шаблоны wordpress.

Страна военных контрастов

altИндия намерена самостоятельно производить половину вооружений. Как сообщило в конце октября издание Defense News, в соответствии с новой государственной политикой через 10-12 лет, по крайней мере, половина от общего объема вооружений и военной техники в этой стране должна быть отечественного производства.
Такие цели намечены в планах объявленной премьер-министром страны Нарендрой Моди национальной кампании, направленной на поддержку индийского ВПК.
Суть ее в том, что вся военная техника и вооружения будут закупаться только у индийских производителей, причем тендеры будут проводиться строго между ними. Общий объем таких закупок через десять лет должен составить примерно половину объема всего оборонного заказа страны — около 100 млрд. долларов в год.
Стоит отметить, что 25 октября Министерство обороны Индии одобрило пакет проектов стоимостью более 13 миллиардов долларов на закупку и производство вооружения и военной техники, в том числе и индийского производства. Более 8 миллиардов долларов планируется потратить на производство шести неатомных подводных лодок, оборудованных воздухонезависимыми энергетическими установками, что позволит им дольше оставаться под водой. Причем все подводные лодки, как сообщили СМИ, будут построены в течение года на одной верфи.

Индийская
армия оставит Рособоронэкспорт без заказов?

 

Индия
намерена самостоятельно производить половину вооружений. Как сообщило в конце
октября издание Defense News, в соответствии с новой государственной политикой
через 10-12 лет, по крайней мере, половина от общего объема вооружений и
военной техники в этой стране должна быть отечественного производства.

Такие цели
намечены в планах объявленной премьер-министром страны Нарендрой Моди
национальной кампании, направленной на поддержку индийского ВПК.

Суть ее в
том, что вся военная техника и вооружения будут закупаться только у индийских
производителей, причем тендеры будут проводиться строго между ними. Общий объем
таких закупок через десять лет должен составить примерно половину объема всего
оборонного заказа страны — около 100 млрд. долларов в год.

Стоит
отметить, что 25 октября Министерство обороны Индии одобрило пакет проектов
стоимостью более 13 миллиардов долларов на закупку и производство вооружения и
военной техники, в том числе и индийского производства. Более 8 миллиардов
долларов планируется потратить на производство шести неатомных подводных лодок,
оборудованных воздухонезависимыми энергетическими установками, что позволит им
дольше оставаться под водой. Причем все подводные лодки, как сообщили СМИ,
будут построены в течение года на одной верфи.

Индия –
крупнейший в мире импортер вооружений. Страна в 2009–2013 годах увеличила
военные закупки аж на 111%. С учетом того, что в минувшем году Россия поставила
в Индию вооружений и военной техники на 4,78 млрд. долларов, возникает ряд
вопросов. Например, как стремление Индии к собственному производству вооружений
и военной техники отразится на ВПК России? Не являются ли подобные рассуждения
откровенным популизмом индийских властей?

Дело в том,
что военный экспорт Индии за предыдущие годы был ничтожно маленьким, по
сравнению с импортом. Так, за трехлетний период (2010-2012 годы) выручка от
таких заказов составила всего лишь около 183 млн. долларов (ее основу составила
продажа в страны Африки, Азии и Южной Америки вертолетов производства
государственной корпорации HAL и стрелкового оружия и боеприпасов производства
госконцерна OFB).

Для России
новость о том, что Индия намерена самостоятельно производить половину
вооружений – тревожный сигнал, на который надо реагировать, однако
продекларировать и воплотить слова в реальность, как говорят в Одессе, — это
две большие разницы, замечает директор Центра стратегической конъюнктуры Иван
Коновалов.

— Пока ВПК
Индии не продемонстрировал способности к тому, чтобы создать свой продукт,
который смог бы соответствовать российским, западноевропейским и американским
образцам вооружений. То есть в деле производства собственных вооружений
индийский ВПК далеко не продвинулся, за исключением той техники, которая
производилась и производится по иностранным лицензиям. Поэтому Индия всегда
перевооружалась за счет зарубежных партнеров, в том числе и России.

