шаблоны wordpress.

О Т К Р Ы Т О Е П И С Ь М О к Ирине Викторовне Симоньян

altЯ – не ясновидец, и не колдун.  Я не могу знать, что происходило в Вашей душе, когда Вы давали интервью газете «Pусский Рубеж”. Собственно, интервью как интервью. Я, правда,  внутренне улыбнулся, когда  Вы ошибочно назвали нынешний год юбилейным, 75-м  со времени начала второй мировой войны – с кем не бывает. Я внутренне усмехнулся, прочитав Ваши слова о том, что основная разница между двумя русскими клубами заключалась только в их отношении к Дню Победы. Я уже готов был перевернуть страницу — если бы не Ваш ответ на один из вопросов корреспондента.
Вопрос:  Правда, что в Австралии раньше не праздновали  День Победы?
Ответ:   Да, правда.

Уважаемая Ирина
Викторовна!

 

Я – не ясновидец,
и не колдун.  Я не могу знать, что
происходило в Вашей душе, когда Вы давали интервью газете «
Pусский Рубеж”. Собственно, интервью как
интервью. Я, правда,  внутренне
улыбнулся, когда  Вы ошибочно назвали
нынешний год юбилейным, 75-м  со времени
начала второй мировой войны – с кем не бывает. Я внутренне усмехнулся, прочитав
Ваши слова о том, что основная разница между двумя русскими клубами заключалась
только в их отношении к Дню Победы. Я уже готов был перевернуть страницу — если
бы не Ваш ответ на один из вопросов корреспондента.

Вопрос:  Правда, что в Австралии раньше не
праздновали  День Победы?

Ответ:   Да, правда.

 

Н–е   п-р-а-з-д-н-о-в-а-л-и???!!!

Ирина Викторовна,
Вы возглавляете серьёзную этническую организацию Австралии —  Совет российских соотечественников. Сам Бог
(и должность) велели Вам знать о своей общине если даже и не всё, то, по
крайней мере, как можно больше, и прежде всего – её историю. Неотъемлемой
частью этой истории  на протяжении
прошедшей четверти века были ежегодные, без исключений, празднования Дня
Победы, празднования, которых, по Вашим словам, не было. У меня в памяти
навсегда сохранится день 9 мая 1995 года. Ещё Победа  была не совсем старой, ещё бодро, по-строевому
входили в зал её творцы, её авторы –жители Сиднея.   Тогда, в 50-летний юбилей, их набралось на
добрых два взвода. Зал не мог вместить всех желающих. Песни, слёзы, бокалы,
воспоминания… Если это – не празднование, то – что же это? К сожалению, с
каждым годом сокращалось, и продолжает сокращаться число и  самих героев этих празднеств, и гостей, но
тем не менее, бывшие москвичи, лениградцы, минчане, киевляне продолжали встречаться
КАЖДЫЙ ГОД  за праздничными столами,
чтобы о-т-п-р-а-з-д-н-о-в-а-т-ь  самый-самый
важный день в их календаре. – 51-й по счёту, и 52-й, и 60-й, и 70-й… Среди
приглашённых всегда, неизменно были дипломаты, представители страны-победительницы
– России!!! Вам ли не знать этого? Вам ли не знать, что каждый май в парке
Waverley проходит торжественный митинг в честь
очередной годовщины, в присутствии членов парламента,мэров местных
муниципалитетов,дипломатов, духовенства, журналистов. Георгиевские ленточки,
речи на двух языках, гимны России и Австралии, возложение венков, боевые
награды, улыбки и слёзы – всего этого, по-Вашему, не было. А впрочем,  о чём это я – Вы, Ирина Викторовна, Вы лично были там, Вы лично присутствовали на праздновании –
на одном из тех, которых  не было. И
здесь я считаю просто необходимым отметить, что Ваш предшественник на посту
главы Совета соотечественников, И.К.Савицкий, не пропускал ни одного
празднования Дня Победы. Он принимал в них участие из года в год, он возлагал
венки в памвть погибших, и он никогда, н-и-к-о-г-д-а не называл состоявшийся
праздник – несостоявшимся. Вы уж простите меня великодушно, но меня не покидает
ощущение, что для неискушённого читателя
message вашего интервью весьма однозначен: жизнь закипела
только с приходом нового руководства; автопробег, пикник с полевой кухней, и
вообще – народное гуляние, а вот  до вас
не было ничего. Пустыня. Вакуум.
NIL!

Ирина Викторовна,
речь идёт не просто о Вашей (даже не знаю, как это охарактеризовать)–неточности,
что ли. Наши традиционные празднования – это плод усилий ряда членов общины — выходцев
из Советского Союза, настоящих подвижников (я стараюсь избежать этого
заезженного слова “активисты”). Это – Ефим Соловей, бессменный (так и хочется
сказать – бессмертный) глава Ассоциации ветеранов Великой отечественной. Это
Семён Пинчук, без которого не обходится большинство важных начинаний в нашей
общине. Это – Бронислав Мазур, руководитель Русского социального Клуба.Oни
вложили (и продолжают вкладывать) в это дело, дело сохранения людской Памяти, массу
времени, энергии, сил. Я не знаю, что творится у них на душе после Вашего
интервью (опять же, я не ясновидец), но мне кажется, что обида –это ещё самое
мягкое определение. И эту обиду чувствую я сам — я, сын гвардии капитана, я —
неизменный участник всех этих несостоявшихся, по-Вашему, праздников. Вы обидели
многих членов нашей с Вами общины – не “русской”, не “еврейской”, не “русскоязычной”,
не “советской”, а просто широкой общности людей, у которых — общее прошлое,
общая память, общие слёзы, и которые говорят, мыслят, читают, видят сны,
вспоминают – по-русски.

Автор этих строк
по возрасту годится Вам в отцы.  Я был
свидетелем приезда в Австралию 3-й эмиграции, и 4-й, и последующих. У моего
поколения – обострённая, до боли, восприимчивость ко всему, что связано с
Войной. С ТОЙ Войной! Я не знаю, чем Вы собираетесь объяснить своё отрицание действительности.
В одном я уверен: объясниться Вы должны, объясниться гласно, без промедления,перед
всеми теми нашими с Вами соотечественниками, кого опалила Война.

С уважением

В. Дубоссарский