шаблоны wordpress.

Как потратить $100 млн? Выбросить в космос

alt20 июля, в тот день, когда американский астронавт Нейл Армстронг впервые коснулся поверхности Луны, российско-американский миллиардер Юрий Мильнер, партнер Алишера Усманова и совладелец mail.ru, вместе со Стивом Хокингом, единственным астрофизиком, чье имя хорошо известно широкой публике («Я продал больше книг об астрофизике, чем Мадонна о сексе», — шутил Хокинг), объявили о том, что потратят 100 млн долларов в течение ближайших 10 лет на поиск внеземных цивилизаций.
Юрий Мильнер вместе с Элоном Маском принадлежит к небольшому количеству миллиардеров, которые не забывают о своих детских мечтах и, сколотив огромное состояние, вкладывают его во что-то, что должно существенно изменить человечество.
Делает это Юрий Мильнер регулярно — раз в год, почти как Мюнхгаузен, который совершал подвиги каждое утро после завтрака.

Бизнесмен и меценат Юрий Мильнер и знаменитый астрофизик Стивен Хокинг
объявили о старте проекта поиска внеземных цивилизаций

 

20 июля, в тот день, когда американский астронавт Нейл Армстронг впервые
коснулся поверхности Луны, российско-американский миллиардер Юрий Мильнер,
партнер Алишера Усманова и совладелец
mail.ru, вместе со
Стивом Хокингом, единственным астрофизиком, чье имя хорошо известно широкой
публике («Я продал больше книг об астрофизике, чем Мадонна о сексе», — шутил
Хокинг), объявили о том, что потратят 100 млн долларов в течение ближайших 10
лет на поиск внеземных цивилизаций.

Юрий Мильнер вместе с Элоном Маском принадлежит к небольшому количеству
миллиардеров, которые не забывают о своих детских мечтах и, сколотив огромное
состояние, вкладывают его во что-то, что должно существенно изменить
человечество.

Делает это Юрий Мильнер регулярно — раз в год, почти как Мюнхгаузен,
который совершал подвиги каждое утро после завтрака.

В 2012 году Юрий Мильнер, бывший выпускник физфака МГУ, учредил
Мильнеровскую премию по физике, размер которой — 3 млн долларов — почти втрое
превышал Нобелевку. Первыми лауреатами премии стали 9 наиболее выдающихся
современных физиков, которых выбрал сам Мильнер. Каждому из них досталось по 3
млн долларов, дальнейших лауреатов выбирали уже именно они.

Такой способ отбора выгодно отличает Мильнеровскую премию от несколько
забюрократизированной Нобелевки. Спустя год Юрий Мильнер вместе с Марком
Цукербергом и Сергеем Брином учредил еще одну премию — «За прорыв в медицине».
Одним из толчков к этому стало невеселое событие — в это время тяжело болел
раком (и в тот же год умер) его отец, известный российский экономист, членкор
РАН Борис Мильнер.

Размер премии был тот же — 3 млн долларов, — а вот структура ее была
открытая. То есть, грубо говоря, любой бизнесмен может к ней присоединиться и
учредить свои 3 млн долларов за прорыв в той области медицины, которая его по
какой-то причине больше всего интересует.

Тогда Юрий Мильнер сказал мне, что две эти премии — по физике и медицине
— покрывают две самые главные области человеческого бытия, ибо что еще более
важно для человека, чем прожить как можно дольше и узнать о том, как устроена
вселенная? «Мне непонятны миллиардеры, которые не задумываются о том, что они
умрут, и о том, что их деньги могли бы отсрочить их смерть и смерть миллионов
других людей», — говорил он мне.

Другой бы после этих двух премий посчитал свой долг перед человечеством
выполненным, но в том же 2013 году Мильнер учредил еще одну премию, по
математике, и тоже на 3 млн долларов.

А вот теперь — внеземные цивилизации. 100 млн долларов на 10 лет, а если
не разыщут, продолжат еще.

Одна из самых важных вещей, которую делает Мильнер, на мой взгляд, — это
возвращение науке статуса события, а ученым — статуса
celebrity. Первая
Мильнеровская премия по физике была событием только в Силиконовой долине. В
этом году ее будет транслировать в прямом эфире
Fox, как транслируют «Оскар».
Мне, признаться, очень бы хотелось, чтобы ее транслировал еще и Первый канал,
тем более что среди ее первых девяти лауреатов трое были из России.

Премии Мильнера возвращают нас к тем дням, когда Нильс Бор и Альберт
Эйнштейн были властителями дум, а народ десятками тысяч сбегался на аэродром
после беспосадочного перелета Чарльза Линдберга. В нынешнем антиэлитарном мире
наука, элитарная по существу, нуждается в изрядной дозе пиара. Премия Мильнера
замечательна тем, что каждый шестилетний пацан, который посмотрит ее трансляцию
по телевизору, вдруг поймет, что наука — это круто.

