шаблоны wordpress.

Как понимать надпись, обнаруженную на "Черном квадрате"?

altНовые открытия, касающиеся знаменитой картины Каземира Малевича «Черный квадрат», не ставят под сомнение значение этого произведения и только усилят интерес к нему, считает искусствовед, специалист по русскому авангарду Андрей Сарабьянов.
Ранее стало известно, что научные сотрудники Третьяковской галереи почти расшифровали надпись на картине, которую, по их мнению, сделал сам Малевич. Как они считают, там написана фраза «Битва негров в темной пещере», отсылающая к картине французского художника Альфонса Алле 1882 года, представляющей собой черный прямоугольник.
Кроме того, исследователи проанализировали нижележащий слой изображения. О том, что под знаменитой картиной есть некая цветная композиция, было известно давно, однако в Третьяковской галерее установили, что предыдущих работ на самом деле две.
Как сообщила каналу «Культура» одна из авторов исследования Екатерина Воронина, изначально Малевич нарисовал кубофутуристическую композицию, а поверх нее — протосупрематическую. Ее цвета можно видеть в кракелюрах, то есть трещинах в краске.

Новые открытия, касающиеся знаменитой картины Каземира Малевича
«Черный квадрат», не ставят под сомнение значение этого произведения
и только усилят интерес к нему, считает искусствовед, специалист по русскому
авангарду Андрей Сарабьянов.

Ранее стало известно, что научные сотрудники Третьяковской галереи почти
расшифровали надпись на картине, которую, по их мнению, сделал сам Малевич. Как
они считают, там написана фраза «Битва негров в темной пещере»,
отсылающая к картине французского
художника Альфонса Алле 1882 года, представляющей собой черный прямоугольник.

Кроме того, исследователи проанализировали нижележащий слой изображения.
О том, что под знаменитой картиной есть некая цветная композиция, было известно
давно, однако в Третьяковской галерее установили, что предыдущих работ на самом
деле две.

Как сообщила каналу
«Культура» одна из авторов исследования Екатерина Воронина,
изначально Малевич нарисовал кубофутуристическую композицию, а поверх нее — протосупрематическую.
Ее цвета можно видеть в кракелюрах, то есть трещинах в краске.

По словам директора Третьяковской галереи Зельфиры Трегуловой, вскоре
поступит в продажу изданная музеем книга, посвященная «Черному
квадрату» и исследованиям о нем.

«Черный квадрат» был написан 100
лет назад
— в 1915 году — и впервые показан на инициированной
художником Иваном Пуни выставке «0,10», где супрематизм был
представлен как новое направление в искусстве.

 

«Новые страницы»

Би-би-си: Как стоит воспринимать то, что
на холсте обнаружили надпись, предположительно отсылающую к картине Альфонса
Алле?

Андрей Сарабьянов: Я думаю, что это просто еще
какие-то новые данные к вопросу о том, как возникла данная картина. Это
нисколько, на мой взгляд, не меняет глобального отношения к этому произведению
и не уменьшает его значения для русского авангарда и вообще мирового
современного искусства. Наоборот, это приоткрывает истоки, дает новое понимание
того, как возникла эта картина. Вот так я могу это сконцентрированно объяснить.

Би-би-си: Могла ли эта надпись быть
каким-то диалогом Малевича с Альфонсом Алле или, может быть, своего рода
шуткой?

А.С.: Конечно, произведение самого Альфонса Алле — это некая шутка. Что
касается этой надписи, то я вообще не уверен, что Малевич непосредственно видел
и знал эту картину Альфонса Алле. Может быть, он услышал о ней от кого-то из
своих друзей, тем более есть некоторые косвенные данные о том, что о ней знал
Ларионов в 1910 году. Малевич в те годы, в частности в 10-м году, общался с
Ларионовым и, может быть, мог что-то о ней услышать. Вряд ли он мог ее увидеть,
потому что я не уверен, что она тогда вообще была опубликована, во всяком
случае, я о таких публикациях не знаю ничего. Может быть, во Франции она была
напечатана в какой-то газете или в журнале, но это же были 80-е годы
XIX века, и
вряд ли она была воспроизведена где-нибудь в приличном качестве. Во всяком
случае, в русской прессе она не публиковалась. Поэтому, может быть, Малевич
слышал о ней от Ларионова, но не видел ее. То, что она возникла как некий ответ
этому французскому художнику, — может быть, но тут пока недостаточно сведений.
В любом случае, это нисколько не умаляет ее как великое произведение —
наоборот, открывает какие-то новые страницы.

Би-би-си: Как можно объяснить наличие
изображений под верхним слоем «Черного квадрата»? Насколько я
понимаю, на протяжении истории художники рисовали одну картину поверх другой,
когда не было нового холста, например.

А.С.: Конечно, это далеко не единичный случай. Это было не только в практике
Малевича и вообще авангардистов, но в те годы особенно часто так делали. Это
связано с тем, что просто иногда не было возможности купить холст, краску. Или
же холст мог быть, но у художника возникали идеи, которые ему хотелось
воплотить в данный момент. Тогда художник брал ту картину, которая ему в
наименьшей степени была дорога или казалась неудачной.

