шаблоны wordpress.

В погоне за наживой: первое крушение парохода в Атлантике

altБолее 160 лет назад в Атлантическом океане впервые произошло крушение пассажирского судна. Столкновение двух пароходов унесло жизни около 300 человек, в том числе погибли жена и двое детей самого владельца судовой компании, который в конкурентной борьбе вынуждал капитанов идти на риск.
27 сентября 1854 года американское пассажирское судно «Атлантик» следовало из Ливерпуля в Нью-Йорк. В 65 милях к юго-западу от мыса Рас (юго-восточная оконечность острова Ньюфаундленд) с ним столкнулся французский пароход «Веста». В результате погибли все пассажиры «Атлантика».

Более 160 лет назад в Атлантическом океане впервые произошло крушение
пассажирского судна. Столкновение двух пароходов унесло жизни около 300
человек, в том числе погибли жена и двое детей самого владельца судовой
компании, который в конкурентной борьбе вынуждал капитанов идти на риск.

27 сентября 1854 года американское пассажирское судно «Атлантик»
следовало из Ливерпуля в Нью-Йорк. В 65 милях к юго-западу от мыса Рас
(юго-восточная оконечность острова Ньюфаундленд) с ним столкнулся французский
пароход «Веста». В результате погибли все пассажиры «Атлантика».

События, приведшие к трагедии, начались за пять лет до этого. В 1849
году на заседании американского конгресса руководство США обсуждало состояние
судоходства в стране. Тогда одной из самых крупных компаний, осуществлявших
трансатлантические перевозки, была английская «Кунард лайн». На заседание
конгресса был приглашен владелец американской парусной судоходной компании
«Драматик лайн» Эдвард Коллинз. Правительство решило выделить средства для
строительства мощных пароходов, чтобы вытеснить английскую компанию с
трансатлантических линий, и поручило эту задачу Коллинзу.

Он обязался построить необходимое количество пароходов, чтобы обеспечить
перевозку пассажиров из Нью-Йорка в Ливерпуль и обратно два раза в месяц летом
и один – зимой. По предварительным расчетам, для этого требовалось пять судов,
и Коллинзу была предоставлена ежегодная субсидия в 385 тысяч долларов, которая
в последствии была увеличена до 858 тысяч. Новая компания получила название
«Коллинз лайн».

Имея в распоряжении огромные средства, Коллинз слышал в свой адрес
упреки от своего главного конкурента — англичанина Кунарда, что ему «разбивают
окна золотыми монетами».

Вместо пяти пароходов, оговоренных в контракте, Коллинз заказал
строительство четырех, но более мощных и роскошных. «Арктик», «Атлантик»,
«Пасифик» и «Болтик» — красивые трехпалубные суда с прочным корпусом из лучших
пород дуба, чьи носы украшали скульптурные фигуры тритона и русалок. Это были
современные маневренные пароходы, не подверженные качке. При шторме волны не
заливали их палубы. Более всего поражало внутреннее убранство. Пассажирам были
предоставлены такие удобства, о которых в те времена можно было только мечтать:
просторные каюты, со вкусом оформленные судовые помещения, великолепная кухня,
паровое отопление, парикмахерская, кнопки для вызова стюардов.

Эти суда быстро завоевали хорошую репутацию, услугами «Коллинз лайн»
пользовались не только американцы, но и англичане. Почти за год работы новые
пароходы перевезли 4306 пассажиров, в то время как главный соперник, бывший
«король» Атлантики Кунард — менее трех тысяч. Однако конкуренция вынуждала
Коллинза предъявлять к капитанам очень жесткие требования: рейс должен быть
закончен в строго установленное время, несмотря ни на какой риск. Эта установка
и сыграла роковую роль, причем не только для компании, но и лично для Эдварда,
который потерял семью.

20 сентября 1854 года «Арктик», имея на борту 233 пассажира и 175 членов
команды, вышел из Ливерпуля в очередной рейс на Нью-Йорк. Среди пассажиров на
пароходе находились жена Коллинза, его дочь и младший сын. Первая неделя
плавания прошла без происшествий, и пассажиры уже с нетерпением ожидали
прибытия в Америку.

Утром 27 сентября «Арктик» находился в 65 милях от мыса Рейс, когда на
море опустился туман. Пароход продолжал идти прежним курсом и прежней скоростью
12,5 узлов. Капитан судна точно придерживался политики компании, он знал, что
если не прибудет в Нью-Йорк точно по расписанию, его ждут большие неприятности.

После обеда, когда пассажиры стали расходиться по своим каютам, корпус
«Арктика» потряс сильный удар. Находившиеся на верхней палубе увидели справа
небольшой железный пароход с тремя мачтами, который растворился в тумане, как
призрак. Позже удалось установить, что это был французский парусно-винтовой
пароход «Веста». Как и «Арктик», он шел в тумане полным ходом и не подавал
никаких сигналов встречным суднам.

