шаблоны wordpress.

История учит Россию не заключать союзов с Европой

altСвященному союзу, созданному Россией после освобождения Европы от Наполеона, исполняется двести лет. Его целью было не допустить новых войн и подрывающих развитие стран революций, на практике же Петербург столкнулся с предательством европейских союзников и клеймом «главного жандарма Европы». К сожалению, этот урок был выучен нами плохо.
От провозвестника ООН или хотя бы Лиги наций до замешанного на религиозном мистицизме реакционного альянса монархов, подавляющих любые ростки свободы, – так трактуется сегодня Священный союз, созданный Александром I ровно двести лет назад, 26 сентября 1815 года. Союз Пруссии, Австрии и Российской империи, к которому за годы существования присоединились практически все христианские монархии того времени.

Священному союзу, созданному Россией после освобождения Европы от Наполеона,
исполняется двести лет. Его целью было не допустить новых войн и подрывающих развитие
стран революций, на практике же Петербург столкнулся с предательством европейских
союзников и клеймом «главного жандарма Европы». К сожалению, этот урок был выучен
нами плохо.

От провозвестника ООН или хотя бы Лиги наций до замешанного на религиозном
мистицизме реакционного альянса монархов, подавляющих любые ростки свободы, – так
трактуется сегодня Священный союз, созданный Александром
I ровно двести лет
назад, 26 сентября 1815 года. Союз Пруссии, Австрии и Российской империи, к которому
за годы существования присоединились практически все христианские монархии того
времени. И который они сами же с удовольствием и в кратчайшие по историческим меркам
сроки расчленили, ополчившись, как водится, на Россию.

В то время Российской империи не удалось объединить европейский мир на принципах
братства, фактического стирания границ и христианской добродетели в отношениях между
державами. Хотя условия складывались благоприятные: Европа пребывала в шоке от только
что закончившихся наполеоновских войн и была полна решимости предотвратить их повторение.
Кроме того, попытка, предпринятая российским императором, была довольно решительная,
а подход был избран нестандартный.

Договор о создании Священного союза предусматривал «Во имя Пресвятой и Нераздельной
Троицы» взаимные отношения между державами «подчинить высоким истинам, внутренним
законам Бога Спасителя», а в мировой политике «руководиться заповедями сей священной
веры, заповедями любви, правды и мира». Так как Священное писание повелевает всем
людям быть братьями, подписавшие договор монархи «пребывают соединенными узами действительного
и неразрывного братства», «почитая себя как бы единоземцами». Они оказывают «друг
другу услуги», протягивают руку помощи, проявляют «взаимно доброту и любовь», почитая
во всем себя «как бы главами единого народа христианского».

Это буква и суть договора о создании Священного союза, и остается только
недоумевать, почему сегодня, например, его не пытаются трактовать в том числе как
попытку создания Россией Евросоюза еще в начале
XIX века.

В действительности все аналогии в истории скорее ложны, чем способны действительно
приблизить к пониманию процессов, происходивших сотни лет назад. Естественно, Священный
союз не являлся аналогом ни ЕС, ни ООН, ни Лиги Наций своего времени. Но он также
не являлся реакционным объединением монархов с целью подавления революционных настроений
в Европе, как однозначно характеризовала его советская историография. Чем он являлся
на самом деле, не вполне поняли даже сами монархи, которым текст договора был предложен
на подпись. Австрийский император поначалу недоуменно заявил: «Если это документ
религиозный, то это дело моего духовника, если политический, то это дело Меттерниха»
(австрийский министр иностранных дел). В свою очередь король Пруссии явно подписал
документ из вежливости, не желая расстраивать спасителя королевства в наполеоновских
войнах – своего царственного брата Александра
I.

Договор был не более чем декларацией, не содержащей конкретных обязательств,
зато с обилием странной, густо замешанной на религии фразеологии, существенно отличающейся
от общепринятого дипломатического языка. Обычно это объясняют впадением Александра
I в мистицизм. Но скорее следовало бы говорить о впадении российского императора
в идеализм – в отличие от своих коллег, он действительно придавал этому внешнеполитическому
акту серьезное значение.

Какой-либо угрозы в создании Священного союза никто не увидел. Британское
внешнеполитическое ведомство по требованию парламента даже проводило специальное
исследование по данному вопросу, выискивая скрытые смыслы как в документе, так и
в самом факте создания нового объединения. Его выводы можно охарактеризовать одним
жестом – пожатием плечами.