В этом смысле 100 млн долларов на поиск внеземных цивилизаций — это еще
более правильный пиар. В конце концов, не каждый люмпен хоть когда-нибудь думал
об инфляции Вселенной, но каждый люмпен, приняв на грудь и уставившись в
звездное небо — задавал себе тот же, что и Юрий Мильнер, вопрос: «Одни ли мы во
Вселенной?»

Научный ответ на этот вопрос человечество ищет с начала 1960-х, когда
радиотелескопы впервые стали прослушивать Вселенную, а астрофизик Фрэнк Дрейк
на конференции в Грин Бэнк обнародовал свое знаменитое уравнение, в котором
количество разумных цивилизаций, готовых вступить в контакт, определялось как N
=
R*fp*ne*fl*fi*fc*L,

где N было это самое количество цивилизаций, а все остальные переменные
относились к количеству звезд, образующихся за год в нашей Галактике; доле
звезд, обладающих планетами; среднему количеству планет и спутников с
подходящими для зарождения жизни условиями; вероятности зарождения жизни на
таковой планете; вероятности возникновения разума там, где уже есть жизнь; отношения
количества разумных существ, ищущих контакта, к общему числу разумных существ и
т.д., и т.п.

Иначе говоря, при первом же взгляде на уравнение Дрейка видно, что это
никакая не математика, а чистая лирика, потому что ни один из его параметров
нам не был известен.

Однако с тех пор прошло 55 лет, и кое-что коренным образом изменилось.
После запуска в 2009 году космической обсерватории
Kepler, специально
заточенной под то, чтобы искать планеты в Млечном Пути, мы знаем, что планет
земного типа, находящихся на подходящей для возникновения белковой жизни
орбите, около 40 млрд. «Если бы не «Кеплер», я бы вряд ли осмелился запустить
этот проект», — говорит Юрий Мильнер.

Кроме того, в ближайшие 10–15 лет, вероятно, появятся зонды, которые
смогут определять состав атмосферы этих планет. Наличие свободного кислорода в
атмосфере на 100% означает белковую жизнь.

Мильнер, конечно, понимает, что вероятность находки мала, — но вот зато
ее значение очень велико. «Если важный результат умножить на малую вероятность,
то в произведении мы получаем разумную цифру, — полагает Юрий Мильнер. — Я
считаю, что мы как популяция должны финансировать проекты с низкой
вероятностью, но большим результатом».

Что можно искать? Прежде всего то, что называется leakage — радиошум,
который издает достигшая определенного уровня цивилизация.
Leakage от
телевидения существующие земные радиотелескопы могут распознать на расстоянии
до 50 световых лет, от мощного радара (например, сажающего самолеты) — на
расстоянии 100 световых лет, а такая штуковина, как радиотелескоп в Аресибо,
будет заметна даже из центра Галактики, то есть с расстояния в 50 тыс. лет.

Слышали все это, разумеется, и раньше, но программа Мильнера отличается
двумя кардинальными новшествами.

Во-первых, все программы SETI до сих пор финансировались по
остаточному принципу. Юрий Мильнер заключил договоры с двумя крупнейшими
радиотелескопами в мире —
Robert C. Byrd Green в Западной
Виргинии и
Bank Csiro Parker в
Австралии. Мильнер обеспечивает 20% их финансирования, а они выделяют на
SETI 20%
времени.

Во-вторых, за это время в мире произошла программная революция, и
появились принципиально более быстрые способы обработки сигнала. То, что раньше
обрабатывалось за год, теперь может быть обработано за полдня, а любой человек,
установивший себе на комп скринсейвер
SETI at Home, будет
помогать проекту — пока он отлучился в туалет, его комп включится в
распределенную сеть и вместо того, чтобы рисовать на экране уточек, будет
процеживать инопланетный радиомусор в поисках чужих
sms.

И тут-то, собственно, и кроется, на мой взгляд, самая завлекательная
часть проекта. В рамках проекта будет не просто написан новый софт и получены
новые данные. Все это — и софт, и данные — будет полностью открыто любому
желающему. «Весь софт, который мы напишем, мы сделаем
open source. Хотите —
забирайте», — говорит Юрий Мильнер.

Или чтобы совсем уже просто. Представьте себе детдомовца где-то под
Усть-Урюпинском. Или мальчика из Намибии. Или девочку из Сирии. Им хочется
курить, в подражание старшим, и им вовсе не хочется учить закон Ома. Но они
шарят в компьютерах и смотрят фильмы об инопланетянах. И вот они — не отходя от
любимого компа — смогут сами искать инопланетян. И может быть, выучат в
процессе закон Ома.

Философия проекта такая же, как у Элона Маска, сделавшего публичными все
патенты
Tesla и предоставившего свободный доступ к проекту Hyperloop. «Мы
открываем такое количество информации, которое не открывал ни один научный
проект», — говорит Юрий Мильнер. Количество людей, которые через этот проект
войдут в науку, может быть очень велико.

«Проекты такого типа, — говорит Юрий Мильнер, — носят объединяющий
характер. Неважно, где ты живешь, чем ты занимаешься, какая у тебя религия.
Должно быть несколько тем, объединяющих человечество. Количество тем, его
разъединяющих, и так слишком велико».

