шаблоны wordpress.

Дом и все, что в нем

altКак дизайнеры всех стран соединились в борьбе против виртуального
 Корреспондент «РР» провела несколько дней на одной из главных мировых выставок дизайна интерьера и предметной среды, чтобы разобраться в основных тенденциях, которые диктует в этом году Париж.
Программа салона Maison & Objet всегда отличается интенсивностью и размахом, которым на этот раз поспособствовал еще и небывало сильный для Франции снегопад. Из-за него организаторы продлили часы р­аботы, чтобы съехавшиеся со всего мира профессионалы могли вволю поспорить о прекрасном, ведь все авиарейсы и поезда все равно отменили.

Но о чем, собственно, спор и в чем это самое прекрасное? Исходной точкой
неожиданно стала тема борьбы с виртуальной холодной бессмыслицей современного мира.
Казалось бы, дизайн — это про внешнее, про оболочки, а не про суть вещей. Но
представители этой виртуальной профессии вдруг взалкали чего-то реального,
осязаемого.

Организаторы обозначили основную тему выставки как «живое». Сегодня лучшие
м­астера традиционных брендов и молодые ремесленники сходятся в том, что дом —
это именно живое пространство, где все взаимосвязано, и задача не в его
оформлении, а в разгадке того, как из «помещения» или «жилья» он становится
именно домом. Ведь домом может стать и офис, и номер в гостинице, и купе в
поезде, и каюта корабля, если в этом пространстве возникает ощущение с­ебя «как
дома». И задача современного дизайнера — создать такое живое и осмысленное
пространство.

На выставке тему поиска живого разбили на три направления: природа, наука и
новые экотехнологии. Это самые модные в Европе способы бороться с бессмыслицей:
в поисках реального современный человек стремится к природе, наука дает ему
утопию прогресса, а новые технологии — веру в то, что прогресс возможен без принесения
в жертву всего живого.

 

Наука и жизнь

По-французски эта тенденция обозначена словом renescience, объединившим
«Ренессанс» и «науку». В ее основе старая идея, что все мы участвуем в работе
огромной лаборатории природы. Результаты этой работы поразят каждого — если
только найти время и желание и посмотреть в микроскоп на стрекозу или
остановиться понаблюдать, как растут сосульки. Пышная тропическая
растительность, диковинные цветы, подвижные кровяные тельца, превращение воды в
пар, рентгеновские лучи, свойства клетчатки и плесени — все это вдохновляет
сегодня многие дизайнерские команды.

Лейтмотив их работ — мимикрия. Повторяются, обыгрываются и даже
пародируются роящийся пчелиный улей, движение медузы в прозрачной воде,
строение соляных кристаллов, закипающее молоко… Все это переходит в форму
мебели, картинных рам, светильников (португальские дизайнеры Serup).

Красители для керамики, шелка и дерева должны быть непременно природными —
это уже общее место. Аурелия Вольф, к примеру, предлагает оригинальную серию
красителей из морковной мякоти и кожуры авокадо. Помогают наблюдения за
природой и при создании легких прочных огнеупорных тканей. Хит сезона — теплые
перчатки, обладающие свойством полупроводника и позволяющие пользоваться
сенсорным экраном даже в сибирские морозы (японская компания Pitakuro Touch).

 

Душа хлеба

В зале, посвященном «первобытной пище», удивительная палитра съедобных
образов: на одном ее полюсе пророщенные зерна, на другом — туша животного.
Причудливые артефакты по-своему трактуют природу молока, меда, масла, забытых
или исчезающих из нашего рациона фруктов и овощей. Не забывая, разумеется, про
основу основ — хлеб, соль и воду. Именно соль, вода, мука и веревочная
сетка-макраме послужили материалом для удивительной этнической коллекции Terra
Cotta дизайнера Тальи Мюкмель.

Эстетика натюрморта действует на зрителей буквально физиологически — просто
слюнки текут при виде съедобных тарелок, ложек и коробочек. Дальше больше:
классическая люстра становится морковной грядкой, салатницы разгуливают по
столу на медузьих ножках, а в воздухе слышится полет шмеля, вернее, пчелы — мед
был символом этого направления, и стены казались золотыми от восковых
инсталляций, а посетителей угощали медовым муссом. Мед, посыпанный
лемонграссом, подается на восковой ложке, которая, как верит ее создатель Марк
Бретийо, вполне способна избавить мир от ложки пластиковой (проект Honey
Honey).

Меняются функции объекта: то, что всегда было явно несъедобным, становится
вкусным или по крайней мере кажется таковым. Фаянсовые тарелки I’m Hungry
Dishes дизайнера Альфонсо Мерри дель Валя выглядят так, словно кто-то
понадкусывал их по краям; Диана Биссон придумала хлебный ланч-бокс — она
считает, что так можно бороться с невероятным количеством отходов, а Андре
Моньо создал целый комплект хлебной посуды для дома. Ну как тут не вспомнить
легендарную ленинскую хлебную чернильницу — чем не экопродукт?

 

Сделай сам

Это, пожалуй, самый интересный и самый близкий российскому сердцу тренд. У
нас и англичан это словосочетание всегда воспринималось позитивно. А вот
французы сами признают, что до последнего времени уметь работать руками —
bricoler — было немодно и теперь приходится срочно наверстывать упущенное.

Отслужившие свое вещи подстрекают взглянуть на них другими глазами. К примеру,
прибить колодки для туфель к стенке и получить десяток надежных вешалок. Или
смастерить сумку из одноразовых пластиковых пакетов из супермаркета (сумка
Pianoprimo Trina Basket, дизайн Infra). Конечно, все это смахивает на
утонченную версию ИКЕА. Зато в качестве бонуса получаешь соавторство с
дизайнером, совместный креатив, «ко-дизайн», как в случае с мебелью
американского трио Rich Brilliant Willing, которую вы с дизайнером вместе
додумываете (можно по интернету) и собираете (уже дома) сами.

Еще одна мысль — нас спасет технология (так даже называется одно
дизайнерское бюро, которое придумало цифровой вариант лампочки-ночника для
современной спальни). Нет старых и новых вещей — есть вещи удобные, красивые и
любимые, как гаджеты последнего поколения, запрятанные в скромный винтажный
чехол (фотоаппарат «Лейка»), или энергосберегающие лампочки из хрусталя,
которые отлично заменяют люстру.

Жюри салона предложило измерить «креативную ответственность» дизайнерских
проектов. Самые креативные и «зеленые» дизайнеры были объединены в почетную
«зеленую линию». Оценивались оптимизация производства (минимальное
использование материалов, транспорта, энергии), экоответственность (цель —
создать продукт, который может быть полностью переработан), экоподход к
созданию вещи (поощрялось внедрение инновационных и нестандартных технологий),
экопросвещение (продукт должен учить потребителя бережному отношению к
окружающей среде).

Особо были отмечены дизайнерские работы, нацеленные либо на использование
исключительно местной продукции (гипертрофированная транспортная составляющая
остается самым распространенным недугом современной индустрии), либо на
переработку того, что раньше воспринималось просто как мусор: оказывается,
можно изготовить свечи из фритюрного масла (дизайн Nahan), сделать сумку из
старого брандспойта (модель компании WAN, что расшифровывается как We are
Nothing, «Мы ничто») и смастерить пуф из ремней безопасности (продукция
французской компании Marron Rouge).

Фаворитами программы стали компании, использующие природные, поддающиеся
полной или вторичной переработке материалы: кокосовое волокно, конский волос,
солому. Каждый такой проект — это маленький подвиг, говорят организаторы и
напоминают: будущее не за горами, нам в нем жить.