«Веста» врезалась в американский пароход почти под прямым углом, от
удара ее нос смялся почти на четыре метра, и все указывало на то, что судно
вот-вот пойдет ко дну. Паника на «Весте» охватила всех – и пассажиров и
команду, началась настоящая битва за места в спасательных шлюпках. Некоторые
бросались за борт и плыли к едва видневшемуся сквозь пелену тумана «Арктику».

В это время на «Арктике» капитану доложили, что машинное отделение
заполняется водой.

Пароход получил три больших пробоины, две из них находились под водой и
большая имела длину два метра и высоту полметра. Специальный пластырь в этом
случае не мог помочь – пробоины имели рваные края, загнутые внутрь, а из одной
торчал якорь «Весты». Заделать их деревянными брусьями тоже не получалось и
вода продолжала поступать. Тогда капитан приказал дать ход и запустить
механические насосы для откачки воды, надеясь, что пароходу удастся преодолеть
65 миль до мыса Рас своим ходом.

Капитан был уверен, что французское судно погибло, кроме того, ему надо
было спасать пассажиров и команду «Арктика». А где-то в тумане еще блуждала
шлюпка с подобранными французами, но о ее поисках уже никто не думал. Пароход
медленно начал набирать скорость, когда «Арктик» вышел на заданный курс. Машина
работала на предельных оборотах, когда перед самым ее носом из тумана
неожиданно показалась шлюпка, заполненная людьми. Лодка тут же попала под
огромные железные колеса. Только одному человеку удалось спастись, зацепившись
за свисавший с борта «Арктика» трос.

Тем временем пароход приближался к мысу Рас. Для облегчения судна за
борт сбрасывались палубный груз, тяжелые железные предметы, запасные тросы,
запасы угля — все, что могло продлить плавучесть. Пассажирам приказано было
собраться на левом борту на корме, но пароход продолжал медленно крениться на
правый борт и все глубже опускался в воду. Скорость парохода уменьшалась с
каждой пройденной милей, гребные колеса уже настолько погрузились в воду, что
начинали тормозить движение судна вперед.

Вскоре вода потушила нижние топки, давление пара упало, поэтому пришлось
остановить работу механических насосов и перейти на ручные помпы. Ровно через
час после столкновения вода залила и верхние топки. До берега оставалось всего
20 миль, когда «Арктик» потерял ход.

Как только прекратился стук машины, все стоявшие на верхней палубе
бросились к шлюпкам. В первую очередь начали устраивать женщин и детей, но
кто-то перерубил топором канаты: шлюпка сорвалась в море, где ее тут же
облепили упавшие в воду люди. С трудом спустили вторую шлюпку, и переполненная,
она отошла от правого борта.

Вскоре начали паниковать члены экипажа. Забыв святой морской закон:
«Первыми — женщины и дети», они рвались к шлюпкам. Так, в третьей шлюпке, куда
следовало посадить женщин и детей, все места были заняты командой. Крепления не
выдержали веса, и лодка кормой упала в воду.

В наступившей суматохе главный механик с помощником и кочегарами силой
захватили разъездную шлюпку, которая быстро отошла от борта тонущего «Арктика».
На пароходе остались капитан, его третий помощник и больше сотни пассажиров. И
одна последняя маленькая шлюпка на всех.

Чтобы ее никто не захватил, капитан убрал из нее весла. Однако, заменив
весла досками, часть пассажиров на этой шлюпке отошла от парохода и скрылась в
тумане. Они захватили с собой и третьего помощника капитана, который должен был
помочь им добраться до берега. Чтобы помощник не сопротивлялся, его крепко
связали.

Оставшимся на борту «Арктика» женщинам и детям капитан приказал выдать
спасательные пояса. Пароход пошел ко дну.

Известие о гибели «Арктика» пришло в Америку только через две недели. На
шлюпках, две из которых дошли до мыса Рас, а две были подобраны проходящими
мимо судами, спаслись всего 86 человек, причем среди них не было ни одного
ребенка или женщины. В числе 322 погибших была и семья владельца судоходной
фирмы Эдварда Коллинза.

А «Веста» благополучно прибыла в Сент Джонс. Пароход успел войти в порт
до начала шторма. При столкновении на «Весте» был погиб один человек, около
десяти в панике бросились за борт и нашли свою смерть в холодных водах
Атлантики, около 20 погибли под гребными колесами «Арктика».

На Гринвудском кладбище в Бруклине (Нью-Йорк) был установлен большой
памятник всем, кто погиб в результате крушения.

Через два года после гибели «Атлантика» без вести пропал пароход
«Пасифик» с 288 пассажирами и командой на борту. Американские морские
специалисты того времени полагали, что «Пасифик», состязаясь в скорости с
английским пароходом «Персия», затонул в результате столкновения с плавающим
ледяным полем. Столь большое число жертв окончательно подорвало доверие к
компании «Коллинз лайн» как в Америке, так и в Англии. Американский конгресс
отказал Эдварду Коллинзу в субсидии. Фирма потерпела крах, и, продав два
оставшихся судна, прекратила свое существование.