шаблоны wordpress.

Выборы в США: русские американцы в предвыборной Америке

Предвыборный лозунг президента США Барака Обамы выражен одним словом — Forward — вперед.

Предвыборный лозунг президента США Барака Обамы выражен одним словом —
Forward — вперед. Что стоит за этим словом и кто они, эти люди, которым суждено
двигать страну вперед? Какую роль в этом играют русские иммигранты?

До финальной схватки Барака Обамы и Митта Ромни осталось три с половиной
недели. Нью-Йорк живет своей обычной суматошной и насыщенной жизнью и, кажется,
что на сей раз выборы президента интересуют американцев гораздо меньше, чем
четыре года назад.

Такое впечатление складывается из обрывков разговоров — в кафе, на улице, в
такси, в магазинах, и даже в стенах Колумбийского университета.

Это и понятно: всех волнует прежде всего экономика, кризис, безработица, а
к политическим играм большинство заметно охладело.

Конечно, в том же Колумбийском университете организуются плановые
дискуссии, посвященные выборам: мне, например, довелось послушать выступление
двух главных советников по экономике Ромни и Обамы — Глена Хаббарда и Джеффри
Либмана.

Свободных мест на лекции почти не было. Но, как это ни странно, гуру
экономики пришли послушать не студенты, а преподаватели, журналисты и эксперты.
Стоило присутствующим разойтись, и о политике все забывали, а разговор
перетекал в другое, неполитическое русло.

 

Экономика — главный бич предвыборной Америки

Кризис — связующее звено всех разговоров, которые довелось вести со
здешними «успешными» русскими американцами — молодыми людьми,
уехавшими за американской мечтой, и нашедшими ее.

Большинству из них чуть за 30, у всех хорошее образование и дипломы самых
престижных в Америке университетов Лиги плюща. Они быстро и четко формулируют
свои мысли (сказывается хорошее образование плюс постоянная профессиональная
необходимость анализировать и сжато излагать получившиеся результаты), при
случае в разговоре о политике или экономике проводят исторические параллели и,
как бы походя, цитируют то Иосифа Бродского, то Маргарет Тэтчер, то Адама
Смита.

В японской чайной меня ждут четверо молодых людей: финансовый консультант большой
корпорации, еще один финансист из хедж-фонда, менеджер по морскому импорту и
генеральный директор собственной фирмы с полусотней работников.

Отсутствие предвыборной горячки, той, которая охватила Штаты четыре года
назад, мои собеседники объяснили тем, что многие не склонны преувеличивать
значимость сегодняшних выборов.

Главная проблема для простых американцев — экономика, и бытует мнение, что
в ближайшие годы ничего по большому счету не изменится, особенно в
экономическом плане, от того, кто станет президентом.

 

Кризис — почва для стартапа

Александр Ямпольский создал свою фирму уйдя из Goldman Sachs. В 2008 году в
компании проходили массовые увольнения.

«Мне было 20 с небольшим, я приходил домой и мое давление зашкаливало
за все допустимые нормы. В какой-то момент мне просто надоело жить под
постоянным психологическим прессингом, с ощущением висящего над твоей головой
топора», — вспоминает он.

Кризис, как любят повторять многие предприниматели, хорош для стартапов.
Так Александр создал свой бизнес. Среди клиентов его компании — известные люди
(Опра Уинфри, Дипак Чопра) и фирмы (IBM, Bloomberg и другие).

Двое их моих собеседников — демократы, но и они уверены, что радикальных
перемен не случится, приди к власти Ромни.

«Америка — стабильная страна, система выстроена так, что, как показала
история, может выдержать даже такого президента, как Джордж Буш-младший»,
— рассуждает Юрий Беркович, выпускник Корнелла, переквалифицировавшийся из
программиста в финансиста хедж-фонда.

Юрий рассказывает, что до Буша-младшего он был центристом.

«Но после восьми лет его правления меня, как и многих из тех, чьи
юношеские годы пришлись на его правление, сильно качнуло влево. Мне кажется,
что демократов среди моего поколения стало больше именно из-за всех ошибок,
совершенных Бушем», — резюмирует Юрий.

Но кризис не может тянуться вечно, особенно в стране, которая поощряет риск
и уважает любителей рисковать.

«Здесь дадут миллион долларов даже на бредовую идею, если сумеешь
убедить кредитора, что эта идея будет приносить деньги. И банкротство не
считается окончательным провалом, наоборот, все, как в той пословице: за битого
двух небитых дают. В этом уникальность Америки», — подытоживает наш
разговор Александр Ямпольский.

 

Модница на Уолл-стрит и таксист-режиссер из Москвы

Марине Уфаевой — 30 лет, она — корпоративный юрист, выпускница МГИМО и
одного из университетов уважаемой американской Лиги плюща — Корнелла.

Сразу после его окончания ей предложили постоянный контракт (такое бывает
нечасто, даже с выпускниками Корнелльского университета) в компании на
Уолл-стрит, где она работает по сей день.

Работа ей нравится, но ограничивать свою профессиональную жизнь лишь
стенами корпорации Марина не собирается. На этой неделе она официально
открывает свою собственную компанию по пошиву элегантных платьев для таких же
деловых женщин, как она сама.

При этом прекрасно понимая, что экономический кризис еще не завершился, и
хорошо помня, как в 2008 году юристам на Уолл-стрит устроили настоящую
«кровавую баню» увольнений — людей вызывали по 40-50 человек в
комнату для переговоров и объявляли им, что в их услугах больше не нуждаются.
Помня об этом и не желая остаться без стабильного дохода, Марина Уфаева из
корпорации добровольно пока уходить не собирается.

А вот таксист Кирилл 12 лет назад приехал в Нью-Йорк из Москвы. Пока я
пробиваюсь через пробки из одного конца Манхэттена в другой, коренной москвич
Кирилл рассказывает, что в свободное время он вместе с друзьями снимает
короткометражное кино, у них своя продакшн-студия.

«Разве бы я мог, живя в Москве и будучи таксистом, о чем-то мечтать,
что-то делать, помимо зарабатывания на жизнь?» — этим риторическим
вопросом он отвечает на мой, вовсе не риторический: не пожалел ли он, что
уехал?

«Нью-Йорк стал для меня родным, здесь можно быть таксистом и снимать
кино. Из этого города не уезжают», — улыбается Кирилл.

На его работе кризис не отражается. Такси — один из любимых видов
транспорта жителей Манхэттена.

Но он помнит заплаканных девушек, с растерянным взглядом выходивших с
коробками из офисов Lehman Brothers, Goldman Sachs и других крутых финансовых
компаний. Они садились в такси и плакали у него на плече, не в силах больше
сдерживать свои эмоции.

«В таком состоянии я не видел нью-йоркцев с 11 сентября 2001-го — та
же, чуть ли не детская растерянность в глазах, страх, шок и общий ступор»,
— сравнивает Кирилл, казалось бы, два совсем неравнозначных события. «Да,
как ни странно, массовые увольнения в самом начале кризиса повергли людей в
такой же шок, как и теракт 11 сентября».