шаблоны wordpress.

Бандитская столица мира

altВ 90-е годы в России изрядно постреливали и вовсю пользовались холодным оружием. Благодаря активной деятельности питерских литераторов, сценаристов и режиссеров Петербургу было присвоено звание криминальной столицы России. С этим можно поспорить. Куда более активно криминалитет действовал, например, в Тольятти. Сейчас на кладбище этого волжского города можно наблюдать громадное по площади и величественное по надгробным монументам захоронение местных членов различных ОПГ.
Но даже в те лихие годы ни один российский город не мог претендовать на вхождение в первую полусотню самых криминализированных городов мира. Пальма первенства принадлежит городу, о котором нам мало что известно, поскольку журналисты опасаются бывать в нем.

В этом городе убивают в среднем
шесть человек в день

 

В 90-е годы в России изрядно постреливали и вовсю пользовались холодным оружием.
Благодаря активной деятельности питерских литераторов, сценаристов и режиссеров
Петербургу было присвоено звание криминальной столицы России. С этим можно поспорить.
Куда более активно криминалитет действовал, например, в Тольятти. Сейчас на
кладбище этого волжского города можно наблюдать громадное по площади и
величественное по надгробным монументам захоронение местных членов различных ОПГ.

Но даже в те лихие годы ни один российский город не мог претендовать на
вхождение в первую полусотню самых криминализированных городов мира. Пальма первенства
принадлежит городу, о котором нам мало что известно, поскольку журналисты опасаются
бывать в нем.

В гондурасском городе Сан-Педро-Сула ежегодно на каждые 100 тыс. жителей
приходится 169 убийств. Учитывая, что в городе с пригородами проживают 1 млн. 200
тыс. человек, в год от насильственных действий погибают 2028 человек. Или 6 человек
в день. Калеками остаются втрое больше.

Если примерить этот ужас, скажем, к Москве, то ежедневно от криминала погибали
бы 80 человек. Такую дополнительную нагрузку столичные кладбища просто не
потянули бы.

Традиция насилия начала утверждаться в городе еще в XVI веке, когда испанцы
сделали его своим монетным двором. Здесь чеканилась пятая часть всех золотых монет.
В то время Сан-Педро-Сула находился на берегу Карибского моря. В связи с чем пираты
избрали его местом для набегов. При этом, перебив местный гарнизон и
затоварившись золотом, начинали зверствовать, не щадя мирных горожан. Чтобы положить
этому конец, было решено переместить город, удалив его на 60 км от берега. Вдали
от моря горожане начали нищать и сами занялись грабежами, совершая вылазки в
окрестные поселения. Награбленное в свою очередь при помощи грубой силы подлежало
перераспределению между враждующими кланами.

Но по-настоящему большой криминал пришел Сан-Педро-Сула во второй половине
ХХ века, когда на первое место в преступном бизнесе начала выходить наркоторговля.
И для прояснения ситуации, сложившейся в этом гондурасском городе, необходимо ее
сравнить с колумбийской.

В Колумбии наркобизнес длительное время был делом крупных монополий — картелей.
Вначале производство кокаина и сбыт его в США полностью контролировал Медельинский
наркокартель, который возглавляли братья Эскобар. Старший из них — Пабло — был человеком
уважаемым. Громадные деньги тратил на благотворительность, строил стадионы, больницы
для бедных и доступное жилье. Не случайно благодарные соотечественники выбрали его
сенатором. Он даже обещал выплатить государственный долг. Но с расчетом на то, что
в стране примут закон, легализующий производство кокаина. Однако Штаты надавили
на колумбийского президента, и тот, скрепя сердце, объявил медельинцам войну, бросив
в бой не только полицию, но и армейские части.

После разгрома Медельинского наркокартеля национальным монополистом сталь
картель города Кали. Но и он был разрушен. После чего в Колумбии появилось с
дюжину наркопроизводителей помельче. Вспыхнула конкуренция, а с ней и решение вопросов
при помощи стрельбы, поджогов и взрывов. В период монополии никаких таких ужасов
не было и в помине.

 

Сколько гондурасцу стволов надо?

Так вот, в Гондурасе наркобизнес начинался с абсолютной анархии. Таковым
он является и по нынешний день. Здесь производят и продают наркотики, можно сказать,
«в каждом дворе». Как в Грузии гонит чачу каждый уважающий себя крестьянин.

Ну, а жесткая конкуренция в криминальном бизнесе, это, понятно, не
только снижение цен, но и беспрерывные разборки с применением оружия. Насчет оружия
в Гондурасе дело обстоит самым распрекрасным образом. В этой стране каждый гражданин
имеет право владеть пятью стволами. То есть, например, ружье, карабин, помповое
ружье и два пистолета. На законном основании. Понятно и то, что у бандитов имеется
в достатке и автоматическое оружие. В этой стране 83,4% убийств совершаются с
использованием огнестрельного оружия. На втором месте по этому показателю идут США
— 60%. Думается, тем нашим законодателям, которые ратуют за раздачу населению оружия,
неплохо было бы съездить за приобретением опыта в Сан-Педро-Сула и побродить по
улицам. Не обязательно ночью. В этом городе стреляют в любое время суток в
любом месте.

Количество банд, действующих в городе, полицейским известно довольно приблизительно.
Их больше 50, но меньше 100. Есть «солидные» банды, которые контролируют значительные
сегменты наркобизнеса. Есть уличные, в которые вступают в подростковом возрасте.
Эти наиболее опасны, поскольку открывают стрельбу раньше, чем включают мозги. В
уличных перестрелках, которые могут вспыхнуть в любой точке города, зачастую погибают
случайные прохожие. Не задумываясь, бандиты вступают в перестрелку с полицией, в
связи с чем работа полицейских в Сан-Педро-Сула смертельно опасна.

Нередки случаи, когда пистолеты пускают в дело и вполне законопослушные граждане.
Народ в Гондурасе эмоциональный, за словом в карман не лезет, в кармане же у
каждого по стволу, а то и больше.

Бывают и вовсе чудовищные случаи, когда во время футбольных матчей в
непонравившихся футболистов начинали стрелять. Поэтому на игры в Гондурас национальные
сборные латиноамериканских стран едут с большой неохотой. При этом в контракте требуют
специально прописать повышенные меры безопасности. Это необходимо. Поскольку едут
они именно в Сан-Педро-Сула, где базируется сборная страны. Так, например, осенью
2013 года, когда сборная Гондураса проиграла сборной Мексики, мексиканцев охраняла
в отеле и провожала в аэропорт чуть ли ни рота полицейских.

Как бороться с этой напастью, отцы города не вполне представляют. Полиция
с ног сбивается, а насилие не сокращается. Чтобы ограничить владение огнестрельным
оружием, на то они пойти не могут ни при каких обстоятельствах. Так сказать, национальная
традиция. Провести чистку в коррумпированной полиции тоже не получается. Поскольку
придут другие — абсолютно такие же, считающие зарплату полицейского недостаточной
для нормальной жизни. Да и сами отцы города повышают свое благосостояние не без
помощи бандитов, разумеется, «серьезных». А серьезным бандитам для решения различного
рода задач необходимы уличные банды, этакое пушечное мясо. Так что получается заколдованный
круг.

Одна надежда на верующих. Прихожане различных церквей регулярно устраивают
в городе марши против насилия. Может быть, когда-нибудь это и сработает.