шаблоны wordpress.

Антисемитский фронт Европы

altСотрудничество ближневосточных террористов и европейских неонацистов началось давно. Немецкие наци помогли палестинским боевикам убить израильских спортсменов, которые в 1972 году приехали на Олимпиаду в Мюнхен. Это было продолжение тесного партнерства, возникшего еще в тридцатые годы, когда по всему Ближнему Востоку распространились симпатии к нацистам. Арабские политики старались им подражать, копировали их методы и лозунги.

Наци и исламские радикалы с двух сторон сокрушают устои европейской
жизни. Как им противостоять?


<!—
[if gte vml 1]>

<!—
[if !vml]
—>

http://www.novayagazeta.ru/counter/pageview/?id=71737&class=NovayaGazeta::Content::Article&0.1152297132069171
<!—
[endif]
—>

Сотрудничество ближневосточных террористов и европейских неонацистов
началось давно. Немецкие наци помогли палестинским боевикам убить израильских
спортсменов, которые в 1972 году приехали на Олимпиаду в Мюнхен. Это было
продолжение тесного партнерства, возникшего еще в тридцатые годы, когда по
всему Ближнему Востоку распространились симпатии к нацистам. Арабские политики
старались им подражать, копировали их методы и лозунги. Один из лидеров
правящей в Сирии партии Баас (партии президента Башара Асада) вспоминал:

— Мы были расистами, мы восхищались нацистами, читали их книги. Мы
первыми решили перевести книгу Гитлера «Майн кампф» на арабский язык. Все, кто
жил тогда в Дамаске, помнят, что люди тяготели к нацистам, потому что они
побеждали, а мы тянулись к победителям.

Гитлером восхищалась немалая часть арабского мира. Некоторые газеты
сравнивали его с пророком.

После поражения Франции летом 1940 года жители
Дамаска радостно выкрикивали на улицах: «Аллах на небе, Гитлер на земле!»

И сегодня неонацистов и джихадистов связывает единство взглядов и
методов. Все меняется, только ненависть к евреям остается. Антисемитизм достиг
невиданного после Второй мировой войны уровня. Евреи — первые жертвы и
религиозной, и расовой нетерпимости, которая грозит развалить Европу.

 

Без иллюзий

В мае 2014 года французский араб застрелил четырех посетителей
Еврейского музея в Брюсселе. В январе 2015-го четырех евреев убили в магазине
кошерной еды в Париже. Всего в те дни от рук исламистов погибли 17 человек.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху обратился к европейским
евреям:

— Евреев вновь убивают только потому, что они евреи. Нападения и
смертельно опасные антисемитские акции могут продолжиться. Евреи заслуживают
защиты во всех странах, но мы говорим европейским евреям, нашим братьям и
сестрам: Израиль — ваш дом. Израиль ждет вас с распростертыми объятиями.

Европейские правительства обиделись на Нетаньяху. Глава французского
правительства Мануэль Вальс попросил сограждан-евреев остаться:

— Франция ранена вместе с вами. Франция не хочет, чтобы вы уезжали.
Место французских евреев — во Франции. Франция вновь говорит вам о своей любви,
поддержке и солидарности. Эта любовь значительно сильнее актов ненависти, даже
если эти преступления повторяются вновь и вновь.

Но министр внутренних дел страны признал: «Антисемитизм превратился в
социальную болезнь. Мы должны сделать противостояние антисемитизму и расизму нашей
национальной задачей. Республика защитит вас!»

Но французские евреи не чувствуют себя в безопасности. Уезжают. Впервые
больше всего евреев эмигрировало в Израиль из Франции. На втором месте Украина.

Королева Дании Маргрете II призналась, что потрясена, узнав, что небольшая еврейская община страны
не ощущает себя в безопасности. В феврале 2015 года молодой исламист в столице
Дании начал стрелять в участников дискуссии на тему «Искусство, богохульство и
свобода слова». Один человек убит, трое ранены. Затем он же открыл огонь у
входа в синагогу. Еще один убитый. Двое полицейских ранены.

