шаблоны wordpress.

Кандальной славою овеян…

altСегодня в Австралии живут 120 тыс. евреев, около 50 тыс. — в Мельбурне, 45 тыс. — в Сиднее, по 7-10 тыс. в Перте и Брисбене. Есть меньшие общины в других городах. Оценивая эти цифры, д-р Манфред Герстенфельд, член наблюдательного совета Jerusalem Center of Public Affairs, отмечает: по сравнению с первыми еврейскими поселенцами – продвижение значительное. 
— Однако не забудем, что совсем не своей воле первая еврейская нога ступила на берег Австралии, — говорит г-н Герстенфельд. – А случилось это в 1788 году. Евреи, сами того не ведая, стали частью геостратегии Великобритании, которая должна была как-то ответить на провозглашение Соединенными Штатами своей независимости. Британцы решили осваивать новые территории, посылая на освоение первый эшелон бессловесных «добровольцев» – приговоренных к тюремным срокам. Заодно проблема внутренней безопасности на Альбионе получала решение: Лондон устал от карманников, взломщиков и проституток. 
Среди прибывших в Австралию первых 750 поселенцев-уголовников было не так много евреев, от восьми до шестнадцати. 

Переселенцы
поневоле

Сегодня в
Австралии живут 120 тыс. евреев, около 50 тыс. — в Мельбурне, 45 тыс. — в
Сиднее, по 7-10 тыс. в Перте и Брисбене. Есть меньшие общины в других городах.
Оценивая
эти цифры, д-р Манфред Герстенфельд, член наблюдательного совета Jerusalem
Center of Public Affairs, отмечает: по сравнению с первыми еврейскими
поселенцами – продвижение значительное.

— Однако не
забудем, что совсем не своей воле первая еврейская нога ступила на берег
Австралии, — говорит г-н Герстенфельд. – А случилось это в 1788 году. Евреи,
сами того не ведая, стали частью геостратегии Великобритании, которая должна
была как-то ответить на провозглашение Соединенными Штатами своей
независимости. Британцы решили осваивать новые территории, посылая на освоение
первый эшелон бессловесных «добровольцев» – приговоренных к тюремным срокам.
Заодно проблема внутренней безопасности на Альбионе получала решение: Лондон
устал от карманников, взломщиков и проституток.

Среди
прибывших в Австралию первых 750 поселенцев-уголовников было не так много
евреев, от восьми до шестнадцати.

 

Но какие это
были люди! С какой биографией!

Абрахам
Рейберн (впоследствии известный в Австралии зерноторговец), начинал с кражи
кошелька, Айки Соломон — со скупки краденого, Джозеф Сэмюэл — с убийства
полисмена…

Эстер
Абрахамс (на снимке) была замечена в краже кружев, и ее поймали. Не
пощадили, хотя Эстер была беременна. Родила на корабле. Вылезая из чрева
парусного судна 26 января 1788 года, была ослеплена солнцем (стояла середина
лета в южном полушарии): «Неужели это моя родина?».

Одежда Эстер
кишела вшами, и если бы кто-нибудь сказал ей, что ее ждет счастливая судьба,
она бы точно плюнула пророку в глаза. Как сделала это, когда присяжные
лондонского уголовного суда Олд-Бейли вынесли вердикт «Виновна» и был оглашен
приговор: семь лет ссылки.

Отчаянные
глаза еврейки Эстер не остались без внимания находившегося на борту 23-летнего
лейтенанта Джорджа Джонстона, первого британского офицера, который был
направлен в Сидней. Лихой шотландец влюбился в Эстер, которая родила ему
семерых детей, а потом стал вице-губернатором колонии. Так вчерашняя воровка
стала первой леди континента.

Не повезло
Тедди Дэвису — первому австралийскому Робин Гуду. Тедди было 16 лет, когда за
кражу он был сослан в Австралию. Он не просто сбежал вместе с другими
заключенными из тюрьмы, но и организовал банду, которая грабила богатых и
помогала бедным. Пока его не поймали. Тедди публично повесили в 1841-м.

— Не судьба,
— говорили, расходясь с площади, пожилые сиднейцы. На их памяти одна публичная
казнь закончилась, к ликованию толпы, безрезультатно. Дело было в 1803-м.
Джозефа Сэмюэла вешали трижды, но веревка всякий раз обрывалась. Губернатор
счел это знамением свыше и заменил казнь пожизненным заключением. «Еврейское
счастье», — коротко откомментировал случившееся набожный прихожанин Берл
Резник.

 

Эта
талантливая одна сотая

— Не-ет,
сегодня уже не тот Сидней, шо был тогда, — говорит далекий потомок Берла Бетя
Рабинович. — Хулиганье — да, есть. Но шобы бандюги такого полета — таких не
будет-таки…

В голосе
законопослушной домохозяйки Бети по прозвищу «Первая дама-фиш» (за умение
готовить фаршированного карпа) звенит странная грусть по криминальным временам,
о которых она знает понаслышке.

К 1851 году
депортация в криминальном формате официально завершилась. На 145 тыс. жителей
приходилось 2 тыс. евреев. Именно эта одна сотая – абсолютно криминальная, но
предприимчивая частичка общества оказалась богатой на новаторский дух.

Бывшие
уголовники умели, как оказалось, не только красть. Вспоминали навыки родителей
– сапожников, портных, ростовщиков.

…Что
именно натворил в Лондоне Сэмюэль Лайенс, соседи не знали. Знали: получил
пожизненную ссылку, а это что-то да значило. Но смиряться с приговором не стал.
Уже прибыв в Австралию, он в 1815 году в 23-летнем возрасте попытался удрать с
острова, однако был пойман и получил дополнительное наказание: 200 ударов
кнутом и 4 года работы в угольных шахтах.