Вне пределов моральной сферы договор действительно ничего не значил. Другой
вопрос, что подписавшие его монархи договорились периодически встречаться для обмена
мнениями и согласования позиций. Так на полях Священного союза возникла, выражаясь
современным языком, дискуссионная площадка, быстро ставшая центром принятия решений
европейского масштаба.

Достаточно взглянуть на повестку дня первого же – Ахенского – конгресса держав
и на состав участников, чтобы понять: «площадка для обмена мнениями» явно вышла
за рамки как Священного союза, так и собственно обмена мнениями. Участвовали: Великобритания,
Австрия, Пруссия, Российская империя, Франция. Обсуждали: вывод оккупационных войск
из Франции, вопрос о датско-шведско-норвежских разногласиях, баварско-баденский
территориальный спор, безопасность торгового мореплавания, меры по пресечению торговли
неграми, гражданские и политические права евреев, умиротворение восставших испанских
колоний в Южной Америке – и так далее.

Всего Священный союз за годы своего существования успел провести четыре конгресса
– со все более широким составом участников и все более серьезными, мирового масштаба
проблемами на повестке дня. Именно на этих конгрессах принимались решения о подавлении
революции в Неаполитанском королевстве (силами Австрии), подавлении революции в
Испании (силами Франции), отказе в помощи восставшей против османского владычества
Греции (освободительная борьба была сочтена революционной, Россию убедили на время
отказаться от вмешательства), об интервенции в американские колонии Испании (здесь
воспротивилась уже Великобритания, признав, исходя из своих интересов, их независимость).
На конгрессах же выявились существенные разногласия между державами-участницами.

Несмотря на то, что с 1820-х годов Священный союз был раздираем противоречиями,
Французская революция 1830 года, революции в Бельгии и Варшаве вдохнули в объединение
новую жизнь. Летом 1849 года по просьбе императора Австрии Франца-Иосифа
I пришедший на смену
Александру
I российский император Николай I подавил революцию в Венгрии. В благодарность
за это Россия (одна Россия – из всех участников Священного союза и всех участников
подавления европейских революций) и получила прозвище «жандарма Европы».

Еще раз отблагодарили Николая I во время Крымской войны 1853 года.
Англия, Франция и Сардинское королевство выступили против России на стороне Турции,
а Австрия и Пруссия, возглавляемые братскими монархами, предпочли нейтралитет, угрожая,
впрочем, ближе к концу войны, выступить против Петербурга. В один миг все договоры
перестали существовать, надежды Николая
I на пророссийский настрой европейских
монархов не оправдались: черноморские интересы воюющих держав оказались важнее европейских
коалиций с участием России.

Зато неудачная для России Крымская война породила новую коалицию: Османская
империя, Франция, Британская империя, Австрия, Сардиния и Пруссия в 1856 году на
Парижском конгрессе выступали как союзники с солидарной антироссийской точкой зрения,
гарантируя целостность Турции и демилитаризацию Черного моря.

Так бесславно закончился для России Священный союз – не первый и не последний
в истории нашей страны союз с европейскими державами, имеющий громкое название,
неясную суть и печальные последствия. Достаточно вспомнить, что участие империи
в антинаполеоновских коалициях вначале явилось причиной заключения позорного Тильзитского
мира, а невозможность соблюдать его условия определило нападение Франции на Россию
в 1812 году. Дальше – хуже: «сердечное согласие» Антанты в начале
XX века обернулось
дележом российских ресурсов и территорий во время революции 1917 года и прямой военной
интервенцией.

В конце XX века мы вновь пытались упасть в объятья Европы, «вернуться на столбовую
дорогу цивилизации», «в общий европейский дом». И делали это с таким шокирующим
энтузиазмом, как будто уроки истории просто забыли.  

Великий князь Александр Михайлович писал: «Каждый раз, когда Россия принимала
участие в борьбе каких-либо европейских коалиций, ей приходилось впоследствии лишь
горько об этом сожалеть. Александр
I спас Европу от Наполеона I, и следствием
этого явилось создание на западных границах Российской империи могучих Германии
и Австро-Венгрии. Его дед Николай
I послал русскую армию в Венгрию для
подавления революции 1848 г. и восстановления Габсбургов на венгерском престоле,
и в благодарность за эту услугу император Франц-Иосиф потребовал себе политических
компенсаций за свое невмешательство во время Крымской войны. Император Александр
II остался в 1870 году нейтральным, сдержав таким образом слово, данное императору
Вильгельму
I, а восемь лет спустя на Берлинском конгрессе Бисмарк лишил Россию плодов
ее побед над турками. Французы, англичане, немцы, австрийцы – все в разной степени
делали Россию орудием для достижения своих эгоистических целей».