Европейцам казалось: террор обращен исключительно против евреев,
остальным ничто не угрожает. Но в пятницу вечером, 13 ноября 2015 года эти
иллюзии были рассеяны. В тот день в Париже в шести разных районах террористы с
криками «Аллах акбар!» принялись убивать людей. Они не интересовались у своих
жертв, кто они по крови и во что верят.

 

Из уголовников в террористы

Что сделало террористом Мохаммеда Мера, который в 2012 году убил
преподавателя и трех детей, учеников еврейской школы в Тулузе? Он не бесправный
эмигрант, а обладатель французского паспорта. Но Мохаммед Мер отправился в
Афганистан и Пакистан. Присоединился к талибам, потом к «Аль-Каиде». И вернулся
во Францию, чтобы убивать евреев.

Что сделало убийцей гражданина Дании Омара Абдель Хамида аль-Хусейна? Он
отбыл срок в тюрьме за обычную уголовщину — напал на человека с ножом в метро.
Выйдя на свободу, поклялся сражаться за идеалы исламского халифата и взял в
руки уже не нож, а огнестрельное оружие.

Спецслужбы и полиция недооценили вербовочные возможности интернета и не
смогли помешать распространению радикального исламизма в тюрьмах. Попав за
решетку, мелкие уголовники оказывались — в этом замкнутом пространстве — под влиянием
проповедников и выходили на свободу бойцами джихада.

Мелкие уголовники увлекаются политическим исламом,
что придает им значимости в собственных глазах, и переквалифицируются в
террористы.

 

Джихадизм и нацизм

Великобритания тоже переживает вспышку антисемитизма. Британский министр
внутренних дел Тереза Мэй и министр по делам общин Эрик Пиклс пришли на
конференцию еврейской общины с транспарантами «Я — еврей».

— Никогда не думала, что доживу до такого дня, когда члены еврейской
общины нашей страны скажут, что они не ощущают себя в безопасности, — сказала
министр внутренних дел. — Без евреев Великобритания не будет Великобританией.

Радикальные исламисты — не единственная опасность.

Во Франции на региональных выборах в конце 2015 года Национальный фронт
нигде не смог победить. Но в первом туре за эту партию проголосовал каждый
третий молодой избиратель! Национальный фронт прежде вызывал презрение и
насмешки — прибежище растерянных и озлобленных. Ныне НФ стучится в каждую
голову. За фронт голосуют люди, которые прежде постеснялись бы это делать. Одна
из причин радикализации общества — проблемы, порожденные большим числом
иностранцев, обосновавшихся в стране. Рабочие разочаровались в коммунистах и
социалистах, буржуазия — в правых партиях. Разочарованные отдают голоса
бритоголовым активистам Национального фронта.

Люди голосуют за НФ, даже понимая, что он не победит. Но голосование за
него в любом случае меняет политическую ситуацию в стране. То же происходит в
других странах.

В Словакии в Банскобыстрицком крае, где в 1944 году вспыхнуло
антифашистское восстание, на губернаторских выборах три года назад победил
лидер националистов Мариан Котлеба. Его сторонники требуют изгнать из страны
венгров, цыган и евреев. Мариан Котлеба устраивал марши в честь президента
клеро-фашистского словацкого государства Йозефа Тисо, который в 1947 году
закончил свои дни на виселице.

В Венгрии ультраправая националистическая партия «Йоббик» («За лучшую
Венгрию») стала второй по значению политической силой.

В Греции ультраправая партия «Золотая заря» спекулирует на
националистических чувствах греков. Неонацисты именуют себя патриотами и
хранителями традиционных ценностей.

