шаблоны wordpress.

Не пора ли упразднить дипломатический иммунитет?

Дипломатический иммунитет ставит иностранных дипломатов выше законов страны, в которой они живут и работают. Не открывает ли эта система возможности для злоупотребления столь привилегированным положением?
Представьте себе, что вы нарушаете закон, и никто не может вам помешать. Вы можете игнорировать квитанции о штрафе за неправильную парковку, не платить налоги, совершить преступление и выйти сухим из воды.
Теоретически все это возможно, если вы дипломат. Согласно Венской конвенции 1961 года, дипломаты обладают иммунитетом от уголовного преследования в принимающей их стране.
Уже давно эта система вызывает вопросы, особенно после таких инцидентов, как убийство в апреле 1984 года около здания посольства Ливии сотрудницы лондонской полиции Ивонны Флетчер.

Дипломатический иммунитет ставит иностранных дипломатов выше законов
страны, в которой они живут и работают. Не открывает ли эта система возможности
для злоупотребления столь привилегированным положением?

Представьте себе, что вы нарушаете закон, и никто не может вам помешать.
Вы можете игнорировать квитанции о штрафе за неправильную парковку, не платить
налоги, совершить преступление и выйти сухим из воды.

Теоретически все это возможно, если вы дипломат. Согласно Венской конвенции 1961 года, дипломаты обладают
иммунитетом от уголовного преследования в принимающей их стране.

Уже давно эта система вызывает вопросы, особенно после таких инцидентов,
как убийство в апреле 1984 года около здания посольства Ливии сотрудницы
лондонской полиции Ивонны Флетчер.

Никто тогда не был наказан за это преступление, несмотря на то, что
правительство Каддафи признало ответственность за ее смерть.

Вопрос о дипломатическом статусе вновь привлек всеобщее внимание в
Британии в связи с необычным делом, рассматривающимся в лондонском суде.

Саудовский бизнесмен шейх Валид Джуффали ссылается на дипломатический
иммунитет, пытаясь оспорить претензии своей бывшей супруги модели Кристины
Эстрады, претендующей на часть его четырехмиллиардного состояния.

Как было заявлено в суде, супруги расстались в 2013 году.

В 2014 году Джуффали был назначен карибским островным государством
Сент-Люсия на должность постоянного представителя в Международной морской
организации (ИМО), секретариат которой находится в Лондоне. Это назначение
тогда удивило многих.

В феврале судья Высокого суда постановил, что в данном случае
дипломатический статус представляет собой «совершенно искусственную
конструкцию», поскольку Джуффали никогда до этого не был никоим образом связан
ни с островом Сент-Люсия, ни с мореплаванием.

В конце марта Апелляционный суд постановил, что судья был не прав,
посчитав, что Джуффали «в принципе не может обладать дипломатическим
иммунитетом».

Одновременно Апелляционный суд отклонил и иск бизнесмена, решив, что его
дипломатический статус не имеет отношения к сути рассматриваемого дела,
поскольку Джуффали имеет разрешение на постоянное жительство в стране и потому
не обладает иммунитетом от гражданских судебных претензий.

Лица, обладающие правом на постоянное место жительства в стране и
являющиеся дипломатами иностранного государства, согласно закону, обладают
иммунитетом только в отношении действий, связанных с их служебными
обязанностями.

После вынесения судебного решения представитель саудовского миллиардера
заявил, что Джуффали ответственно исполнял свои дипломатические обязанности и
что премьер-министр Сент-Люсии в своих свидетельских показаниях также отметил,
что Джуффали исполнял свои обязанности с примерным старанием. Он, однако, был
возмущен тем, что суд посчитал саудовского бизнесмена лицом, имеющим статус
британского резидента.

Правительство Сент-Люсии заявило, что всегда придерживалось необходимых
процедур при назначении дипломатов и что в этом отношении случай Джуффали не
был исключением.

Международная морская организация отказалась прокомментировать ситуацию.

 

Краеугольный камень

Дипломатический иммунитет, предназначенный для того, чтобы оградить от
всевозможных угроз дипломатов, работающих во враждебном окружении, — это давний
краеугольный камень международных отношений. История этого принципа уходит в
глубину веков; он действовал задолго до принятия Венской конвенции.

В Великобритании проживают около 25 тысяч иностранных дипломатов и
членов их семей, также обладающих дипломатическим иммунитетом. Случай с
Джуффали – не первый вызывающий вопросы.

В 2010 году тогдашний министр внутренних дел Уильям Хейг обнародовал
подробности 18 преступлений, в которых только в том году были обвинены
работавшие в Соединенном Королевстве иностранные дипломаты.

Среди этих случаев – сексуальные домогательства, контрабанда людей,
угрозы убийства и вождение машины в нетрезвом состоянии.

В декабре сообщалось, что сотрудники посольств задолжали 95 миллионов
фунтов в виде платы за проезд в центр Лондона. Посольства многих стран (включая Россию) считают, что эта плата – вид
налога, а дипломаты освобождены Венской конвенцией от уплаты налогов.