Ему повезло.
Он выжил. Получив свободу, вспомнил о семейной профессии и тоже решил выучиться
на портного. Вскоре он открыл драпировочную мастерскую и стал одним из самых
влиятельных людей Сиднея: ходил в синагогу и основал еврейскую библиотеку.

 

Жизнь
духовная и светская

Бывший
заключенный Джозеф Маркус время от времени собирал по 25-30 единомышленников
для отправления религиозных обрядов. То, что недавний вор проповедует «Не
укради!», евреев не смущало. Другого раввина не было.

В 1837 году
была создана первая синагога в Австралии. Она называлась Beth Israel. По соседству
с ней на Джордж-стрит, словно находясь под духовной защитой, мало-помалу
создавался деловой и коммерческий центр Сиднея.

Первым
евреем, добровольно, без кандальных оков, эмигрировавшим в Австралию, был
Барнетт Леви. Он прибыл в Сидней в 1821 году, где взялся за строительство отеля
и мукомольного производства. Но в памяти соотечественников остался создателем
первого австралийского театра. Причем, кроме постановок пьес Шекспира
запомнился еще и музыкальными вечерами, где выступал в качестве ведущего.

Таких первых
среди евреев было немало. Первый австралийского происхождения генерал,
уважаемый юрист сэр Исаак Айзекс. Самый известный австралийский генерал сэр
Джон Монаш, командир австралийских войск в Первой мировой войне, посвященный в
рыцари королем Георгом V на поле боя. Создатель бизнес-империи в центре
Мельбурна Сидни Майер, еврей российского происхождения. Строитель театра в
Аделаиде и местной синагоги Эмануэль Соломон, некогда самый известный в
Британии вор-малолетка.

 

Было море –
нету моря

Куда до их
оглушительной славы домохозяйке Бете?! Ей как следует за семьдесят. Половину из
них живет в районе Бондай. Это австралийский вариант Брайтон-Бич. Здесь
оказались на поселении наши люди. В основном, евреи из Одессы, меньше — из
Киева, Москвы и других городов. Их сразу слышно: «Слущай, не придирайся, как
говорила моя бабущка в Одессе».

Чтобы не
забыть, откуда родом, экс-одесситы много лет собирались в ресторане «Черное
море». В балагане, царящем здесь, начиная с полудня, смешивались звуки народных
еврейских песен и споры в совковом стиле «за жизнь».

— Шо вы
хотите — то ж был настоящий Привоз, — добродушно смеется Бетя. Но «Черное море»
закрыли. Она закрывает глаза. В ее памяти запечатлена Одесса 80-х.

В среде
иммиграции каждый помнит свои родные места именно такими, какими оставил их.

 

Кто и как
приезжал


Криминальная эпоха была первой волной эмиграции евреев, — рассказывает Анна
Гонтарь, в прошлом московский физик-электронщик. — Следующая волна — с начала
1850-х годов в течение примерно тридцати лет — была эпохой «золотой лихорадки».
Открытие золота привело к тому, что в Австралию вслед за евреями-заключенными
ринулись евреи-авантюристы. Третья волна – с 1891 года, когда бежали от
погромов евреи из России. После Первой мировой войны прибавились польские
евреи. Четвертая волна связана с приходом к власти Гитлера, пятая — с
окончанием Второй мировой войны.

Ну а в 1960
году накатила шестая волна эмиграции. Ее главными источниками стали Южная
Африка, затем Советский Союз. Костяк шестой волны — люди, приехавшие по
израильской визе, т.е. семьи, «высидевшие» в Италии в 70-х — начале 80-х и
получившие разрешение на въезд в Австралию. Процентов на 90 это семейные кланы
из Украины. По американскому образцу они старались селиться кучно в восточных
районах, близ моря. Так и образовали в Сиднее в районе Бондай подобие
Брайтон-Бича.

Последнее
эмиграционное вливание случилось после августовского путча 1991 года, который
из-за рубежа виделся не началом демократии, а «концом света». Лидеры еврейской
общины Австралии смогли убедить правительство открыть специальную квоту
«беженцев» для родственников евреев, бывших жителей Союза, а к тому времени —
коренных австралийцев.

 

Снова из
Англии в Австралию?

В
мультикультурном австралийском обществе нет открытого антисемитизма. Евреи
традиционно играют важную роль в политике Австралии. Страна — одна из немногих
на Западе, которая отчетливо занимает произраильскую позицию – и это несмотря
на отличные экономические отношения Канберры с арабским миром.

Сказываются
226 лет еврейской эмиграции в Австралию. Сегодня сотни евреев Лондона мечтают
добровольно повторить путь своих криминальных предшественников. Они готовы
покинуть туманный Альбион, где в связи с мусульманским нашествием нарастают
антисемитские настроения, отмечает г-н Герстенфельд.

— Интерес к
Австралии среди британских евреев действительно огромен, — подтверждает куратор
австралийского миграционного агентства Иван Хаит. Он проводит в Лондоне
семинары по еврейской эмиграции. Отчего она актуальна? Рухнул рынок
недвижимости. Но причины не только финансовые. Австралия продолжает манить. —
Те евреи, которые начали новую жизнь там, ни на минуту не жалеют об этом.

Один из них,
Джонатан Керен-Блэк, который 20 лет назад, когда был еще студентом, вместе с
женой провел отпуск в Австралии. Страна просто не отпустила его. Сегодня
Джонатан, отец трех детей, бывший раввин в городке близ Лондона, проводит шабат
в Австралии.

— И не
хотите вернуться назад?

— Хочу.
Когда столбик термометра доходит до 40 градусов. Жара испепеляющая просто. Но
заходишь в помещение с кондиционером, и все становится на свои места. Как в том
анекдоте: «Ша, уже никто никуда не едет».