— Я ощутил разлитую в атмосфере европейских городов жестокость, — бьет
тревогу Вячеслав Кантор, глава Европейского еврейского конгресса. — Я услышал
лозунги: «Гитлер был прав!» и «Евреи, отправляйтесь в гетто!» Я читал на стенах
домов надписи: «Закройте Гуантанамо, снова откройте Аушвиц!» Но европейцы долго
сохраняли комфортную самонадеянность. И произошла ужасная трагедия в Париже. Мы
видим возрождение нацизма. Он расцветает не только на улицах. Неонацисты
занимают места в парламентах, возглавляют муниципалитеты. Завтра станут
руководить правительствами. И кто-то думает, что их поведение будет сильно
отличаться от поведения их коричневых предшественников? Как и семьдесят с
небольшим лет назад те, кто сегодня делает евреев своей мишенью, на них не
остановятся. Судя по массовым убийствам в Париже в конце прошлого года.

 

Европа без евреев

27 января Европейский парламент совместно с Европейским еврейским
конгрессом провел ежегодную церемонию, посвященную Международному дню памяти
жертв Холокоста.

— Еврейская жизнь — это часть нашей культуры и нашей идентичности, —
сказал председатель Европейского парламента Мартин Шульц. — Без евреев Европа
не была бы Европой. Больно осознавать, что в сегодняшней Европе евреи снова
живут в страхе, что евреи задумываются о том, чтобы покинуть Европу.

Франс Тиммерманс, первый заместитель председателя Европейской комиссии и
бывший министр иностранных дел Нидерландов:

— Наша история свидетельствует: самые мрачные и отвратительные силы
всегда поднимались прежде всего против евреев. Антисемитизм — это как инфекция
для ослабленного организма. Но реальность такова: в Европе антисемитизм на
подъеме. Старый антисемитизм и новый, который маскирует себя под борьбу против
сионизма.

Еврейские школы и синагоги охраняются полицией. Хорошо, что государство
заботится о безопасности, но можно ли считать нормальной такую жизнь?

Вячеслав Кантор призвал политиков не ограничиваться словами:

— Мы слышим слова поддержки и утешения после каждого нападения, и у нас
никогда не было причин сомневаться в их искренности. Однако чем больше проходит
времени, тем больше еврейской крови проливается, и евреи понимают, что слова не
защитят их в синагогах и на улицах, а детей — в школах или детских садах. Мы не
просим привилегий для себя. Нам нужно то же, что и другим, — право на жизнь,
защиту и безопасность. Отстаивая свои ценности и свое будущее, надеюсь, Европа
отстоит и свою старейшую и, несомненно, наиболее преданную европейским идеалам
общину.

Вячеслав Кантор, известный своей борьбой против национализма и
неонацизма, недавно практически единогласно переизбран на должность президента
Европейского еврейского конгресса — на прошедшей в Брюсселе Генеральной
ассамблее. Конгресс, созданный в 1986 году, представляет еврейские общины всей
Европы, насчитывающие более двух миллионов человек.

— Треть европейских евреев подумывает об эмиграции,
— говорит он. — Без преувеличения это новый исход.

Израиль готов принять европейских евреев. Но массовая эмиграция станет
свидетельством капитуляции Старого Света перед радикализмом и экстремизмом. И
торжеством яростного национализма. Евреи покинут Европу. Неонацисты и
джихадисты останутся.

 

Зло помогает злу

Единая Европа, справедливо заметил председатель Европейского парламента
Мартин Шульц, стала ответом на преступления нацизма, на Освенцим и Бухенвальд.

После крушения Третьего рейха выдающийся немецкий писатель Томас Манн
сформулировал задачу так: «Нам нужна европейская Германия, а не германская
Европа». Чем более европейской становилась Германия, тем лучше жили немцы.
Германия хотела доказать всему миру, что от немцев больше не исходит угроза,
что немцы стали совсем другими.

Известный публицист Бернт Энгельман написал книгу «Германия без евреев»
(
Deutschland ohne Juden). В
названии родной страны он пропустил первую гласную («Грмания»), чтобы
графически передать главную мысль: без евреев, которые прожили на немецкой
земле столько веков и внесли весомый вклад в ее развитие, в ее культуру и
литературу, Германия не может быть полной.