Свой широко
разрекламированный танк Arjun индийцы уже много лет пытаются довести до ума, но
у них это пока не получается. Машина по всем параметрам проигрывает подобным
платформам, в том числе и китайским (о Т-90 я даже и не говорю). В авиастроении
Индия также не продемонстрировала каких-то головокружительных успехов: их
легкие боевые самолеты Tejas – тоже довольно слабые машины.

Другое дело,
что Нью-Дели последние годы пытается диверсифицировать рынок вооружений. Яркий
пример тому — нашумевший тендер на закупку 126 новых самолетов для
военно-воздушных сил Индии для замены устаревших МиГ-21. К сожалению, его
выиграл многоцелевой истребитель четвертого поколения Rafale («Рафаль»)
французской компании Dassault, а российский МиГ-35 выбыл из борьбы. Однако,
возможно, что скоро тендер что называется «переиграют», потому что, несмотря на
победу французов, какого-то движения в этом направлении нет.

Да, Индия
сейчас производит на своих заводах танки Т-90 по российской лицензии, однако
это не значит, что индийцы наладили полноценное производство, поскольку без
поставок наших танкокомплектов у них ничего бы не вышло. Конечно, стоимость
поставок танкокомплектов и самолетокомплектов ниже готовых изделий, но, тем не
менее, это приносит серьезные деньги, а также предполагает серьезную
зависимость от России. Сколько бы Индия не пыталась позиционировать свои танки Arjun
как самые современные и чисто индийские машины, но их в армии довольно мало, а
основу оставляют российские и даже советские танки.

На мой
взгляд, Россия занимает достаточно прочные позиции на рынке вооружений Индии, и
еще долгое время наши партнеры будут ориентироваться на российские разработки,
если, конечно, мы сами себе не добавим трудностей. Наша военная техника всегда
отличалась качеством и приемлемой ценой относительно изделий западных
производителей, но сейчас цены на отечественную продукцию повышаются. И тут
стоит задуматься, как сделать этот критерий «подъемным» для потенциальных
покупателей, чтобы и Индия, и страны Юго-Восточной Азии были дальше
заинтересованы в нашем экспорте.

 

Заместитель
директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин также
говорит, что амбиции индийского руководства далеки от реального положения дел.

— Конечно,
амбиции у индийцев правильные: производить все самостоятельно. Но говорить о
том, что они смогут делать половину вооружений, можно только о продукции с
иностранной лицензией. По идее, индийский ВПК может производить практически
все. Но, как правило, когда он пытается делать что-то самостоятельно –
получается из рук вон плохо, примеры тому — танк Arjun, который начал
разрабатываться еще в 70-х годах, и самолет Tejas, у которого нет никаких
шансов заменить Су-30, да что там Су-30, а хотя бы устаревший МиГ-21.

 

«СП»: —
Предполагается, что примерно за 8 млрд. долларов Индия за год на одной верфи
построит шесть неатомных ПЛ, оборудованных воздухонезависимыми энергетическими
установками.

— Это
нереально, нигде в мире такого не происходит. В Индии, конечно, развито
кораблестроение, но оно уж точно не самое лучшее в мире.

 

«СП»: — То
есть на ваш взгляд, такие сообщения индийцев – всего лишь заявления о
намерениях, то есть – популизм?

— Да, и еще
какой…

 

Однако
бывший командующий 58-й армией Вооруженных сил РФ генерал-лейтенант, старший
группы российских военных специалистов в Индии (2006-2011гг.) Виктор Соболев
придерживается противоположного мнения, считая, что намерения Индии
самостоятельно производить половину вооружений – это вполне зрелое и взвешенное
решение руководства страны.

— Военная
доктрина этой страны предусматривает, что к 2020 году Вооруженной силы должны
быть такими, чтобы одновременно ведя две войны суметь в них одержать победы. И
я уверен, что Индия с этой и другими задачами справится.

К примеру,
сейчас основной танк у них — это Т-90. Для примера: в наших куцых Сухопутных
войсках (у Индии они чуть ли не в четыре раза больше – 1,1 млн. человек, в то
время как у РФ численность – порядка 300 тыс. – «СП») эти танки только начинают
вводиться. Мало того, что Индия купила несколько партий Т-90, так еще и
наладила собственное производство по российской лицензии.