Борис Мильнер назвал сына Юрием в честь Юрия Гагарина — Юрий Мильнер
родился в год его полета. «Так что имя обязывает», — шутит Мильнер. А на физфак
Юрий поступал после того, как в детском возрасте прочел замечательную книгу
Шкловского «Вселенная. Жизнь. Разум». Возможно, программа Мильнера хотя бы для
нескольких российских школьников станет тем же, чем для самого Мильнера была
книга Шкловского.

А может, и — кто его знает? — какой-нибудь школьник из Сыктывкара
услышит обрывок инопланетной телепередачи, рекламирующей лучшие нащупальчники
для верхних хелицер.

В конце концов, поиск внеземного разума — это такая археология наоборот.
В том смысле, что мы точно знаем, что между человеком и обезьяной было
переходное звено, но до сих пор по гамбургскому счету не можем его найти,
потому что для этого надо физически просеять миллионы тонн земли в Африке.

Разумно предполагать, что среди 40 млрд похожих на Землю планет в нашей
Галактике на некоторых может быть жизнь.
Просто для этого надо физически просеять миллиарды
гигабайт радиомусора.

 

Справка «Новой»

«Поиски внеземного разума» (SETI) — так назван проект по
поиску внеземных цивилизаций. Полное название проекта —
Search for Extraterrestrial Intelligence. В 2010
году он отметил полувековой юбилей. Его главная задача — изучать весь поток
поступающих на Землю радиосигналов.

Основал проект SETI — Фрэнк Дрейк (Frank Drake) —
астроном, автор формулы, которая теперь называется уравнением Дрейка. Формула
помогает вычислить количество цивилизаций в Галактике, с которыми возможен
контакт.

Исследования Дрейка начались в 1960 году с изучения близких к нам звезд
солнечного типа Тау Кита и Эпсилон Эридана (в то время они считались самыми
вероятными «близнецами» Земли). Его эксперимент «Озма» был развернут в обсерватории
Green Bank. Но ни
«Озма», ни проводившийся в 1973–1976 годах в той же обсерватории проект «Озма
II» ничего не
обнаружили. И физик Энрико Ферми (
Enrico Fermi) в ответ на
уравнение Дрейка выдвинул контртезис: если так много инопланетных цивилизаций,
почему человечество до сих пор не нашло их следов?

Дискуссия о формах и возможных структурах жизни (углеродных или нет)
продолжается по сей день.
 Кстати, в Советском Союзе подобные исследования при участии известных
физиков Игоря Тамма и Семёна Хайкина назывались «Проект ау».

Итак, астрономия и физика еще в середине прошлого века достигли уровня,
который позволяет искать и находить радиосигналы, посылаемые другими
цивилизациями с других планет. Предположение, что во Вселенной есть братья по
разуму и они могут искать нас при помощи технологии, позволяющей сигналу
преодолевать огромные расстояния, — не только направление научных исследований,
но и давняя мечта человечества, воплощенная в тысячах научно-фантастических
романов.

В 1971 году финансирование проектов SETI предложило взять на себя
агентство
NASA, однако масштабный проект «Циклоп», предусматривающий строительство 1,5
тыс. радиотелескопов, реализован не был. В рамках сотрудничества с
NASA Фрэнк Дрейк
и астрофизик Карл Саган подготовили и в 1974 году отправили в направлении
звездного скопления М13 так называемое Послание Аресибо. Послание было рисунком
размером 23 х 73 точки; ученые обозначили на нем положение Солнечной системы,
поместили изображение человеческих существ и несколько химических формул.

Сенат США свернул государственное финансирование проекта SETI еще в конце
прошлого века, хотя
NASA пыталось возродить работы в 1992–1993 гг. С 1995 года проекты в области
SETI запускаются на разовые частные пожертвования. Один из основателей
компании
Microsoft Пол Ален выделил около $30 миллионов. На эти деньги недалеко от
Сан-Франциско был построен радиотелескоп, названный в его честь. И до недавнего
времени это была самая крупная сумма.

В 2007 году были запущены 42 антенны для поиска следов внеземной цивилизации.
После этого жизнь проекта надолго замерла.

«…возможно, где-то в космосе другая разумная жизнь смотрит на нас, —
сказал, открывая новый этап
SETI, Cтивен Хокинг, — время сосредоточиться на поиске жизни вне Земли».

Новый проект-возрождение называется Breakthrough Listen.
Радиотелескопы
Green Bank Telescope и Parkes Telescope, а также
американский оптический телескоп
Lick Observatory и будущий
российский «Миллиметрон» будут арендованы для космических наблюдений. Объект —
центр Млечного Пути и ближайшие сто галактик. Информация будет храниться и
обрабатываться на девяти миллионах компьютеров, объединенных в единую сеть
SETI@home.

Результатов проекта стоит ожидать в ближайшие десять, а может быть, и
больше лет.