Конечно, тот, кто скептически относится к Германии, с опаской ждет, не
возродятся ли старые немецкие пороки, не возобновится ли вечное метание немцев
из крайности в крайность, не совершится ли пугающе быстрый переход от
бюргерской мечтательности к агрессивности железных рыцарей, от ночного колпака
— к стальному шлему?

Но жизнь в единой Европе формирует иммунитет против идеологических
соблазнов. Немцы извлекли уроки из прошлого и считают своим долгом помогать
попавшим в беду. Такая политика вызывает уважение. Готовность правительства
Ангелы Меркель принять беженцев свидетельствует о том, что Германия остается
Германией — толерантной и демократической.

Но наплыв беженцев из мусульманских стран, прежде всего из Сирии, может
поменять и уже меняет климат на европейском континенте. Появление чужаков
невероятно усиливает ксенофобию и нетерпимость.

— Этих людей не воспитывали в уважении к другим религиям и этническим
группам, в уважении к базовым ценностям демократии, — отмечает Вячеслав Кантор.
— Они приезжают из стран с тоталитарными режимами, где антисемитизм —
государственная политика, где Израиль называют порождением дьявола, а убить
еврея — хорошее дело. Радикальный исламизм — это презрение к религии,
убеждениям и идеалам других людей. Отрицание таких понятий, как «свобода мысли»
и «свобода слова». Нетерпимость. И полное неуважение к человеческой жизни.
Джихадизм очень близок к нацизму. Это две грани одного и того же зла.

Европу объединяют общие ценности, идеи и принципы. Общество
ориентировано на честность и справедливость. Права человека — для всех.
Либеральная демократия и рыночная экономика — единственный успешный путь
развития современного общества; нет модели, которая продемонстрировала бы
лучший результат. Радикальные исламисты и ультраправые националисты ненавидят
эти ценности, и они — главные враги Европы.

Идеологи джихадизма рассчитывают, что громкие и дерзкие теракты в самых
спокойных уголках континента запугают и разрушат Европу, а на ее обломках
возникнет новый халифат. Их действия — подарок для неонацистов и ультраправых.
Еще недавно они только в своем кругу ощущали себя сильными и сбивались в стаи.
Теперь они угрожающе заметны. Расцвет ультраправых — симптом меняющихся
настроений в Старом Свете. Во многих европейских странах бушуют национальные
страсти, срабатывают архаичные механизмы ненависти.

Сохранит ли Европа верность старинному гуманизму? Она всегда была
лабораторией современности. Каждый шаг давался с трудом, рождая гомофобию,
антифеминизм, ксенофобию. Но Европа неостановимо двигалась вперед.

Справится ли на сей раз? Осилит ли войну на два
фронта? Предстоит отразить атаку ультраправых, занять делом и европеизировать
молодых мигрантов.

Канцлер Ангела Меркель в конце января заявила, что «антисемитизму нет
места в нашем обществе». Правительство ФРГ озаботилось изъятием «антисемитских
рассуждений и призывов из виртуального информационного пространства». Меркель
обещала заняться воспитанием «молодежи, приехавшей из стран, где распространена
ненависть к Израилю и евреям».

Евреи не виноваты в антисемитизме. Это постыдная болезнь самого
общества. Если болезнь не лечится, она разрушает весь организм. Джихадисты,
которые травят и убивают евреев, помогают неонацистам, которые намерены
уничтожить всех, кто не согласен с тиранией, удушением свободы, угнетением и
унижением. Ангела Меркель права: демократия и идеи терпимости требуют наказания
тех, кто разжигает антисемитские настроения, кто проповедует антисемитизм в
интернете и социальных сетях.

Европейцы знают, какие ценности имеют для них значение, но пока не
решили, чем они готовы ради них рискнуть.
А речь идет о спасении.