенно упростили жизнь многим людям с
хроническими заболеваниями – например, мониторы уровня глюкозы в крови и
кардиостимуляторы позволяют врачам дистанционно наблюдать за пациентами.

Или взять, например, устройство под названием DuoFertility, состоящее из накожного пластыря (сенсора) и беспроводного монитора,
которое позволяет специалистам из женской консультации дистанционно определять
наиболее подходящие для зачатия дни цикла и рекомендовать время, наиболее
благоприятное для зачатия. Компания, производящая DuoFertility, утверждает, что
во время испытаний прибор продемонстрировал такой же процент эффективности, как
и гораздо более дорогая процедура ЭКО.

 

Мудрость толпы и балансирование на грани

В будущем, как утверждают некоторые исследователи, мы станем делиться с
миром еще большим количеством информации.

Авторы недавних статей в «Журнале медицинских исследований в
интернете»
(открытом ресурсе, который называет себя исследовательским
инструментом эры интернета) предсказывают использование пациентами беспроводных
медицинских устройств и трекеров активности для так называемого краудсорсинга
(получения необходимых услуг, идей или контента путем привлечения онлайнового
сообщества – Ред.) информации и диагнозов, касающихся их организма.

Собственно, это уже происходит с такими краудсорсинговыми диагностическими
сайтами, как
PatientsLikeMe и CrowMed, где люди могут анонимно делиться своими симптомами. Сайт PatientsLikeMe
уже проверяет возможность интеграции данных, получаемых с носимых и вживленных
медицинских устройств. Это и есть будущее, в котором, вынося внутреннюю работу
нашего организма на суд интернет-аудитории, мы получаем возможность
прикоснуться к мудрости толпы и разгадать загадку своего недомогания.

Тем не менее, впереди нас могут подкарауливать опасности – особенно если
люди, не осознавая того, начнут раскрывать гораздо больше сведений о себе, чем
им хотелось бы. Кто должен иметь доступ к информации о вашем теле?

Например, представьте восторг медицинских страховых компаний, когда их
клиенты начнут загружать – вольно или невольно – сведения о работе кишечника,
сексуальной активности, привычках в еде или употреблении наркотиков.

Прыгаете ли вы с парашютом? Сколько красного мяса вы съели на прошлой
неделе? Сколько сексуальных партнеров у вас было? Вооруженные этими знаниями,
страховщики либо запросят с вас больше, либо просто откажутся страховать вас.

И действительно, кое-кто уже обеспокоен имеющейся у страховщиков возможностью
злоупотреблять конфиденциальной медицинской информацией. Это одна из причин,
почему Национальная служба здравоохранения Великобритании решила отложить планы
создания системы обмена обобщенными историями болезни пациентов с помощью
онлайновой базы данных.

Есть и еще одно соображение: никто из нас не существует в изоляции. К
примеру, ваши гены – это также гены ваших братьев, сестер и родителей. Сегодня
некоторые люди делятся своими генетическими профилями на генеалогических сайтах
и форумах. При этом существует вероятность поделиться информацией о ком-то, кто
не хотел бы предавать такие сведения огласке.

«Поиски генетической родословной, безусловно, могут развлечь вас… Но
технология способна с такой же легкостью раскопать поступки, о которых люди не
склонны распространяться – измены, донорство спермы, усыновления. Семейные
тайны никогда еще не были так уязвимы», — предупреждает специализирующаяся
на темах науки журналистка Вирджиния Хьюз.

Интернет-трансляция происходящего с вашим организмом – это неизбежное
балансирование между риском рассказать миру о себе слишком много и возможностью
узнать о себе что-то крайне полезное.

Не исключено, что использование этой технологии сделает всех нас здоровее и
счастливее. Но нам придется смириться с тем, что информация о нашем теле станет
достоянием общественности в гораздо большей степени, чем прежде.