В феврале суд постановил, что шейх Хамид бен Джасим бен Джабер Аль Тани,
один из богатейших людей на планете и бывший премьер-министр Катара, в силу
своего дипломатического статуса не может предстать перед судом по делу о
незаконном заключении в тюрьму в Катаре мужчины, имевшего двойное гражданство
Британии и Катара.

Шейх Хамид и правительство Катара отвергли обвинения, заявив, что с этим
человеком обращались в полном соответствии с международным правом и законами
Катара.

Подобные случаи привели к призывам пересмотреть систему дипломатического
иммунитета.

 

«Устаревшая система»

Адвокат Джеффри Робинсон, специализирующийся на правах человека,
считает, что дипломатическая неприкосновенность имела смысл во времена холодной
войны, когда дипломаты действительно работали во враждебном окружении и могли
попасть в какую-нибудь ловушку, однако сейчас она уже устарела.

«Она (эта система) ставит дипломатов выше закона, — говорит он. —
Это противоречит Великой хартии вольностей«.

«Я думаю, что Венская конвенция должна быть изменена,
дипломатический иммунитет должен быль ограничен. Я не считаю, что
дипломатический иммунитет должен распространяться на все гражданские иски. Он
должен действовать только в случае уголовного преследования и только в
определенных случаях», — считает юрист.

Он также считает, что само понятие «дипломат» слишком
расплывчато, поскольку относится не только к послам и сотрудникам дипмиссий,
представляющим свои страны за рубежом, но и к различным агентствам ООН и
представительствам других международных организаций.

И хотя назначение иностранцев дипломатами — сравнительно редкое явление,
в случае Джуффали существуют опасения, что эту систему просто использовали для
того, чтобы избежать судебного преследования.

«В мире есть несколько стран, где вы можете купить
гражданство», — говорит адвокат Марк Стивенс, бывший президент Ассоциации
юристов Британского содружества. Он подозревает, что за соответствующую плату
там можно получить и нечто большее.

«Если вы – какая-нибудь шишка, стоящая за многомиллионной
мошеннической схемой, вам сам Бог велит заиметь дипломатический паспорт и
соответствующий дипломатический иммунитет», — говорит он.

На практике, однако, дипломатический статус не всегда уберегает от
преследования правоохранительных органов. В отличие от персонажа фильма
«Смертельное оружие-2», работавшего генеральным консулом в ЮАР и
заодно занимавшегося контрабандой наркотиков, дипломаты, преступившие закон,
могут попасть под суд.

В фильме генконсул-контрабандист машет дипломатическим паспортом и
уходит от ответственности. В жизни Венская конвенция позволяет объявить такого
человека персоной нон-грата и выдворить его из страны. А в своей стране он
является обычным государственным служащим и может преследоваться там в судебном
порядке за совершение преступлений.

В исключительных случаях дипломаты могут быть привлечены к
ответственности и в принимающей их стране.

Грузинский дипломат Георгий Махарадзе, злоупотреблявший алкоголем, в
1997 году в Вашингтоне, находясь за рулем, задавил подростка. Американские
власти попросили Грузию лишить его дипломатического статуса. Это было сделано,
и Махарадзе признался в непредумышленном убийстве.

В ноябре 2015 года, наконец, сдвинулось с места и дело об убийстве
сотрудницы лондонской полиции Ивонны Флетчер. После того как уход Каддафи
позволил расширить расследование этого дела, по подозрению в убийстве был
арестован гражданин Ливии.

 

«Твердый подход»

Сторонники сохранения системы в ее нынешнем виде утверждают, что она
охраняет послов и других сотрудников дипломатической миссии от угроз и от
фиктивных судебных претензий с целью помешать их работе.

«Это необходимый инструмент. Он защищает дипломатов, работающих за
границей», — говорит профессор международного права лондонского
университета Саут Бэнк Крейг Баркер.

Он считает, что это обязанность министерства иностранных дел – не
принимать верительные грамоты, если кандидатура нового дипломата вызывает
подозрения, и выдворять из страны тех, кто допускает серьезные нарушения
закона.

Представитель британского МИДа говорит, что дипломатический иммунитет
позволяет британским дипломатам работать в самых разных странах, в том числе и
недружественных.

Он добавил, что обладатели дипломатического статуса не должны извлекать
из него личную выгоду и что Венская конвенция предполагает, что дипломаты
должны уважать законы страны пребывания.

«Британия занимает твердую позицию в отношении дипломатических
миссий, чьи сотрудники нарушают закон. В большинстве серьезных случаев мы
требуем выдворения таких людей из страны», — говорит представитель МИД.

Министр иностранных дел Великобритании Филип Хэммонд раскритиковал
решение судьи лишить шейха Валида Джуффали иммунитета, британский МИД направил
в Апелляционный суд свое мнение, в котором было сказано, что судья совершил
ошибку.

Британское внешнеполитическое ведомство, однако, не вмешалось, когда
было объявлено, что Джуффали не обладает иммунитетом, так как имеет постоянный
вид на жительство в Великобритании.

Институт дипломатического иммунитета, может быть, так же стар, как и
сами межгосударственные отношения, но споры по его поводу наверняка
продолжатся.