шаблоны wordpress.

Одна война разными глазами: выставка "Разные войны" в Страсбурге

altПередвижная выставка, построенная на цитатах из школьных учебников истории разных стран, рассказывает не только о Второй мировой, но и о дне сегодняшнем. Как именно — выяснила Анастасия Буцко.
На пути европарламентариев, спешащих с одного заседания на другое совещание, с понедельника, 6 июня, появился десяток неброских стендов выставки «Разные войны». Передвижная выставка открылась в этот день в одном из фойе гигантского здания Европарламента в Страсбурге, которое его обитатели порою называют ульем. Организатором выставки выступил Гражданский форум ЕС-Россия — ассоциация 159 некоммерческих организаций из России и Евросоюза.
Сдержанная, построенная на цитатах и исторических снимках экспозиция, возможно, заслуживающая упрека в чрезмерном визуальном аскетизме, вызвала в России, где она открылась в 21 марта в Доме Международного общества «Мемориал», крайне негативную реакцию государственного телевидения. В репортаже «Вестей» звучали формулировки о «пересмотре итогов Великой Отечественной» и попытках «отнять победу».

Передвижная
выставка, построенная на цитатах из школьных учебников истории разных стран,
рассказывает не только о Второй мировой, но и о дне сегодняшнем. Как именно —
выяснила Анастасия Буцко.

На пути
европарламентариев, спешащих с одного заседания на другое совещание, с
понедельника, 6 июня, появился десяток неброских стендов выставки «Разные
войны». Передвижная выставка открылась в этот день в одном из фойе
гигантского здания Европарламента в Страсбурге, которое его обитатели порою
называют ульем. Организатором выставки выступил Гражданский форум ЕС-Россия —
ассоциация 159 некоммерческих организаций из России и Евросоюза.

Сдержанная,
построенная на цитатах и исторических снимках экспозиция, возможно,
заслуживающая упрека в чрезмерном визуальном аскетизме, вызвала в России, где
она открылась в 21 марта в Доме Международного общества «Мемориал»,
крайне негативную реакцию государственного телевидения. В репортаже
«Вестей» звучали формулировки о «пересмотре итогов Великой
Отечественной» и попытках «отнять победу».

 

Факты против
криков

«Все эти
крики — они были не о нашей выставке, это отголоски какой-то еще одной,
современной войны,»- констатирует в беседе с
DW исполнительный директор Гражданского форума ЕС-Россия Анна Севортьян.

На протяжении
двух лет активисты общественных организации из шести стран — Польши, Литвы,
Италии, Чехии, Германии и России — проделали большую и интересную работу:
посмотрели, почитали и попытались наглядно показать сходство и различие того,
что написано о Второй мировой войне в школьных учебниках, используемых в этих
шести странах Европы.

Учебники, по
которым проходят историю прошлого столетия молодые европейцы, являются
экспонатами выставки. Их можно взять в руки, полистать, почитать переводы
текстов и составить себе собственное представление о проблематике. В чем-то они
похожи уже чисто визуально: наглядная графика, строгий лейаут, встроенные в
текст блоки вопросов к учащимся. Сходные персоналии: Гитлер, Сталин, Черчилль,
Жуков.

Похож, кстати,
и объем: в среднем на Вторую мировую войну в учебниках, охватывающих, как
правило, историю всего двадцатого столетия, выделяется около полусотни страниц
(в рекомендованном министерством образования и науки РФ учебнике «Всеобщей
истории» под редакцией академика Мясникова — ровно 50 страниц).

 

Сходства и
различия

Вполне
естественно, что больше, чем сходства, интересуют различия. Они есть, и они
значительны. От разницы в датах начала и окончания войны до взгляда на ее
результаты и последствия. Разнятся оценки проблемы коллаборационизма, пакта
Молотова-Риббентропа и предшествовавших ему событий, истории и целей
партизанских движений. Множество реалий и имен из чешского, польского или
литовского учебников выпускнику российской или немецкой школы, скорее всего,
попросту неизвестны.

В свою очередь
Холокост в чешском учебнике — фигура умолчания, трагедия, которая была
«где-то там», в Польше и Германии, но «не у нас». Италия с
готовностью закрывает военную страницу истории, не вдаваясь в детали собственной
исторической роли. «Вопрос соучастие литовцев в Холокосте также очень
уклончиво упоминаются в школьных учебниках», — констатирует куратор
Кристина Смоляниновайте.

Итог войны
везде воспринимается сквозь призму национальной истории. Так, литовский учебник
пишет о конце войны как о переходе «из одной диктатуры в другую» и
приводит в качестве иллюстрации снимки ГУЛАГа, а чешский констатирует утрату
страной геополитического значения сердца Европы и перемещение на «восточный
рубеж» разделенного континента. В немецких пособиях доминирует тема
коллективной вины — как перед гражданами стран, подвергшихся нацистской
агрессии, так и перед собственными согражданами, ставшими жертвами Холокоста.

Ни одна из этих
позиций не отменяет ни роли Красной Армии в победе над гитлеровской Германией,
ни гигантских жертв Советского Союза. Но предусматривает более пристальный
взгляд на то, что было до, во время и после Второй мировой. Речь идет о некой
индивидуализации трагедии — от общего «ничто не забыто» к более
конкретному и трезвому, лишенному пафоса взгляда на отдельные аспекты того, что
нельзя забывать.

 

Учиться думать
и слышать другого

«Задача
учебников — научить думать, а не учить тому, как именно следует думать, —
констатировал в разговоре с
DW австрийский
политик и член Европарламента Отмар Карас (
Othmar Karas). — Мы должны
говорить о битвах Второй мировой войны и о Холокосте, но мы должны говорить и о
реальности сталинизма и коммунистических диктатур. Иначе мы не сможем создать единую
Европу с общей системой ценностей».

При этом
учебник должен служить лишь неким каркасом для изучения темы, которую учитель и
ученики наполняют смыслом и знаниями на уроке и в порядке самостоятельных
занятий. Следует заметить, что ни одна из европейских стран не стремится к
созданию единого учебного пособия, в Германии свой учебник существует в каждой
федеральной земле, а список рекомендованной для дополнительного чтения
литературы насчитывает еще около сотни источников.

Едва ли можно
упрекнуть учебные пособия для молодых граждан той или иной страны в том, что
они, не отрицая общей боли, подчеркивают специфику национальных трагедий: в
Чехии вспоминают казненных детей Лидице, в Литве — массовые депортации
послевоенных лет. Германия никогда не сможет забыть бомбардировку Дрездена.
Польша будет помнить о жертвах Варшавского восстания. Блокада Ленинграда
останется одной из величайших трагедий и побед российской истории.

Сегодня речь
идет не о «перераспределении вины», а о выработке общей культуры
европейской памяти, предполагающей почтительное отношение не только к
собственной, но и к чужой боли. Памяти, которая должна не допустить повторения
трагедии.

«Мы в
высшей степени заинтересованы в продолжении диалога с российским гражданским
обществом, — подчеркнул в беседе с
DW депутат
Европарламента Арне Лиц (
Arne Lietz). — Пока этот диалог наиболее
продуктивен на уровне гражданских обществ, и нам крайне горько видеть, что
российское правительство в прямом и переносном смысле слова «гасит
свет» такой ключевой для нашего диалога организации, как
«Мемориал».

Из Страсбурга
выставка «Разные войны» отправится в Брюссель и другие города Европы,
в то время как ее русская версия, недавно переехавшая из Москвы в Екатеринбург,
будет показана в Перми, Новосибирске и других городах России.