Возможно, у Малевича не было чистого холста. Или можно просто
представить себе обстоятельства, в которых писалась эта картина: если он делал
ее под каким-то впечатлением или [руководствовался] непосредственным желанием
ее в данный момент написать, он хватал все что угодно, что было под рукой. Тем
более Малевич вообще довольно тщательно относился к написанию картин, и если бы
он взял новый холст, его сначала надо было бы загрунтовать, дождаться, когда он
высохнет — это тоже довольно долгая история. А тут он имел уже высохший холст,
на котором был грунт со слоем краски, и по нему можно было сразу писать новую
композицию. Это был хороший холст с двумя слоями краски, и это гарантировало
ему сохранность, долговечность. Но с черной краской довольно часто так бывает,
что она покрывается кракелюрами, и под ней вылезли эти цветные изображения.

 

«Малевич нуждается в
разъяснениях»

Би-би-си: Почему, по вашему мнению,
изображения под верхним слоем картины проанализировали только сейчас?

А.С.: Этот вопрос, я думаю, к Третьяковской галерее. Возможно, в связи со
100-летием этой картины появился интерес, и сделали такое комплексное
исследование этой работы. Вообще то, что под «Черным квадратом» была
композиция, было всем известно давно, потому что она видна даже невооруженным
глазом. Когда вы подходите к картине, вы видите какие-то разноцветные фоны,
просвечивающие через кракелюры, и это говорит о том, что там есть некая
композиция. Но то, что их там две, — это только больший интерес вызывает.
Столетие — это, несомненно, серьезный этап, и о «квадрате», и о самом
Малевиче сейчас очень много говорят — гораздо больше, чем раньше.

Би-би-си: При этом можно довольно часто
слышать заявления, в том числе от весьма авторитетных в обществе людей, которые
отрицают значение «Черного
квадрата» как некого достижения в искусстве. Например, патриарх Кирилл говорил, что «черный и страшный квадрат —
подлинное отражение того, что в душе этого Малевича было», что эта картина
— свидетельство деградации общества, все равно что сравнивать храм с
пятиэтажкой. Не становится ли такая позиция более популярной?

А.С.: Я не думаю, что негативного отношения к Малевичу стало больше. Я думаю,
его столько же, сколько и было. Малевич и «Черный квадрат» в
частности – это такой камень преткновения для многих людей, которые не
профессионалы в области искусства, да и для самих художников тоже: для них это,
кстати, действительно даже больший камень преткновения. Чтобы понять суть этого
явления, надо понять теорию, которую
создал и развивал Малевич. Это вообще качество нового искусства, искусства
XX века, что
необходимо иметь какой-то эстетический опыт, знание, чтобы понимать его. Это не
то, что было раньше: какой-нибудь прекрасный пейзжаж
XIX века или
жанровая сцена, которая и так понятна любому зрителю. Малевич любому зрителю не
понятен, он требует разъяснений. Поэтому, чем больше будет разъяснений, тем
больше будет людей, его понимающих. Чем меньше разъяснений – тем больше людей,
которые так говорят: мол, я и сам могу так нарисовать.

Би-би-си: Те, кто изучал искусство
только на школьном уровне, вероятно, не получают достаточного запаса знаний,
контекста, чтобы понимать авангард.

А.С.: На школьном уровне — нет, конечно. Это обидно, но это так. Требуется
объяснение в том возрасте, в котором люди уже что-то соображают, то есть в
последних классах можно было бы вполне, мне кажется, объяснять современное
искусство. Но пока в России этого нет, к сожалению.

Би-би-си: В Третьяковской галерее на
Крымском валу, где находится картина, как правило, бывает меньше посетителей,
чем в историческом здании, где находятся произведения художников предыдущих
веков. Понятно, что большой интерес к русскому авангарду всегда исходил с
Запада, но меняется ли, на ваш взгляд, отношение к искусству
XX века у
россиян?

А.С.: Несомненно, меняется. Особенно сейчас, я думаю, количество посетителей
сильно увеличится. Третьяковка правильно сделала, что обнародовала все сведения
о «квадрате», тем самым она привлечет новые потоки зрителей. Ну а
во-вторых, то, что на Крымском валу мало посетителей — это связано не с тем,
что русское искусство
XX века не популярно. Расположение этого здания, к сожалению, таково, что
к нему надо специально ехать. К старой Третьяковке можно подойти, просто гуляя
по старой Москве, а тут какое-то место прямо заколдованное, надо
целенаправленно ехать с задачей посмотреть русскую живопись
XX века.
Сейчас Третьяковка принимает шаги, чтобы это место стало более популярным (Зельфира
Трегулова после вступления на пост директора галереи заявила, что развитие здания на Крымском валу — ее приоритет —
прим. Би-би-си)
. Я надеюсь, так и будет.