То же самое
касается и самолетов – истребителей Су-30МКИ. Индия сначала приобрела порядка
50 готовых машин, потом купила лицензию и начала сборку этих самолетов на своих
предприятиях (в Индию было отправлено порядка 50 технологических комплектов для
лицензионной сборки). И хотя к самолетам чисто индийского производства Tejas
есть немало нареканий, однако индийцы готовы экспортировать до 1000
истребителей «Теджас», о чем летом 2014 года публично заявил премьер-министр
Нарендра Моди.

Таким
образом, индийцы не только насытили свою авиацию самолетами (пусть и
российскими), но теперь готовы поставлять на экспорт свою продукцию.

Знаете, в
свое время сопредседатель российско-индийской межправкомиссии по ВТС побывал на
предприятиях, где собирают Т-90. Он был просто поражен, сказав: «Ребята, нам
такое и не снилось». Почему? Да потому что там — новые станки, конвейеры,
квалифицированные инженеры, рабочие.

Те, кто
думает, что Индия — это отсталая в техническом плане стран, где люди только и
заняты тем, что сутками сидят в «позе лотоса» — глубоко заблуждаются. У Индии
есть ядерное оружие, которое постоянно совершенствуется, неплохие
баллистические ракеты «Агни», сверхзвуковые противокорабельные ракеты «БраМос»
(совместная российско-индийская разработка) и т.д.

К тому же,
там уделяют огромное значение патриотическому воспитанию молодежи.

До начала
занятий в школах (там гендерное обучение) все ученики (начиная от нулевых
классов) , так сказать, на «линейку» (преподавательский состав с правого
фланга), и поют государственный гимн Индии. Затем они дают клятву хорошо и
прилежно учиться, после чего строем под марш расходятся по классам.

Чтобы стать
солдатом (ажиотаж — 10 человек на место), индиец должен сначала год отслужить в
статусе рекрута. После молодой человек заключает пятилетний контракт, и
отправляется в казармы. Затем, если он хорошо себя зарекомендовал, его
отправляют на сержантские курсы, которые длятся год. То есть, чтобы стать
сержантом индийской армии, молодой человек учится семь лет, после чего в
обязательном порядке получает служебное жилье. Для сравнения: в российской
армии не все офицеры имеют служебную «крышу над головой»…

Кстати, в
индийских гражданских вузах также есть военные кафедры, но с одной оговоркой:
если молодой человек изъявит желание служить, то прежде чем он попадет в
войска, ему предстоит год отучится на офицерских курсах. Да и в войсках первые
три года он будет носить статус офицера временной службы.

Честно
говоря, за все время моего нахождения в Индии, я завидовал и ее Вооруженным
силам, и патриотизму гражданского населения. Знаете, с 1958 года Индия
выпускала автомобиль «Амбассадор», пока в 2014-ом не было принято решение
остановить его производство. Но! На этом автомобиле там до сих пор ездят не только
чиновники мелкой и средней руки, но даже члены правительства, включая премьера.
Зато наше российское посольство – исключительно на «японках» и «американках».

Кстати,
тендер на поставку истребителей, который Россия имела все шансы выиграть, мы
«проморгали» только потому, что выставили МиГ-35, который только начинает
поступать в наши ВВС, соответственно, там нет большого опыта его эксплуатации.
А это было одним из условий тендера…

 

«СП»: — Но
индийцы так и смогли довести до ума танк «Арджун»…

— Да, они
пытались сделать его с нуля, не имея никакой школы. Но в Индии понимают, что их
танк несовершенен: он получился тяжеловатым, у него есть определенная
несбалансированность между силовой установкой, ходовой частью и системой
управления, однако там не отказываются от «Арджуна». Со временем, индийцы,
наверное, доведут его до ума, однако важно, что они уже сейчас делают Т-90,
который в российскую армию только начинает поступать.

В свое время
я спрашивал у представителя Рособоронэкспорта – зачем Россия пошла на продажу
лицензии Индии? Понятно, что деньги с этого мы имеем, но эти суммы –
значительно меньше тех, которые бы мы выручали за продажу готовых танков и
боеприпасов. Он пожал плечам, мол, вышестоящему руководству виднее…